Что подразумевали в Советской армии под «дедовщиной»

20 December 2018

Под «дедовщиной» стараниями создателей фильмов и писателей книжек для туалетного чтения, подразумевается унижение старослужащих над молодыми. В войсках РВСН , где я проходил срочную службу, слов «дедовщина» не было, а были традиции и устоявшиеся правила. Когда , после карантина , попали в группу, старшина сразу расставил все по своим местам, объяснив, что воинский коллектив- это такая же семья, где старшие учат «молодых», не унижают, а учат, то есть передают свой опыт. Например, при сдаче внутреннего наряда, старший на тумбочке, молодежь наводит порядок в казарме или в наряде по столовой, молодой чистит картошку, старший развлекает анекдотами.

Почему именно так, а не наоборот, поймем в ближайшее время. И действительно, с утра следующего дня, начали понимать. Старослужащие по команде «подъем» быстрее занимали место в строю, а зарядка в спортгородке, что вытворяли «деды» на турнике и брусьях, вызывало здоровую зависть и желание быстрее научиться всему этому.

На последующих занятиях по строевой боевой подготовке, мы молодежь, понимали, что нам еще учиться и учиться. Конечно в семье не без урода, находился какой ни будь «старичок», который пытался кого-нибудь из молодых заставить стирать портянки. Но как правило , это не прокатывало, получив категоричный отказ, с обещанием насовать скорпионов в сапоги, все заканчивалось шуткой.

Перед присягой, старшина назначил ответственных «дедов», каждому поручив по новобранцу, что бы выучили текст присяги, и довели до ума парадную форму, которую выдали на кануне. И после отбоя , в бытовке можно было видеть интересную картину, молодой бубнит текст, а «дедок» матерясь, поправляет ошибки в тексте, сам пришивает погоны на парадку. Многие скажут, что повезло, попал в такой коллектив, ну я думаю, как себя сразу поставишь, так и будет.

В сержантской учебке был капитальный беспредел, если ты настоящий мужик, то не позволишь уничтожать себя, правда придется поплеваться , ну, а кто в молодости не дрался. Со временем став сержантом, и обучая новобранцев, я старался, как и наш старшина, ни кого не унижать, а только своим примером показать, как нужно делать то или иное упражнение, как писать конспекты, ухаживать за формой.

Закончив службу, уезжая домой, прощались со своими сослуживцами, у многих заметил глаза на мокром месте, да и сам привык к ним, стали как родные.