Евгений Ройзман: Хочу, чтобы в каждой семье появился большой книжный шкаф

31.10.2017

Евгений Ройзман - политический и общественный деятель
Евгений Ройзман - политический и общественный деятель

Главные книги в моей жизни - это «Три мушкетера» Александра Дюма, «Повести Белкина» Александра Пушкина, «Герой нашего времени» Михаила Лермонтова и «Золотой теленок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

В моей библиотеке более 10  000 книг. Каждая из них по-своему важна и ценна для меня, но в памяти навсегда остались книги, с которых началось знакомство с литературой: художественные альбомы и приключенческая литература.

Мой круг чтения изначально формировали родители. Мама, подруга которой работала в книжном магазине, приносила домой отлично оформленные альбомы о коллекциях художественных музеев. Отец предлагал мне почитать книги Рони старшего «Борьба за огонь» и «Эльвор с голубой реки», романы Жюля Верна и другие исторические и приключенческие книги. Наверное, тогда и проснулся мой интерес к истории.

Сейчас времени на чтение не так много. Читаю в основном в самолетах, но быстро и сразу несколько книг. Из последних книг, которые я прочитал, Стивен Кинг «Мертвая зона». Совершенно случайно вернулся к книге, которая меня потрясла еще в 1984 году. У нас она выходила тогда в журнале «Иностранная литература». У главного героя есть дар предвидения: перед ним появляется Гитлер, пока он неизвестен никому. Но герой в отличие от остальных точно знает, кем Гитлер станет впоследствии. Ведь дар его еще никогда не обманывал. Он точно знает, что он станет настоящим Гитлером и уничтожит полмира. Перед главным героем встает выбор — или промолчать, или взять на себя ответственность и его уничтожить. Я через 30 лет перечитал книгу, и многое увидел в ней по-другому.

Одно из последних литературных впечатлений — «Обитель» Захара Прилепина. Я по образованию историк, и поэтому читал книгу Юрия Бродского о Соловках и воспоминания Дмитрия Лихачева о Соловках. Прилепин также был знаком с этими книгами, когда писал свою «Обитель». Книга многоплановая. Я ее прочитал, но не могу сказать, что на одном дыхании.

Одновременно я прочитал Диму Быкова «Советская литература. Расширенный курс». Очень хорошая, остроумная книга. Совершенно иной взгляд на многих писателей, и для меня эта книга особенно ценна тем, что захотелось прочитать тех, кто в ней упомянут.

Михаил Веллер подарил мне свою книгу «Бомж». Весьма натуралистичное произведение. Жизнь как она есть, без прикрас. Я эту жизнь наблюдаю уже много лет. Книга показалась мне тяжеловатой. Все-таки тема специфическая. Главный герой — бывший создатель финансовой пирамиды, ныне прозябающий среди бездомных.

Недавно взял в руки книгу Бориса Слуцкого «Покуда над стихами плачут». Готовил к выпуску сборник и написал вступительную статью к нему Бенедикт Сарнов. Я очень уважительно отношусь к Бенедикту Сарнову и Слуцкого очень люблю. Книга получилась очень хорошей. Выбору Сарнова я доверяю. Кстати, периодически читаю Сарнова. Последнее, что прочитал у него, это трехтомник «Сталин и писатели».

У меня есть любимая серия Big Book — она для меня началась с «Шантарама» Грегори Робертса. Мне посоветовал прочитать эту книгу Саша Любимов. Могучая книга. Я благодарен ему за совет. Она меня задела. Главный герой — бывший наркоман и грабитель, сбежал из австралийской тюрьмы, где отбывал девятнадцатилетний срок. По фальшивому паспорту он приезжает в Бомбей, где заводит многочисленные знакомства, в том числе с местным криминалом. Следующей книгой из этой серии, которую я прочитал, стал «Путешественник» Гэри Дженнингса. Книга посвящена Марко Поло. Здесь опять пересечение с моим увлечением историей. Я смотрю на исторические события немного под другим углом, было интересно мнение Дженнингса. Потом взял в руки еще одну книгу Дженнингса — «Ацтек». Получил огромное удовольствие и понял, почему эта серия так интересно читается. В этих книгах много этнографических подробностей.

Есть такой хороший сборник «Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне». Еще Михаил Кульчицкий, Павел Коган, Семен Гудзенко. Обязательно почитайте Семена Гудзенко, и, конечно, Иона Дегена «Стихи из планшета гвардии лейтенанта Иона Дегена». Знаменитые строчки Дегена:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Это поэзия она не альтернативная, она немного другая. Другой взгляд на войну.

В 2007 году издали переписку Виктора Астафьева. В сборник вошли в том числе его письма к Юрию Бондареву. Пожалуй, самые теплые письма в сборнике к Валентину Распутину. В книге много вкраплений — воспоминаний о войне, рассказ о том, как Астафьев писал книгу «Прокляты и убиты». Очень жесткие воспоминания, настоящие, есть над чем подумать, по-другому посмотрел на Астафьева.

А сейчас у меня на столе лежит книга Евгения Анисимова «Императорская Россия». Евгений Анисимов — доктор исторических наук. Книга посвящена эпохе дворцовых переворотов. XVIII век — мой самый любимый период в истории. В книге много добрых слов в адрес наших императоров. Другой взгляд на того же Потемкина, Шувалова. Больше всего мне понравился взгляд Анисимова на Екатерину Великую. Императрица, у которой не было русской крови. Немка, которая первая заговорила о правах человека в России, которая хотела выстроить все в стране как-то по-другому. Мне очень нравится ее поговорка, которую она часто повторяла: «Станем жить и дадим жить другим».

Сегодня у жителей нашей страны всплеск интереса к хорошей книге. Они возвращаются в библиотеки и книжные магазины. Я очень хочу, чтобы в каждой семье появился большой книжный шкаф.

Друзья, если вам понравился материал, не забудьте поставить лайк (палец вверх) . Спасибо!