Эксперты Московского экономического форума ждут от Президента смены социально-экономического курса

06.04.2018

Без отстранения от власти либерал-глобалистов технологический прорыв обернется для России падением в бездну.

Накануне в Москве завершился шестой по счету Московский экономический форум. Ежегодное мероприятие традиционно объединяет экономистов, предпринимателей, ученых, политиков и экспертов разных взглядов – от консерваторов до социалистов, но дружно выступающих за суверенный путь развития России. Магистральная тема МЭФ-2018 говорит сама за себя – «Россия и мир: образ будущего». И этот образ в умах патриотической общественности оказался неразрывно связан с ожиданием социально-экономической революции сверху. Революции по инициативе народа и вновь избранного им Верховного главнокомандующего. Ближайшая точка отсчета – назначение Владимиром Путиным нового кабинета министров в мае нынешнего года. Кадровые перемены во власти назрели уже давно, более того, есть серьезный риск, что они перезреют – и тогда панельные дискуссии и пленарные заседания уже вряд ли исправят ситуацию.

Примечательно, что форум впервые проводился на площадке Российской академии наук. В послании Федеральному собранию месяц назад Президент много говорил о необходимости научного прорыва, технологического рывка всей страны. В этой связи на первый план выходит фундаментальная наука в лице РАН – усиление ее поддержки, казалось бы, должно быть неоспоримым. Но в Правительстве не торопятся выполнять директивы Владимира Путина – точно также, как были проигнорированы многие важнейшие пункты майских указов Президента от 2012 г. О положении дел в науке и своих надеждах участникам форума рассказал президент РАН Александр Сергеев. Ряд его заявлений по изменениям в системе образования были особенно смелыми.

«Мы все вступили в новый 6-летний срок развития страны, мы находимся в начале траектории роста, и наша задача – чтобы угол наклона траектории был как можно большим. Это возможно только в том случае, если наша наука станет локомотивом роста, а темпы роста будут выше среднемировых. Выше, чем темпы роста инновационных секторов зарубежной экономики. Как это в принципе можно реализовать в условиях технологической отсталости?

Мы можем угнаться за развитыми странами только в том случае, если вовсю включим нашу креативность. Пора остановить утечку интеллекта из России. Даже с очень высоких трибун сегодня можно услышать, что мы якобы не боимся утечки мозгов. Престиж профессии ученого у нас очень невысок, причем такое отношение закладывается еще со школы. Мы должны вернуть в среднее образование естественнонаучные знания, физику и математику. Мы также должны отказаться от ЕГЭ (!) и вернуться к аспирантуре как первой ступеньке научной деятельности.

Даже если зарплаты вырастут и ученые будут активно работать, у нас очень медленные темпы обновления научного парка. Очень тяжело внедряются ноу-хау ученых в промышленность. Здесь нужны договоренности власти с бизнесом, нужно вернуть функции стратегического планирования науке. РАН готова сыграть ключевую роль в стратегическом прогнозировании и планировании», – рассказал Сергеев.

Ученые, понятное дело, готовы, но вопрос – что по этому поводу думают либералы-экономисты во власти? Результаты их управления научной сферой в последние годы неутешительны. Главный ученый секретарь президиума РАН Николай Долгушкин в конце мая сообщил, что число покинувших страну высококвалифицированных специалистов увеличилось с 20 тыс. в 2013 г. до 44 тыс. в 2016 г. С 1990 г. число исследователей в стране сократилось в 2,7 раза, а среднее сокращение персонала, сосредоточенного на научных разработках, с 2000 г. составляет 1,3% в год. Молодые ученые-энтузиасты в многочисленных интервью честно признаются, что хотели бы оставаться на Родине, но у них банально нет необходимых материалов для опытов в лабораториях, а заказанных образцов не дождешься месяцами. На МЭФ также были оглашены любопытные цифры – средняя зарплата работника Правительства – 200 тыс. рублей в месяц, а зарплата замруководителя РАН – 85 тыс. рублей. А всего на 2018 год в бюджете заложено 4 млрд. рублей на нужды Академии. В суровых реалиях конкуренции обеспечить прорыв при таких тылах просто не представляется возможным.

То есть Президент говорит о необходимости срочно ликвидировать технологическое отставание, а компрадорская «элита» во власти снова все саботирует, распределяя бюджет по своему усмотрению. В этом – весь медведевский кабмин, которому досталось на орехи от сопредседателя Форума, президента ассоциации «Росспецмаш» Константина Бабкина.

«У нашего Правительства нет образа будущего, нет стратегии. Даже в Конституции написано, что госидеология у нас запрещена. Но лично мне кажется, что все-таки такая идеология в России есть – и это либерализм. Хотя это учение притворяется, что не является идеологией, но по сути наше правительство ставит во главу угла интересы транснацкорпораций, при этом собственно государство отодвигается на второй-третий план. Приветствуется обогащение отдельных лиц, в обществе усиливается расслоение. Мировая финансовая элита выкачивает из России деньги, но эти ресурсы не идут на развитие нашей страны. Задача всей государственной политики должна заключаться в укреплении связи между реальным сектором и современной фундаментальной наукой», – выразил свое мнение Бабкин.

Позитивно оценил перспективы российской экономики академик РАН, советник Президента Сергей Глазьев. Все у нас в порядке с производственным потенциалом и трудовыми ресурсами, да вот одна знакомая беда – колониальная кредитно-денежная политика Центробанка и Минфина вставляет палки в колеса локомотиву российской промышленности.

«Главная наша задача – не дать заболтать те цели, о которых говорил Президент в обращении к Федеральному собранию. Надо выйти на траекторию опережающего развития, добиться опережающего рывка. Это вполне реальная задача. Загрузка наших производственных мощностей составляет около 60%, демонстрируя тенденцию к снижению, причем это касается и новых мощностей. У нас нет ограничений со стороны нужд технического потенциала, нет ограничений в сырьевом потенциале и трудовых ресурсов. То есть мы спокойно выходим и на 5% роста ВВП в год, как планировал Президент, и даже на 10%.

Нам не удается реализовать программу развития, потому что в течение многих лет наша экономика функционирует как донор мировой финансовой системы. Последние четыре года политики ЦБ и денежных властей по поддержке сверхдоходности на финансовом рынке погрузили нас в спекулятивную ловушку. К нам приходит иностранный спекулятивный капитал, получает свои 20% на carry trade и уходит от нас со сверхприбылями. Цена такой финансовой зависимости при провальной кредитной политике ЦБ – переход экономики на внешние источники финансирования. В результате мы теряем до 100 млрд. долларов ежегодно, не менее 6% от ВВП – это наши потенциальные инвестиции в реальный сектор. Все это результат примитивной, ошибочной денежной политики. Наши предприятия вынуждены кредитоваться за границей, и вплоть до введения санкций они также вывозили туда права собственности и капиталы. Объем вывезенного превысил триллион долларов, причем половина куда-то исчезла безвозвратно.

Мы находимся в негативном балансе с внешним финансовым миром, поэтому рассчитывать, что Запад или Восток нам помогут – абсолютно необоснованно. В этом обмене с внешней финансовой средой мы теряем больше, чем получаем. Необходим переход на стратегию опережающего развития, и эта стратегия не может быть простой. Первые шаги были сделаны, по инициативе Президента принят закон о стратегическом планировании, но, к сожалению, его действие отложили на три года. И в 2018 г. мы должны начать его внедрять. Речь идет о комплексной стратегии из четырех составляющих:

- опережающий рост нового технологического уклада,

- динамическое наверстывание: переход на передовой технический уровень там, где нам хватает потенциала (аэрокосмос, оборонка, атомная энергетика и т.д.),

- стратегия догоняющего развития на основе прямых иностранных инвестиций, там, где мы застряли безнадежно,

- повышение добавленной стоимости за счет углубления переработки сырья (сырьевая промышленность, которая у нас наиболее сильно развита).

По всем показателям темпы роста могут быть двузначными, надо только развернуть систему стратегического планирования с опорой на государственно-частные партнерства и открыть доступные кредиты для промышленности. Диалог науки, власти и бизнеса должен расставить приоритеты через специальные адресные инвестконтракты. Ранее, в прежнем укладе, мир перешел на фиатные деньги (обеспеченные ростом обязательств предприятий и государства). Цифровая революция в денежном обращении дает нам возможность перейти к целевому кредитованию, используя деньги как инструмент. Надо отказаться от монетарного фетишизма и использовать деньги как инструмент для поддержки инвестиционной и инновационной активности», – завершил Глазьев доклад, который можно считать прямым сигналом к действию для Владимира Путина.

И экспертам, и почувствовавшим результат на себе простым гражданам очевидно, что экономическая политика монетаристов давала более-менее сносные показатели только при высоких ценах на нефть. В начале и первой половине 2000-х годов хозяева метрополии успешно заманили Россию в нефтедолларовую кабалу. Затем пара резких манипуляций с курсом – и мы оказались на обочине, откуда никак не можем съехать из-за упорного следования либеральным догмам о «невидимой руке рынка».

Журналисты ждали выступления экс-кандидата в Президенты-2018, директора Совхоза им. Ленина Павла Грудинина – и ожидания вполне оправдались. При всей очевидности тупика, в который ведет страну действующее Правительство, Грудинин уверен в скором объявлении Путиным принципиально новой экономической программы. Его выступление отличалось от слов коллег, большинство из которых можно считать хоть и консервативными, но все же капиталистами. Что до уступившего в президентской гонке, он напирал именно на социалистические завоевания и необходимость «левого поворота».

«Каких перемен ждет российское общество? Я считаю, что в ходе избирательной кампании победила социалистическая программа, которую предлагали КПРФ и ПДС НПСР. Никакой реальной альтернативы ей так и не было озвучено. Людям хочется справедливой прогрессивной шкалы налогообложения, хочется получать постоянный доход от продажи полезных ископаемых, хочется, чтобы бесплатное образование и здравоохранение были не только в Конституции, но и в жизни.

В какой бы регион я ни приехал, картина одна – заводы и фабрики разрушены, главный драйвером роста является торговля, а не производство. Производство убито тарифами, налогами, ребятами в погонах, которых развелось огромное количество, засильем административных процедур. У народа вообще лишних денег нет, его загнали в нищету и еще требуют производить какую-то продукцию. С одной стороны, мы поставляем в Индонезию лучшие самолеты СУ-35, а с другой – в качестве оплаты закупаем у них пальмовое масло. Они просто гробят нашу молочную промышленность.

Правительство обязано делать все, чтобы экономика развивалась, а по факту делает все, чтобы она умерла. Поэтому перемены не могут не произойти. После инаугурации Президент расскажет, какой экономический курс будет у страны. Но если он опять будет либеральным… Нельзя уже штукатурить эту стенку, она гнилая насквозь и разваливается. Невозможно ничего производить, когда реальные доходы населения постоянно падают, а тарифы и налоги, напротив, растут. Кто все это будет покупать? А нам еще привозят суррогат из-за кордона, потому что это выгодно. За два года 4 триллиона рублей инвестиций было передано в банки, а сколько из них попало в производство? Ноль.

Я думаю, что люди, которые управляют процессом, вовсе не глупы – они лучше нас знают, чем может закончиться такая внутренняя политика. И они также обеспокоены сложившейся ситуацией. В ближайшее время они должны сделать выводы, объявить новую экономическую программу. И вот тут я оптимист. Непонятно только, зачем доводить до порога великих реформ, когда они назрели уже много лет назад», – резюмировал Грудинин.

В унисон с Грудининым на одном из заключительных круглых столов выступил экономист, обозреватель «Царьград ТВ» Юрий Пронько, сделав акцент на недопустимости продавливания изменений через стихийную революцию снизу. При этом эксперт с трудом сохранял спокойствие при анализе работы финансово-экономического блока либералов.

«Эльвира Набиуллина обещала, что инфляция будет удерживаться на уровне ниже 4% – и она это сделала. Но сделано это было за счет «высушивания» денежной массы и обнищания российского населения. Знает ли она об этом? Конечно, знает, так как является профессионалом. Такие действия должны быть полностью аннулированы. Мы постоянно говорим о том, что у нас социальное государство, но на деле этого не видно. Даже наоборот – взять хотя бы позорнейшее решение кабмина, поддержанное парламентом, о разделении пенсионеров на «белых» и «не белых» – работающих и не работающих. Первым теперь не индексируют пенсии.

Сейчас у нас бизнесом занимаются чиновники, сидящие в Правительстве, в Администрации Президента, в регионах, префектурах, управах, муниципалитетах… Это всем прекрасно известно в узких кругах. В свое время государство дало им такое «послабление», разрешило заниматься бизнесом, теперь самое время их оттуда отодрать – буквально с кожей. Это штука фундаментальная.

Многие спросят: на что ты надеешься? А на что надо надеяться? На уличные протесты, на популистские лозунги? Чтобы получить полнейший развал страны, еще худший, чем в 1917 и 1991 году? Вам хочется еще раз попробовать? Я не готов видеть очередное обрушение государства, а значит – надо садиться и договариваться. Назвать новый кабинет правительством народного доверия, да как угодно. К сожалению, пока представители «с той стороны» демонстрируют полную неготовность к диалогу. Они лишь собираются на форумах-междусобойчиках, а придворные СМИ их обслуживают. Принципиальнейший момент во всей этой истории – принуждение к диалогу. Если одна из сторон так и не научиться слушать и слышать другую, все может закончиться катастрофой», – заявил Пронько.

***

Из условно периферийных мероприятий самой яркой на форуме получилась дискуссия-рубка отечественных промышленников с либералами, в результате которой фарисействующие теоретики из Высшей школы экономики со своей методичкой «открытости всему миру» были подняты на смех публикой. Тема прений была обозначена как «Протекционизм или глобализация?». Профессор ВШЭ Марк Урнов в своем выступлении по традиции полил грязью «отсталую Россию» и ее «никчемный народ».

«Вот как нам быть с нашей чудовищно отсталой экономикой? По оценкам экспертов, у нас около 70% машин и оборудования устарели, у нас очень некачественные трудовые ресурсы, разваленная трудовая этика… Мы хотим оставаться недоразвитыми и тихо идти в «третий мир» или все-таки постараться вписаться в мир развитый, решить свои экономические и социальные проблемы? Если хотим второго, а не заниматься абсолютно идиотскими теориями Чучхе, тогда нам наверно надо в философском и идеологическом смысле ориентироваться, конечно, на открытость. Единственное, что может вытащить самовоспроизводящуюся экономическую культуру третьего мира – интенсивный приток иностранных инвестиций. Надо максимально заимствовать передовой опыт, чтобы прорваться вперед…»

В этот момент из зала начали доноситься выкрики типа – «чушь собачья»! Видимо, отвык г-н Урнов выступать перед народом, перед неравнодушной к происходящему в стране аудиторией. Это совсем не то, что промывать мозги «продвинутой» мажористой молодежи, потому и нервы начали сдавать. «Не знаю, какую чушь я там несу – собачью или кошачью, – я сюда пришел не для того, чтобы кого-то в чем-то убеждать…», – начал обороняться Урнов.

Через некоторое время слово взял сыровар Олег Сирота, начавший с вопроса двум «экспертам» от ВШЭ – Урнову и Алексею Портанскому – производили ли они сами в жизни хоть что-то своими руками. Отрицательный ответ породил смех в зале, после чего Урнов взял под руку коллегу и со словами – «Вы мне надоели!» – попытался вместе с ним покинуть дискуссию, впрочем, быстро одумавшись и вернувшись на место.

«Мои коллеги-производители сыров из Германии и других стран Европы получают 300-500 евро ежемесячных дотаций, у них множество субсидий на молоко, скрытых субсидий на электричество и т.д. В России до введения продуктовых контрсанкций заниматься этим производством было невыгодно – тут даже спорить не о чем. А сейчас темпы роста молочной промышленности в стране у нас - +10% за три года. Прибавка к сельскому хозяйству – 34% годовых, что является очень хорошим показателем. Самые крупные компании-инвесторы на сегодня – это немцы и итальянцы, которые активно строят нам заводы в Воронеже, Краснодарском крае и т.д. И все эти инвестиции пришли к нам как раз в период протекционизма в его кристально чистом виде – то есть продуктовых контрсанкций. Так что выбор «протекционизм или глобализм» в нынешнем виде для нас звучит как «выживание или смерть». Конечно, я не против глобализма в том виде, если бы мы открылись для импорта всех сыров, но только при ввозной пошлине в 300%, а отечественный производитель должен быть от нее освобожден», – в пух и прах разбил фермер-сыровар своих конкурентов.

***

Очередной МЭФ не разочаровал, хотя и стал менее активно, по сравнению с прошлыми годами, светиться в новостных лентах. Трезвые головы, здравые мысли, сильные промышленники, талантливые ученые, суверенные экономисты – мы снова убедились: все это добро у нас в стране имеется, осталось сделать самую малость… и такой титанический шаг одновременно. Шага этого, повторяюсь, ждут именно от нового-старого Президента. Как рассказывали в кулуарах Форума, экс-министр финансов Алексей Кудрин и его Центр стратегических разработок времени даром не теряют, активно работают над собственной экономической программой. Но продолжать прислушиваться к идеям этого серого кардинала глобалистов в России – смертеподобно.

Посыл у большинства спикеров МЭФ был предельно простой – новая экономическая политика должна стимулировать производство и одновременно покупку товаров и услуг (потребительский спрос). Новому Правительству (со старым разговор бесполезен) заочно предлагалось консолидироваться и работать в команде. В общем-то можно использовать любую по форме, но обязательно народную по содержанию стратегию развития экономики. Если в ближайшее время этого не сделать, то, по словам Грудинина, с Россией может произойти то же самое, что с СССР 25 лет назад.

Сейчас во власти идет скрытая от наших глаз подковерная возня, и пока неизвестно, чем закончится дело. Но выступавшие напомнили аудитории слова Президента – внутренняя повестка становится для него приоритетом. Большинство участников форума, – в частности, Глазьев, Пронько, Грудинин – выразили надежду, что Владимир Путин возьмет на себя ответственность за скорые социально-экономические преобразования. В конце концов, Путин на сегодня обладает сильнейшим политическим ресурсом. Так кто же, если не он?

Похоже, прав был античный философ Ксенофонт – история словно движется по спирали, на новых витках возвращаясь к «хорошо забытому старому». Ситуация в глобальной экономике сегодня такова, что для России все может закончиться либо поистине колоссальным рывком, либо страшным падением. Народные чаяния требуют от Президента ни много ни мало осуществления революции сверху. Звучит жестко, но пассивность и неопределенность в нашем случае обойдутся стране значительно дороже…

Иван Ваганов