Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

3,6k full reads
9k story viewsUnique page visitors
3,6k read the story to the endThat's 40% of the total page views
17,5 minutes — average reading time

С некоторым запозданием прочёл в газете "Красноярский рабочий" за 30 октября 2019 года очерк известной журналистки Любови Васильевны Голубь под названием "Была на карте деревня", посвящённый памяти жертв политических репрессий.

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Слов нет, рассказ располагает к сочувствию ссыльным и спецпереселенцам, но, знакомясь с публикациями на означенную тему, нередко сталкиваюсь с дилеммой: как относиться к материалу, что, с одной стороны, повествует о биографиях местных жителей, отражая историю поселений, но с другой - навеян бурной ненавистью автора к советскому периоду страны?

Как не попасть под действие дурмана пропагандистских технологий, культивирующих в сознании граждан ненависть к социализму, где главным из аргументов "преступности" власти большевиков выступают гиперболизированные до сущего абсурда цифры жертв политических репрессий?

Материал, представленный Л. В. Голубь, достаточно деликатен, ибо касается не только её семьи, но судеб многих, а значит, склоняя сей предмет, следовало б остерегаться искажения подлинной картины событий, возникающего от свойственного каждому из нас соблазна - истолковывать факты в ключе личных симпатий и пристрастий.

С начала комментария хочу засвидетельствовать свою солидарность со всяким сиделым людом, поскольку в младые годы самому привелось посетить "места сии", и смею вас заверить, постижение клетки изнутри - куда познавательнее брошюр бывших лагерных хлеборезов, столь популярных ныне в стане борцов со сталинизмом.

Понесши наказание в 70-е за осуждение гибельного для СССР политического курса, изведав иезуитство методов "пятого главка" и произвол закрытых процессов, вовсе не считаю, будто система власти поступила "несправедливо" или "неоправданно сурово" в отношении меня лично.

Всякая политическая система - будь то монархия, партократия или сегодняшний олигархический капитализм - спокон защищалась от инакомыслия, могущего расшатать её столпы, нанести урон авторитету её верхушки.

В обществе, где существует непримиримость классов, система действует в интересах одних граждан, поступаясь интересами других. Вопрос лишь в том, блюдёт ли она интересы большинства или жертвует этим большинством во преуспеяние кучки дармоедов из привилегированных сословий.

Безусловно, репрессии - скорбная тема, поэтому прошу извинить, если мои доводы покажутся кому-то кощунственными. Но автор предшествующего материала выступает с обвинением общественно-политическому строю 1923-1953 годов, каковой среди всех прочих полагаю я наиболее справедливым.

Много лет назад мне выпало оказаться на пути сил, разрушавших СССР изнутри, самолично ознакомиться с "механикой" репрессивного аппарата, проживать бок о бок с людьми, арестованными в 30-е за нелюбовь к большевизму, так что, помимо ссылок на бумаги архивов, полагаясь на собственные наблюдения и память, постараюсь ответить по обвинениям Л. В. Голубь, дабы не превосходили они действительной вины лиц, ответственных за события указанного периода.

Да простит мне читатель громоздкость последующего текста, но сегодня каждое упоминание о сталинских репрессиях в официальных СМИ обыкновенно начинается с "миллионов невинных", "десятках миллионов невинных" и даже "сотнях миллионов невинных", так что для выяснения истинных масштабов репрессий нам никак не обойтись без содержимого пыльных папок.

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Сколько в действительности граждан СССР подверглось политическим репрессиям?

Буржуазная пресса может сколько угодно обвинять советскую власть в "кровожадности", но вот в чём точно нельзя упрекнуть большевиков, так это в отсутствии дисциплины и порядка.

Государственный архив РФ хранит сотни тысяч документов ОГПУ и НКВД, содержащих подробнейшие сведения о жизни лагерей сталинской эпохи, поэтому, минуя пустые дискуссии, обратимся к архивным данным, с начала 90-х годов ставших доступными, в том числе и для симулирующих неведение антисоветчиков нашей поры.

Репрессии, как один из наиболее действенных методов воздействия на оппозицию, устранения политических врагов и поддержания установленного порядка, существовали на протяжении всего монархического периода России (кстати, в репрессиях активнейшим образом участвовала православная церковь, расправляясь с бунтарями и инакомыслящими). В советский период страны государство также практиковало репрессии.

Пожалуй, кто-то не знает, но репрессии - это вовсе не обязательно преследование по политическим или религиозным мотивам, не обязательно "суды" и "расстрелы". Кроме политических, в СССР широко применялись социальные репрессии, под каковыми понимались: увольнение с должности, лишение премии, вынесение штрафа и так далее. Однако в свете комментируемой заметки Л. В. Голубь ограничимся упоминанием именно политических репрессий.

Число репрессированных в СССР в сталинский период правления отражает справка, составлена справка на имя Н. С. Хрущёва в МВД СССР в 1954 году. Этот документ сообщает, что в период с 1921 по 1953 год за контрреволюционную деятельность по статье 58 УК РСФСР было осуждено коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек. Из них расстреляно 642 980.

Не будем забывать, что своему возникновению настоящая справка обязана запросу Н. С. Хрущёва, стремлением которого было изыскать подтверждения обвинению И. В. Сталина в массовых необоснованных репрессиях, публично заявить о "развенчании культа личности". Поэтому сложно заподозрить составителей справки в намеренном занижении числа осуждённых по политическим мотивам.

Другая справка, подготовленная в 1953 году на основе статистической отчётности 1-го спецотдела МВД СССР, сообщает о 4 060 306 осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921-го по 1 июля 1953 года.

Существует статистика с динамикой по годам, изложенная 1-м отделом МВД, где подробно отражено, что в означенный период за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления приговорено к высшей мере - 799 455 человек, направлены в лагеря, колонии и тюрьмы - 2 634 397, сосланы - 413 512 человек, применены прочие меры к 215 942 осуждённым.

Ещё одним заслуживающим внимание источником, повествующим о числе лиц, подвергшихся политическим репрессиям в советский период страны, служит доклад начальника отдела регистрации и архивных фондов МБРФ генерала-майора А. Краюшкина в пресс-центре министерства безопасности РФ 2 августа 1992 года, в котором сообщалось, что в 1918-1990 годы в СССР по обвинению в государственных преступлениях и некоторым другим статьям уголовного законодательства аналогичного свойства осуждены 3 853 900 человек, 827 995 из них приговорены к расстрелу.

На 1 января 1939 года численность всех заключённых в лагерях НКВД составляла 1 319 886 человек.

Согласно исследованиям доктора исторических наук В. Н. Земскова, основанным на документах Государственного архива РФ, наибольшее количество заключённых за всю советскую историю зафиксировано по состоянию на 1 января 1950 года - 2 760 095 человек.

Естественно, основную часть осуждённых тогда составлял уголовный элемент, активизировавшийся в военные годы и послевоенный период. Все прочие "миллионы жертв" не имеют под собой никаких фактических подтверждений, не обоснованы ни данными архивных материалов, ни здравой логикой - иными словами, высосаны из пальца.

Ежегодная смертность заключённых в ИТЛ, ИТК и тюрьмах выражалась следующими цифрами: в 1935-1940 годы - 2,12-6,45 процента, в период войны 1941-1945 годов - 5,69-21,52 процента, в 1946-1953 годы - 0,77-3,25 процента.

Обращаю внимание: речь идёт не только о политических заключённых, а обо всех осуждённых в СССР с 1935 по 1953 год. Примечателен факт, что смертность гражданского населения нередко превышала показатели смертности заключённых в тюрьмах и лагерях.

В частности, это наблюдалось при возведении участка трансполярной магистрали Салехард - Игарка в 1947-1953 годах и объясняется тем, что на строительство стратегически важных объектов направляли молодых, физически крепких людей.

Доля осуждённых за контрреволюционные преступления в лагерном населении ГУЛАГа находилась в пределах 12,6 процента (1936 год) - 34,5 процента (1939 год). Максимальной численности эта категория достигла в 1946 году - 59,5 процента (333 883 человека), что связано с развернувшимися после окончания войны судебными процессами над изменниками Родины (статья 58-1), политбандитами, пособниками врага.

Согласно информации, полученной мною в 1977-1981 годы от очевидцев ГУЛАГа - жителей поселений Горной Шории, некогда входивших в систему Главного управления лагерей и на конец 70-х полностью состоявших из бывшей лагерной охраны, бывших заключённых и их семей - в период 1939-1959 годов число "политических", то есть осуждённых по статье 58 УК РСФСР в учреждениях КузбассЛАГа, редко достигало 16 процентов, а в отдельных его подразделениях не превышало 4 процентов от общего контингента.

Последний преимущественно составляли именно осуждённые за уголовные и административные преступления. И уж точно середь суровой той братии не приходилось мне лицезреть осуждённых за "христову веру", "три колоска" или "отказ от вступления в колхоз": вот как-то не обитало окрест "попов-новомучеников", "конструкторов космических ракет" и прочих персонажей антисоветских мифов!

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Репрессии возникали не на пустом месте

Веками копившаяся в России взаимная ненависть классов в ноябре 1917-го вылилась в Гражданскую войну, когда в качестве основного аргумента убеждения противоборствующих сторон выступали пуля и штык.

Надобно понимать, что не ватага "пьяных матросов" свершала революцию и устанавливала советскую власть. Воевала огромная страна, воевали представители всех сословий, и подавить восставший народ 4 года пыталась российская регулярная царская армия при поддержке войск 14 зарубежных стран. А это миллионы людей с оружием!

И что, кто-то думает, будто после победы Красной армии вся невообразимая масса бывших врагов её - колчаковцев, деникинцев, врангелевцев, петлюровцев, семёновцев, дутовцев, шкуровцев, красновцев и так далее - эти вчерашние насильники и палачи, отмыв руки от пролетарской кровушки, покорно приняли рабоче-крестьянскую власть?!

Да никоим образом! Одни бежали за кордон, другие - осели на периферии, но подавляющая часть участников антибольшевистских формирований, черносотенцев, белобандитов, бывших жандармов, полицейских, приставов в неразберихе первых послевоенных лет благополучно растворилась среди населения.

Они надели гражданскую одежду, устроились работать в колхозы, на фабрики и заводы, они занимали посты в госучреждениях, в руководящих партийных органах, где продолжали всё ту же войну в форме диверсий, саботажа, вредительства.

Тем, кто подзабыл историю, напомню, что в конце 20-х годов внутренняя оппозиция стала активно вмешиваться в процесс коллективизации. Она призывала крестьян к борьбе с Советами, в результате чего на территории СССР нередко вспыхивали мятежи с участием вооружённых банд и даже локальные гражданские войны с применением пулемётов и бронетехники.

После свершения Великой русской революции и победы Советов в Гражданской войне сопротивление проигравшей стороны продолжалось ещё спустя десятилетия. Это вполне закономерно, ведь, чтобы избежать подобных последствий, одна из сражавшихся сторон должна была бы полностью истребить другую. Советская же власть до 30-х годов проявляла к своим врагам известную гуманность (за что впоследствии и поплатилась).

Борьба с террором банд обеспечивалась прежде всего путём выявления сочувствующих лиц из числа недовольных советской властью, благодаря чему мятежи удалось подавить.

Можно бесконечно рассуждать о "жёсткости" или "мягкости" применяемых репрессивных мер, но, говоря о 30-х, необходимо учесть, что неизбежность войны СССР с Германией ни для кого не была секретом, а значит, любая деятельность, направленная на подрыв народного хозяйства, справедливо воспринималась как расстройство тыла, как ослабление нашей обороноспособности, как пособничество потенциальному врагу. В этих условиях советское государство обязано было защищаться, и оно защищалось.

Иными словами, на начало 30-х годов общество в СССР не пребывало в "социалистическом единстве". Повторяю, мне довелось продолжительное время общаться с людьми, в своё время представлявшими антисталинское подполье. Далеко не все осуждённые по статье 58 УК РСФСР были безобидными агнцами, каковыми живописуют их сегодняшние "обличители" советского прошлого.

Контрреволюционный вред узников ГУЛАГа, ставший причиной их ареста по политическим мотивам, состоял не в "рассказах запрещённых анекдотов" и даже не в распространении антисоветских идей. Руками сих субъектов травились сельские колодцы, свершались поджоги хлебных складов, убийства учителей, механизаторов, членов актива.

На момент наших встреч тогда ещё относительно не старые "жертвы репрессий" определённо гордились содеянным, не скрывая политических пристрастий.

Сегодня в открытом доступе находится достаточно дел осуждённых в 1933-1938 годах за антисоветскую деятельность. При ознакомлении с материалами нетрудно установить, что дела велись с особой тщательностью: виден индивидуальный подход к расследованию каждого случая, а искусно используемые тактики допроса и ясный, логичный слог письма не дают повода для сомнений в наличии событий преступлений.

"А невинные жертвы?" - законно вопросите вы. Да, к великому несчастию и к великой скорби, таковых было немало, но количество неправедно осуждённых определённо не исчислялось "миллионами", а вот расследования по незаконным арестам и реабилитации широко проводились в бытность И. Сталина.

Вопреки байкам о том, будто бы репрессиям подвергались преимущественно выходцы из дворянских сословий, кулаки и рядовые граждане, так называемые "чистки" производились прежде внутри самой партии большевиков. В период наиболее крупных волн "чисток" из ВКП(б) была отчислена почти пятая часть членов компартии. Кадровые "чистки" проводились также и среди чекистов.

Материалы архивов, освещающие ход показательных процессов, свидетельствуют о наличии объективной стороны подавляющего значительного числа уголовных дел, заведённых в отношении коррумпированных партийных функционеров и сотрудников правоохранительных органов, чинивших неправосудные расправы.

ЦК ВКП(б) постановлением от 17 ноября 1938 года "Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия" официально осудил многочисленные нарушения и злоупотребления в ходе "большой чистки", а также ликвидировал внесудебные "тройки":

"...Массовые операции по разгрому и выкорчёвыванию вражеских элементов, проведённые органами НКВД в 1937-1938 гг. при упрощённом ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Более того, враги народа и агенты иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД, как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, проводили массовые и необоснованные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, и в особенности засевших в органах НКВД".

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Действия объединённой оппозиции накануне войны

После разгрома в Гражданской войне остатки белогвардейских армий перекочевали в дальневосточное зарубежье, в Европу и Америку.

Там к 30-м годам из белоэмигрантов сформировались многочисленные российские антибольшевистские организации, имевшие тесную связь с гитлеровцами и рассчитывавшие напасть на СССР в составе германских войск.

Разумеется, готовясь к походу на большевиков, эти военизированные организации вели на территории Советского государства активную разведывательную работу, создавали очаги сопротивления Советам.

В свою очередь, деятельность разветвлённого контрреволюционного подполья не ограничивалась пропагандой и экономическим саботажем. Используя знание местности и связи с сочувствующими элементами, оно занималось организацией террора, готовило агентуру для локальных восстаний крестьянства.

Так, перед войной активизировалась работа по вербовке агентуры среди бывших "кулаков" и участников недобитых белогвардейских банд с целью организации восстаний в колхозах и совхозах в поддержку Гитлера на момент ожидаемого наступления на СССР.

С этой целью из Германии, Маньчжурии, Японии на территорию нашей страны во множестве забрасывались диверсанты, путём уговоров или шантажа склонявшие ссыльных и недовольных большевистской властью граждан к сотрудничеству с антисоветским подпольем. Имеются документальные сведения о попытках таких вербовок в Туруханском и других районах Красноярского края, закончившихся провалом.

Недовольство бывших помещиков и раскулаченных, утративших свои состояния и личные хозяйства, в полной мере использовали западные разведки, занимавшиеся организацией шпионажа, диверсиями, провокациями. Эта категория оказалась в поле зрения разведывательного отдела штаба рейхсвера, занимавшегося подготовкой резидентуры для шпионажа военно-разведывательной работы в пользу Германии.

С помощью советских служащих, работающих на оборонных предприятиях, агенты осуществляли сбор разведывательных материалов о расположении воинских частей, о работе военной промышленности для создания диверсионной сети.

Как упоминалось выше, в руководстве крупных и мелких промышленных предприятий работали выходцы из имперской России, которые в большинстве своём не питали симпатий к советскому строю. Задачей тех, кто в результате революции потерял дворянские звания и титулы, феодально-родовые привилегии, денежные капиталы, собственные имения, банки, заводы, но главное - рабов в лице своего народа, было свержение социалистического строя.

Если в первые годы советской власти предпринимались лишь отдельные попытки покушений на Сталина (в 1919-м, 1923-м), то в 1927-м объединённая оппозиция повела широкое наступление по всем фронтам на руководство ВКП(б).

Троцкисты, зиновьевцы, бухаринцы, рыковцы, представители "Рабочей правды", "Рабочей группы", имевшие свою агентуру в ЦК, в разведке, среди командования Красной армии, в ноябре 1927-го предприняли антигосударственный переворот, который был подавлен при помощи мер карательного действия на основе закона.

Оппозиция, не имевшая сил самостоятельно свергнуть Сталина и желавшая использовать нападение Германии на СССР для свершения в условиях войны переворота в стране и приходу к власти самой, широко сотрудничала с Гитлером, как, впрочем, и с европейскими разведками.

Но ни последним, ни Гитлеру антисталинская оппозиция в роли какой-то "новой власти в СССР" была не нужна. Кроме того, Гитлер видел для себя выгоду от уничтожения антисталинской оппозиции силами НКВД, поскольку это позволяло Германии обвинить Советы в тотальном физическом истреблении собственных граждан и ослабить СССР, раздробив советское общество изнутри накануне войны.

Таким образом, наша внутренняя оппозиция, будучи спровоцированной своими западными "партнёрами", инициировала в СССР массовые политические репрессии и, в конце концов, сама оказалась под их катком.

Вообще к выходкам оппозиции И. Сталин относился с великим терпением. Он прощал оппонентам из ЦК публичную в свой адрес критику (зачастую необъективную), всегда оставаясь противником крайних мер. Но перед войной остро встал вопрос безопасности страны, когда вносимые в работу высшего аппарата управления разногласия и распри могли нанести нашей обороноспособности ощутимый вред.

Ещё в 1935 году Иосиф Виссарионович, беря во внимание многолетние данные органов госбезопасности об активизации враждебных элементов, постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 15.05.1935 года фактически предупредил оппозицию о предстоящей беспощадной борьбе с антигосударственными проявлениями и потребовал прекратить заговорщическую деятельность перед угрозой надвигающейся войны.

Тем не менее представители антисталинских течений в партии проигнорировали это постановление и активизировали подрывную работу, за что кто-то из них поплатился свободой, а кто-то - жизнью.

Противостояние приверженцев разнополярных политических мировоззрений было в руководстве СССР достаточно напряжённым на протяжении всего советского периода страны. События же 1936-1937, 1953-1959, 1991-1993 годов поистине стали нашей национальной трагедией.

Одна сторона беспощадно уничтожала другую, и кто был более жесток, а кто менее - нельзя судить с кондачка, сквозь призму обывательского "диванного" гуманизма.

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Хрущёвско-брежневский период. Начало развала.

Провозглашаемое в 60-е годы Леонидом Брежневым "обеспечение стабильности" привело к тому, что в течение 20 лет ничего не менялось в структуре партийного аппарата - его члены пребывали там пожизненно, пользуясь особыми благами и привилегиями.

В силу ослабления репрессивной политики в отношении представителей административно-управленческого аппарата, на почве социального неравенства граждан, но главное - неподконтрольности партии народу, в СССР произрос новый класс - советская партийная буржуазия.

Под бравые лозунги и шумные здравицы на предприятиях постепенно снижался уровень образованности кадров, приходило в упадок сельское хозяйство, нересурсная экономика страны не только снизила темпы своего развития, но к 80-м годам превратилась в отстающую.

Между тем за счёт увеличения темпов продажи природных ресурсов, и прежде всего - нефти, благосостояние населения СССР росло. Наши граждане успешно приспособились к безмятежной жизни при Леониде Ильиче, и слушать не желали предупреждений по поводу неизбежности кризиса советского государства.

Массы демонстрировали лояльность власти и её верховному лидеру, превратившему СССР в партийное государство, а членов партии - в обособленный социальный класс. В стране происходил рост бюрократического аппарата, в быту госучреждений процветал карьеризм и чинопочитание, угодничество и интриги, вершился произвол партийных чинов.

После смерти Иосифа Сталина партийно-государственная элита стала в СССР новым сословием эксплуататоров, использующим принадлежность к КПСС для обогащения самоё себя.

Естественно, что в то время находились граждане, выражавшие недовольство обликом политического руководства СССР, отходом высших партийных чинов от основополагающих большевистских принципов. Для подавления этих недовольств и устранения политических оппонентов "вождями" постсталинского периода применялись репрессии, масштаб которых особенно проявился в первые годы правления Никиты Хрущёва.

Л. И. Брежнев также лично одобрял репрессивные меры, направленные против приверженцев ВКП(б) и иных движений, угрожающих разоблачением паразитической сути партийной номенклатуры. Борьба с оппозицией велась силами органов госбезопасности, что позволяло успешно скрывать неприглядность способов устранения "инакомыслия" в постсталинском СССР.

При Брежневе число граждан, привлечённых к ответственности по политическим мотивам, значительно сократилось. Но это достигалось не "правильной карательной политикой Советского государства", как докладывал в 1975 году председатель КГБ Юрий Андропов, а вменением "мыслящим инако" сугубо уголовных преступлений.

Оппозиционно настроенные граждане в действительности не имели "связи с иностранными агентами" и не "вынашивали изменнических планов". Тем не менее они представляли угрозу благоденствию партийной элиты, чего последняя допускать не могла. В 70-80-е годы орудие репрессий было направлено на охрану интересов господствующего класса - высокопоставленных партийцев.

Повсеместно процветающие в 80-е бардак и разгильдяйство, поголовные взятки, воровство привели к утрате доверия к властям со стороны широких народных масс. Это позволило нашим врагам осуществить диверсию "перестройки" и, наконец, уничтожить Союз.

Тех же, кто препятствовал уничтожению Страны Советов, горбачёвская партноменклатура травила органами госбезопасности, называя "иностранными агентами" и "неблагонадёжными".

Но вот что странно: почему сегодня никто не поднимает вопрос о репрессиях хрущёвско-брежневско-горбачёвского периода? Почему мы не знаем живущих среди нас авторов клеветнических доносов, исковеркавших многие человеческие жизни? Почему не оглашены имена судей и прокуроров, ещё недавно обрекавших безвинных на тюремные сроки?

Ответ прост: многие из современных политиков, видных лиц государства, российской армии и органов МВД повинны как в политических репрессиях 60-70-х годов, так и в государственных преступлениях периода новейшей истории России.

Скрытые коррупционные связи, тянущиеся из аппарата КПСС к теперешним руководителям государства, не позволяют последним допустить публичной огласки компрометирующих их следственных материалов, в том числе данных на государственных преступников в нынешней российской власти.

Поэтому темы любых публикаций относительно необоснованных репрессий обыкновенно устремлены в некое "недосягаемое прошлое", упорно смещая акцент вины с нынешнего политического бомонда на давно почивших персонажей отечественной истории.

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Тюрьмы да ссылка - не тема для спекуляций

Русские люди склонны к сочувствию. Именно на этом свойстве нашей души играют, как на дудке, пропагандисты-антисоветчики.

Да, невинных жертв, попавших в жернова политических репрессий, было немало - этого никто не отрицает, но, право же, подло день и ночь эксплуатировать тему "жертв", приторговывая "миллионами", намеренно обеляя уголовников и ренегатов (в чём так преуспели ельцинские реабилитаторы и сегодняшние их последователи).

Безусловно, рассказ Ларисы Васильевны Голубь при прочтении вызывает живое сочувствие, и, возможно, её родные действительно оказались невиновными в том жутком катаклизме, что принято называть политическими репрессиями.

Только меня вот куда более интересует, например, правовое обоснование ареста дедушки автора, поскольку УК РСФСР не содержал статьи "за отказ от вступления в колхоз". Уполномоченные могли оказаться душегубами, но документы в органах НКВД оформляли безукоризненно.

При непосредственном ознакомлении с содержанием дел, рассматривавшихся во внесудебном порядке, мне НИ РАЗУ не приходилось читать в них обвинений, не обоснованных конкретным законом и материалами следствия. Касаемо Беломорканала тоже должен поправить Ларису Васильевну: его начали строить не в 1930 году, а в конце 1931-го. Изобличая кого-либо, следовало бы избегать неточностей - в противном случае мы уподобляемся тем, кто выносил неправосудные приговоры.

Описание бытия ссыльных всегда производит впечатление на "несиделую" аудиторию. Тем не менее сама по себе демонстрация лагерных вышек и полуразвалившихся бараков не может служить доводом в пользу "необоснованности репрессий".

Вообще условия содержания ссыльных в 30-х годах мало чем отличались от уклада жизни обитателей лесоповальных лагерей 50-х и 70-х годов. Доложу вам, четверть века спустя после смерти Сталина и нас ровно так же гоняли этапами через тайгу: глинистая, размытая дождями дорога, дюжина вертухаев в плащ-палатках - на лошадях, с карабинами и обрезками кабеля вместо дубинок.

Дневной переход составлял 30 вёрст пеше - с вещами, в линялых куцых фуфайках с пенькой вместо ваты, под предупредительные окрики: "Шаг влево, шаг вправо...!" Те же опоясанные колючкою заборы, дощатые вышки охраны и бараки с печкой, рваные сапоги, портянки из мешковины, вши, туберкулёз, обморожения, обыденная гибель заключённых в лесосеках и на сплаве, поножовщина, суицид.

А что, кто-то представляет себе заключение по-другому? Может, предложите в зоне занавесочки в горошек развесить? Лагерь - он и есть лагерь. Никто из "зэков" - теперешних ли, тогдашних ли - ничего удивительного в этих условиях не находил.

Мог бы поведать немало о том, как ломает человека неволя, о тюремных карцерах, где доводят до сумасшествия неповинных людей, о горе разлучённых семейных пар, о бившихся под вратами узилищ матерях осуждённых...

Скорбь и страдания сопутствуют работе репрессивной машины при любом государственном устройстве, при любом правителе. Вопрос лишь в том, повторяю: служат ли репрессии интересам горстки нелюдей из числа правящей знати или, напротив, служат интересам большинства в качестве инструмента борьбы с тотальным воровством и коррупцией (что так актуально в наши дни!), с диверсиями и саботажем (при обострении внешней угрозы), с массовым предательством (в условиях войны) и так далее.

Брежневская система обходилась безжалостно с теми, кто представлял помеху благоденствию сытых партийных буржуа, но ведь и антибрежневские движения в случае своей победы не собирались цацкаться с политическими противниками!

Вопреки досужему мнению, оппозиция брежневскому бюрократическому аппарату не исчерпывалась разрозненными кучками избалованной интеллигенции из числа поэтов и балерин. Существовали организации, не исповедующие слюнявой гуманистической морали. Их члены не сомневались в том, как после переворота поступят с противной стороной, так что прекрасно понимали, на что шли сами.

Это была осмысленная борьба, в ней были неизбежны потери, посему ни сторонники ВКП(б), ни другие подпольщики хрущёвско-брежневского периода, арестованные за противодействие захватившей власть в СССР партийной буржуазии, отнюдь не считали себя "жертвами репрессий".

И уж точно эти люди не нуждаются в реабилитациях, показном сочувствии или компенсациях из грязных рук нынешних "вождей", которых считают предателями страны, преемниками преступной когорты партбилетчиков-иуд.

Да, мы потерпели провал в 70-е, проиграли в противостоянии 1993-го, а вот если проиграла бы клика "реформаторов", то сегодня не я, а господин Чубайс, ковыряя дырку в валенке, делился б впечатлениями о "прелестях" лесоповала...

Для малосведущего обывателя прессинг НКВД выглядит неистовым, ужасающим, бесчеловечным. Но разве нынче правящая элита, окружившая себя 400-тысячной армией жандармов, не лишила нас элементарных условий жизни, не отняла у молодых будущее, не лишила пенсионеров последних сбережений, заслуженной старости? Разве не унижен, не доведён до края российский люд?!

А бесчинство судей и прокуроров? А Нацгвардия на Енисее, карающая рыбака за пригоршню ельца? А бесконечные обыски под соусом мнимого "терроризма"? А избиения и аресты граждан за неприятие новой общественно-политической системы, за саму попытку что-либо возразить властям?!

Это всё те же репрессии, однако я не наблюдаю толпы потомков репрессированных, вышедших на демонстрации в знак осуждения творимого сегодня!

Ну ладно, приспело кому-то "восстановить историческую справедливость", только возникает вопрос: почему в хрущёвско-брежневский период вас не интересовали судьбы сотен тысяч невинно осуждённых? Ведь это происходило уже в вашу бытность, Лариса Васильевна! Что-то не слыхал никто в оные годы порицания "репрессивных мер" со стороны Познера, Михалкова, Захарова, Гранина, Жириновского, Волкогонова.

Где были вы - нынешние "обличители тоталитарного прошлого", когда я в свои 18 лет был сослан по сфабрикованному делу катать кедры на плотбищах ГоршорЛАГа, когда выплёвывал лёгкие в сырых бараках, а по ночам, зажав зубами ворот бушлата, корчевал ногти из обмороженных пальцев?!

Где были вы, Лариса Васильевна, в 70-е, когда ваши сограждане, потрясённые произволом суда, взрезали вены в комнате для приговорённых? Когда зелёные пацаны в отчаянии бросались на колючую проволоку в надежде привлечь внимание вас, господа-правоборцы?!!

Что делали вы в том самом ненавистном "застое", когда власть засвинелых партбилетчиков руками ГБ душила "несогласных" за всякое обвинение в свой адрес? Что ж ТОГДА вы не спрашивали с них, супостатов, за ваших бабушек и дедушек, за сотни тысяч невинно загубленных душ?!

Вам было "не с руки", потому что вы занимали партийные должности, получали премии и награды и пели оды в честь кремлёвских "небожителей"! А с крушением Союза, когда оказалась востребованной хула на советскую эпоху, вы задним числом вспомнили о пострадавших родственниках, с запоздалым усердием осуждая тех, кто уж точно ничего не услышит, не возразит, не накажет вас за крамольные речи.

Как-то странно устроена память ваша, господа "репрессированные": прежде славили, теперь клянёте... Да и как не устоять пред выгодным сим статусом, обеспечиваемым льготами, социальными пособиями, повышенной пенсией! Сейчас, обласканными "Мемориалом" и закордонными его спонсорами, куда сподручнее клеймить большевиков, не так ли? Бог вам судья.

Были ли они - "сотни миллионов невинных"?

Нужны ли репрессии сегодня?

Итак, советское рабоче-крестьянское государство, защищавшее интересы своих граждан, нещадно боролось с врагами социалистического отечества как внутри самой власти, так и в среде рядовых граждан, пусть в малой своей доле, но ратующих за установление капиталистического эксплуататорского строя.

Говоря о защите государством интересов собственных граждан, а о репрессиях - как об инструменте этой защиты, следует признать, что на настоящий момент в РФ таковые меры актуальны как никогда.

Не стану отягощать текст безрадостным повествованием о состоянии страны на 2020 год (его ощущает всякий здравый гражданин), отмечу лишь, что немалая часть руководящего аппарата РФ сегодня состоит из коррупционеров, бандитов, предателей Родины. Ровно те же категории казнокрадов и хапуг равномерно распределены по всем регионам страны, слагая пресловутую "вертикаль".

Богатство надменной сей братии берётся из карманов миллионов рядовых граждан, из нищеты больниц и домов престарелых, из отнятых правительством пенсий, из страданий слабых, бесправных, обездоленных.

Начисто разворовывая бюджеты городов и весей, наживая миллиардные капиталы на вывозе российских недр, на грабеже собственного народа, несметная когорта разномастного жулья ежедневно, ежечасно, ежесекундно наносит нашей стране колоссальный урон, масштабы которого сравнимы разве что с военной оккупацией! Это самый настоящий внутренний враг - подлый, коварный, циничный.

Подавляющая часть российского населения понимает необходимость применения жёстких репрессивных мер в отношении чиновничества всех рангов: полицейских, сотрудников миграционных служб, судей, прокуроров, глав местных администраций, губернаторов, депутатов, министров и генералов.

Для наведения хоть какого-то порядка потребуется привлечь к уголовной ответственности немалое число лиц, занимающих руководящие посты в государственном аппарате. Однако право карать и миловать в сегодняшней России принадлежит как раз тем самым "лицам", представляющим власть, а значит, без изменений в политическом строе любые репрессии, направленные на борьбу с предателями Родины, взяточниками и коррупционерами, окажутся бессмысленными.

Современная российская государственная система была изначально построена на воровстве, на подкупе, взятках, и, конечно, на обмане своих граждан. С приснопамятных 90-х она никуда не ушла от принципа узаконенного воровства, поэтому так называемая "борьба с коррупцией" в РФ неосуществима в принципе (наивно ожидать, будто коррупция сдуру примется бороться сама с собой!).

И в сталинскую эпоху тогдашние начальники - министры, директора и председатели - тоже не ходили сплошь "белыми" да "пушистыми". Хватало поганцев и в 30-е, и в 40-е, но органы НКВД работали, справлялась. А вот в 70-е разбаловали правящую верхушку, подраспустили "бояр", и вскоре потеряли СССР.

Так не права ли была большевистская власть, регулярно чистившая свои ряды от мздоимцев и паразитов? Чем плохо было осознание гражданами СССР неотвратимости наказания за расхищение народной собственности? Чем не устраивала РАВНАЯ при Сталине ответственность перед законом - и госчиновника, и рядового трудяги?

Взгляните на банду зажравшихся министров, мэров, губернаторов! Разве не справедливым будет отправить дармоедов на восстановление разрушенного ими народного хозяйства, снабдив киркой и лопатой?!

Сейчас кто-то заголосит: "Ай-яй! Опять репрессии! Бесчеловечно! Недопустимо..." А вы попробуйте назвать ДРУГОЙ ВЫХОД! Тут выводы волен делать каждый, лишь бы "озарение" это для нашего общества не оказалось слишком запоздалым.

Ежегодно население России сокращается на полмиллиона. Это наши новорождённые и дети, не дожившие до года. Это наши подростки, за неимением жизненных перспектив ушедшие в пьянство и наркоманию. Это наши сограждане, умершие из-за бедности, отсталой медицины, ядовитых продуктов питания.

За годы правления Ельцина - Путина Россия потеряла населения больше, чем в любой из войн, пережитой нашей страной, больше, чем при любой из репрессий - царских ли, колчаковских ли, сталинских или хрущёвских. Росстат тщательно замалчивает цифры убыли населения, с лихвой компенсируемой за счёт массового притока мигрантов из Китая и средней Азии.

Россия продолжает терять территории, она вымирает. Хочется спросить воинствующих антисталинистов, три десятилетия распространяющих бесчисленные свои "мартирологи", книги "памяти" и "скорби": вы никогда не пробовали заступиться за живых?! Ведь Родина наша слабла и разрушалась не при Сталине - она слабнет и разрушается сейчас!

Может, пора б уже, наконец, перевести взор от набивших оскомину "жертв сталинизма" на сегодняшний день страны?

Сергей АНОСОВ,

п. Бор,

Туруханский район Красноярского края.