Виктор Чижиков о первых книгах детства

31.10.2017

Виктор Александрович Чижиков - народный художник Российской Федерации
Виктор Александрович Чижиков - народный художник Российской Федерации

Первая книжка, которая на меня произвела большое впечатление - это "Конек-горбунок" с автолитографиями Юрия Алексеевича Васнецова. Он так здорово создавал атмосферу повествования в своих рисунках, что просто диву можно было даваться. Странность мира Васнецова я ощутил будучи 3-4 лет отроду. Картинка, где на ките стоит село, где все заняты своими работами, а кто-то вообще пашет спину этого кита - это было очень удивительно и интересно.

Это одна из первых книг, которая произвела на меня впечатление именно странностью атмосферы. Казалось бы, кто-то говорит, что ребенка волнует только борьба добра со злом, а на самом деле нет. Вот странность атмосферы, как она создается - это загадка и в "Коньке-горбунке" она мне очень запомнилась.

В числе запомнившихся, были черно-белые иллюстрации Николая Радлова, перьевые рисунки к "Волшебнику Изумрудного города". Там и атмосфера интересная, образы интересные, лихое рисование перышком.

Вообще, с рисунками Радлова я столкнулся впервые тогда, а потом, позже, я видел, как он возникал из журнального рисования, как возникли Лебедев и многие другие. Все-таки иллюстратору полезно сначала пройти какую-то журнальную школу - это очень мобилизует. Мобилизует в том смысле, что за короткое время нужно создать рисунок. Это очень полезно, лучше сделать быстро много вариантов, чем мусолить месяц один вариант, а потом выяснится, что лучше было сделать как-то иначе.

Когда я был в детском саду, нам читали всякие книжки, стихи, мы их заучивали и потом декламировали. И вот тогда, я впервые услышал стихотворение Сергея Михалкова "Фома" - это стихотворение я считаю лучшим у Михалкова, потому что упрямство этого балбеса Фомы вызывало недоумение даже у нас, у детей. А слова...

Трусы и рубашка
Лежат на песке.
Никто не плывет
По опасной реке

...производило жутчайшее впечатление, трусы и рубашка остались, а Фому крокодил съел. И первой моей иллюстрацией к Михалкову, была скульптурная группа "Гибель Фомы в пасти крокодила". Я вылепил крокодила с широко раскрытой пастью, довольно большого, а потом скатал шарик из глины, положил его в пасть к крокодилу и ткнул два раза отточеным карандашиком - получились глаза, а потом сильно ткнул не заточенным карандашом и получился рот. Это произведение было на выставке в детском саду.

"Волшебник Изумрудного города", конечно, одно из самых ярких впечатлений оставил в моей памяти. Тем более мы ее захватили с собой в эвакуацию, когда уехали в Ульяновскую область. Там среди мальчишек, так же как и я, приехавших из Ленинграда и Москвы мы "создали" читательский клуб, в который каждый приносил свои книги, обмениваясь таким образом. Но к сожалению, какие именно это были книги, я уже не помню.

Друзья, если вам понравился материал, не забудьте поставить лайк (палец вверх) . Спасибо!