Русскоязычный шедевр

20.07.2017

Самое ценное и самое редкое явление для меня в литературе - это созданный автором мир, из которого не хочется уходить. Это очень странное и очень эмоциональное ощущение чего-то большого и самодостаточного, живущего по своим правилам вне зависимости от того, знаешь ты об этом мире или нет. Когда сталкиваешься с такими мирами, книга становится, своего рода, порталом в иное измерение. Здесь ты не просто линейно следишь за тем, что происходит, но и чувствуешь, что становишься частью событий. Однако, в один момент портал закрывается. Увы, он рассчитан лишь на один временной промежуток и рассказать больше того, что ты сам успел увидеть не в силах. Можешь попробовать пройти этот путь вновь и открыть для себя нечто новое, но мир останется миром, настанет миг - и вам уже не по пути. И от этого становится грустно. Впрочем, отпускать тоже надо уметь.

Только три книги смогли подарить мне нечто подобное. Они стали моими любимцами. Первое произведение - "Чума" А. Камю. Здесь мир выстроен на личностях, на жизни и смерти, на логике и эмоциях. Мир двигает человека, а человек двигает мир.

Второе произведение - "Сто лет одиночества" Г. Г. Маркеса. Во истину магическая книга, в которой легко потеряться. Для неё не существует границ. Она бесконечно расширяется, но в один момент, настолько стягивается к самой сути, в одну точку, что всё внешнее становится чем-то мелочным, и эмоции сами льются наружу.

Третье произведение по сравнению с остальными может показаться для некоторых, в лучшем случае, младшим братом, в худшем - непонятно как затесавшимся оборванцем. Для меня же "Дом, в котором..." М. Петросян стоит в одном ряду с вышеперечисленными, поскольку именно создание мира, погружение в него, познание его правил и полное нежелание выходить из него, делает эту книгу столь прекрасной. Да, в ней есть огрехи: сюжет, как повествование из точки А в точку Б, похрамывает, большое количество условностей может оттолкнуть, отсутствуют логические связки между отдельными событиями. Но всё это неважно. Абсолютно неважно. Потому что самое ценное здесь - именно создание мира-дома. Дом живёт своей жизнью. Сначала в него уходила сама Мариам, теперь погружаемся и мы. Очень заметно то, что текст, особенно первые две трети, писались для себя, писались, поскольку так хотелось, потому что этот мир был необходим самому автору. И потому, из тонких нитей личных переживаний и мыслей, сплетается очень прочная паутина. Из "Дома..." не хочется уходить и я действительно жалел о том, что книга подошла к концу, и неважно, что там будет происходить.

Впрочем, отпускать тоже надо уметь.