За что судили чекистов в 1920х. «Железный Феликс»: каждого чекиста через год работы можно отдавать под суд

4 January

10 марта 1928 года газета «Правда» выходит с передовой статьей «Об экономической контрреволюции в угольной промышленности». В этом же номере опубликовано заявление прокурора Верховного суда СССР «О раскрытии контрреволюционного экономического заговора». Так начинается первый инсценированный процесс по делу об экономической контрреволюции в Донбассе. За день до этого председатель Совета народных комиссаров СССР и, одновременно – Совета по труду и обороне СССР А.И. Рыков выступает с речью «Хозяйственное положение СССР» на пленуме Московского совета, в которой обвиняет в саботаже и вредительстве большую группу руководителей угольной отрасли Украины. Расследование дела осложняется тем, что незадолго до процесса в посёлке Шахты местные шахтёры устроили манифестацию, 10000 участников которой выдвинули не только экономические, но и политические требования. После митинга перед зданием местного ОГПУ, начинается забастовка. Расследование происшествия ведет секретный отдел Харьковского ОГПУ, который возглавляет В.М. Горожанин.

Прокуратура РСФСР посчитает работу харьковских чекистов недостаточно эффективной. Следователь по важнейшим делам при прокуроре РСФСР Эммануил Левентон – он ведёт предварительное следствие, напишет специальный рапорт по этому поводу. 82 человека по делу осуждены во внесудебном порядке, 53 обвиняемых участвуют в публичном процессе, который впервые проходит в Колонном зале Дома Союзов.

Михаил Булгаков в качестве эпиграфа к роману «Мастер и Маргарита» выберет собственный перевод цитаты из «Фауста» Гёте:

«Так кто ж ты, наконец? – Я – часть силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Пожалуй, эти слова как нельзя точно характеризуют деятельность сотрудников ОГПУ в то время.

Осип Брик как-то поделится воспоминаниями о совещании в ВЧК с участием Феликса Дзержинского. «Железный Феликс» говорит об опасностях разлагающей бесконтрольности в органах и о том, что каждого чекиста через год работы можно отдавать под суд и где он должен доказать свою невиновность. В подтверждении его слов, 16 сентября 1919 года вся Москва с интересом читает очередной номер газеты «Вечерние Известия Московского совета рабочих и красноармейских депутатов», где публикуются стенограммы заседаний Московского Революционного Трибунала.

За что судили чекистов в 1920х. «Железный Феликс»: каждого чекиста через год работы можно отдавать под суд

Слушается дело 27 сотрудников уголовного розыска, которые во главе с начальником Центррозыска К.В. Розенталем, начальником управления уголовного розыска И.В. Поталовским – бывшим сотрудником охранного отделения, с участием агентов Березкина, Земского, Рогова и др. организовали работу нелегального игрового притона «Треф» в центре города, где промышляли продажей самогона, обчищали проворовавшихся служащих, которые про игрывали казенные деньги и т.д. Милиционеры объясняли наличие игорного дома оперативной необходимостью, а присвоение сотен тысяч рублей расходами на содержание осведомителей.

«Они рисуют в целом довольно яркую картину той явно нездоровой обстановки в отделении уголовного розыска, в которой ткалась паутина преступлений, в конце запутавшая громадное число ответственных работников уголовного розыска» – пишет газета «Вечерние Новости» за 1919 год.

В итоге В. Дмитриев, В. Филиппов и Ф. Тюрин были расстреляны, И. Поталовский приговорён к 20 годам лишения свободы с конфискацией его капиталов, «в чем бы они не выражались». Трибунал также постановил, что на основании экспертизы, установившей психическую ненормальность начальника Угро Розенталя, «дело о нём прекратить; дела по обвинению Васильева и Генрихсона, находящихся на испытании в психиатрической лечебнице, отложить до выяснения их психического состояния, а дело Шеварнадзе отложить до его розыска».

Остальные обвиняемые получили различные наказания сроком от 1 года до 10 лет лишения свободы. Показательным в приговоре был индивидуальный подход к каждому обвиняемому (все приговоры были разные), а также то, что осужденным на срок 1-2 года предлагалось выбрать между лагерем и высылкой за переделы Советской России. Для кассации был определён срок 48 часов. Так что кадровый состав у «солдат Дзержинского» и тогда был ещё той проблемой.

из книги Гурджиев Л.К. Ленин. Вождь и его тайны