По щам за щи

Довелось мне тут как-то побывать на свадьбе в довольно простой семье. Гуляние было шумным, родители невесты приехали к дочери из Ужгорода с огромными сумками украинской кровяной колбасы и мутным самогоном в пластиковых бутылках. Вместе с ними пожаловал и племянник невесты, молодой прапорщик Лёня. Ростом он не вышел - метр шестьдесят всего, зато в ширину разросся, и лоб у него был, как у африканского буйвола.

Когда первые салаты потекли и заветрились, а остатки колбасы и прочей нарезки были свалены в одну тарелку, мать невесты попросила прапорщика зачерпнуть в кладовке компот для детей. Сильно пьяный Лёня схватил ковшик и опираясь о стены коридора прошествовал в кладовую за ягодным компотом с апельсиновыми корочками. Найдя в темноте наощупь огромную кастрюлю, он зачерпнул полный кувшин компота, водрузил его на детский стол и провалился в душный пьяный сон в соседней комнате.

- Гляньте, дурак какой? Кастрюли перепутал и детям щи принёс, которые я на завтрашний опохмел сварила.

Все гости стали дико ржать и гоготать на разный манер, потому что такое поведение для них было покруче номера Петросяна. А пьяный прапорщик высунул осоловевшую морду из комнаты и гаркнул:

- Я детям щей не наливал!

- Ага, не наливал! Щи от компота уже отличить не может! Ха-ха-ха! Лежи, давай, смирно!

- Я детям... щей.. не-на-ли-вал!!! - вылупил глаза Лёня, как бык перед корридой.

- Ты это что?!! Матери перечить?!! Налил щей из другой кастрюли!!! Даже дети удивились, что это за компот такой!

- Я! Детям! Щей! Не! Наливал!!! - остервенело процедил багровый прапорщик.

- Ты что совсем мать не уважаешь?!! Налил, твою мать, щей в кувшин! Нажрался?! Веди себя тихо!!! Нет, вы посмотрите на него? Закрой свой узелок собачий!

Тут Леня взъярился, встал на задние лапы, зарычал, заклокотал и пошёл на гостей, как медведь-шатун: «Не наливаааааал! Не наливаллллл! Не наливаааал! Ааааыырррр! Арыррррр!!!».

В общем, наваляли ему по щам за щи! Мутузили недолго, но с удовольствием. Бабий визг стоял на два этажа, дети играли в машинки рядом на ковре, собака лаяла, невеста размазывала сопли по лицу: «Прекратите! Прекратите!». А я культурно ела оливье с хлебушком.

Разбили ему щи в компот, а потом успокоились все, и за стол сели. Мать холодец подала с хреном, окорочка куриные из духовки вынула, картошку мятую в центр стола водрузила, помидоров третью банку из кладовки принесла. Ну, и прохладного компотику с апельсиновыми корочками...