Зачем Советская разведка следила за Маяковским

11 February

Имя Маяковского упоминается во многих секретных донесениях, негласное наблюдение за ним осуществляется постоянно как в СССР, так и за рубежом. ОГПУ особенно интересует возможное желание советского поэта № 1 остаться на Западе, что было бы политической катастрофой, особенно с учетом того, что советский писатель № 1 – Максим Горький, не смотря на настойчивые просьбы из Кремля переехать в Москву, по-прежнему продолжает жить в Италии и пока еще не планирует скорого возвращения на Родину. И здесь риски для Агранова ( начальником секретного отдела ОГПУ ) и его подчинённых смертельные.

Владимир Маяковский, источник Яндекс.Картинки
Владимир Маяковский, источник Яндекс.Картинки

Советская разведка чувствует себя в Париже как дома, на неё активно работают сотни нелегальных агентов из числа эмигрантов и французских «левых»: кто ради идеи, а кто и за кусок хлеба, в прямом смысле этого слова. После признания СССР официальной Францией и восстановлением дипотношений ситуация становится просто комфортной.

С огромной помпой обставляется прибытие полномочного представителя СССР Леонида Борисовича Красина. На перроне Северного вокзала и у советского полпредства на улице Гринель - его ждет толпа корреспондентов, а также официальные представители французской республики, эмигрантских кругов, деятели культуры. В числе встречающих Владимир Маяковский, его тоже попросил поучаствовать организатор торжественного мероприятия некий товарищ Волин. Поднявшись по лестнице, ведущей к зданию полпредства советский дипломат Леонид Красин обратится к собравшимся:

«Милостивые государыни и милостивые государи! С моим приездом во Францию здесь водворяется социальная революция!»

Вот так! Кроме того, Маяковский поддерживает отношения со многими известными деятелями западной культуры: с мексиканским художником и анархистом Диего Риверой, Теодором Драйзером, Луи Арагоном, Пабло Пикассо, Жаном Кокто которые не скрывают своих симпатий к СССР, общается с С. Рахманиновым, И. Стравинским, К. Коровиным – с ним они знакомы ещё по 1917 году, когда вместе участвовали в качестве представителей художников в Петроградском союзе деятелей искусств вместе с Юрием Анненковым, Марком Шагалом и др.

 Владимир Маяковский, источник Яндекс.Картинки
Владимир Маяковский, источник Яндекс.Картинки

В марте 1930 года Агранов неожиданно попросит Маяковского, чтобы Лев Эльберт погостил несколько дней в его квартире на Гендриковом переулке, одновременно он же организует отъезд Бриков за границу. Эльберт периодически пропадает из Москвы на 2-3 года, по возвращении всегда приезжает домой к Маяковскому в гости. Они очень давно дружат. А познакомились, когда чекист ещё в качестве сотрудника Главполитпути заказывал Маяковскому агитационные плакаты для Дорпрофсоюза. Для чего Сноб (это прозвище придумал ему сам Владимир Владимирович) – профессиональный и очень талантливый разведчик-нелегал, с огромным опытом вербовки, живет у поэта, проводит с ним время во многочасовых беседах не известно до сих пор. Владимир Владимирович, который тщательно фиксирует в своих записных книжках важные для себя разговоры или темы, это общение обойдёт стороной в своём дневнике. Хотя сам Лев Эльберт напишет в своих воспоминаниях несколько строк об этих днях:

«Маяковский круто водит горячим и зорким глазом. Глаз занимает видное место в крохотной, светлой и неустойчивой комнатке. Место над переносьем безостановочно работает. Маяковский стеснен обстановкой геометрически. Огромный радиус его жестов задевает разные предметы: – Учиться у классиков? Тратить валюту на Пушкина? Вы ж Сноб, идеалист сороковых годов. Молодые в массе ничего не извлекут из него, кроме любви к Большому театру. Строить социализм по Пушкину? Его строят по Ленину, по чертежам и окружающим условиям...»
Из книги Солод В.Ю. В. Маяковский и советское авторское право в 1917-1930 годах