Где книги? Ни Герцена, ни Тургенева, ни Гончарова

13 January

Вместе с Советской властью в губернский город Красноярск сто лет назад, в январе 1920 года, сразу же возвратилась обескровленная белогвардейскими репрессиями, чехословацкими расстрелами, пытками и казнями, загнанная в глубокое подполье газета "Красноярский рабочий".

После тяжёлых кровопролитных боёв за город пришла пора перехода хозяйства и общества на мирные рельсы, о чём тут же начал активно рассказывать "Красраб".

Естественно, и речи не шло о долгосрочных праздничных мероприятиях, как в настоящее время. Некогда было веселиться... Суровая газета, отпечатанная на плохой бумаге, объяснялась с горожанами столь же суровым, казённым языком непростой жизни.

Пока ещё шла гражданская война, да и сам Красноярск, только-только освобождённый от белогвардейцев, находился на военном положении, о чём свидетельствуют жёсткие приказы военного коменданта города, появлявшиеся на страницах газеты.

Из номера в номер печатались сводки "На Красном фронте", в одном из январских номеров читали нашли категоричный приказ о поиске и аресте врага Советской власти адмирала Колчака. Согласно сообщению "Красноярского рабочего" от 18 января, тот был арестован на станции Нижнеудинск чехами.

Россия полыхала в огне гражданской войны, зверствовали поляки, уничтожающие красноармейцев. "В городе Шукли умерло 45 пленных большевиков, - сообщает львовская газета "Вперёд". - В этот день был сильный мороз и резкий холодный ветер. Пленные были выведены полуголые и полубосые в холодный барак с цементным полом".

Воевал легендарный анархист, вступивший в ряды большевиков, Нестор Каландаришвили. Мелькали новости о пресловутом "золоте Колчака", которое будто бы находится на территории Политического центра Сибири под надёжной охраной.

Не хватало дров, а на дворе зима, не доставало лекарств, а приходилось срочно создавать городской дезинфекционный отряд, открывать общую прачечную для детских домов города. Велась борьба с нечистотами, которыми никто не занимался с лета 1919 года.

В отделе актов гражданского состояния за ноябрь 19-го было зарегистрировано 85 рождений и столько же смертей. Родились 54 мальчика и 31 девочка. Произошло 89 браков, 14 разводов. В газете приводилось число умерших от брюшного тифа, туберкулёза, воспаления лёгких и прочих болезней, которых в 1920 году было предостаточно и которые перечислять нет настроения.

Даже из этих коротких информационных заметок можно сделать предположение, насколько тяжёлой была та зима 1920 года в Красноярске: холод, голод, болезни, враждебные действия не пойманных ещё колчаковцев, разгул преступности: "Задержание шайки грабителей", "Задержание милиционеров", "Труп"...

"В последние дни в Красноярске стоят очень сильные морозы, - сообщал "Красраб", - весь город окутан густым туманом. Алексеевская железнодорожная школа уже вторую неделю не занимается за неимением топлива".

Публиковались первые распоряжения Красноярского уездного военного комиссариата, согласно которым, призыв на военную службу осуществлялся в возрасте от 17 до 55 лет. Был издан приказ о трудовой мобилизации мужчин - плотников, столяров, кузнецов и представителей других профессий, а также женщин - инженеров, архитекторов, техников, бухгалтеров...

Необходимы были рабочие руки. Лица же, не пришедшие на сборный пункт, считались дезертирами с наказанием по законам военного времени. Жёстко, но это было так.

Понемногу оживала культурная-просветительская жизнь города. 15 января "Красноярский рабочий" сообщил, что в помещении подотдела искусств состоится организационное собрание литературно-художественной студии, на которое приглашались все товарищи, проявившие себя в литературной деятельности.

В помещении агитпункта станции Красноярск по понедельникам решено было выпускать номер "Живой газеты". В помещении фельдшерской школы (Гостинская, 45) заработало Географическое общество, на котором были прочитаны доклады об истории Красноярска и озёрах Ачинского и Минусинского уездов.

Не забыты в этой "буче, боевой, кипучей" и бывшие белые офицеры, про судьбу которых в наше время какие только байки не рассказывают. 18 января был опубликован приказ коменданта Красноярска, согласно которому регистрация бывших офицеров, военных чиновников, юнкеров и солдат продолжалась до 18 января, а с 19-го лиц, не имевших на руках документов, обещано было расстреливаться без суда, как не подчинившиеся приказу представителя рабоче-крестьянского правительства.

Город ещё находится на военном положении. Расформированные, разбитые части и должностные лица бывшей белой армии должны были сдать казённые деньги в казначейство, имущество - в надлежащие отделы...

"Всем, всем и всем жителям города Красноярска и его окрестностей разрешают брать в полную собственность лошадей, бродящих по городу и его окрестностям, в чём никакие воинские части, а также и милиция препятствовать не должны, - объявлял комендант С. Марголин. - Лошади племенные, кровные и полукровные никаким реквизициям, конфискациям, мобилизации и приобретениям за наличный расчёт не подлежат".

Профессиональные союзы и организации должны были пройти обязательную регистрацию. На газетных полосах появлялись сообщения о профессиональном союзе кожевников, строительных рабочих, карамельщиков, паточников и кондитеров, которые категорично заявляли: "Время не ждёт. В новой свободной Сибири должно быть новое строительство".

И всё-таки как же быть без культуры? Газета искала "пути к новому театру", который, по словам журналиста А. Р., опубликованным в одном из номеров, "должен служить интересам широких масс и государства вообще..."

Отметил автор полнейший недостаток подходящих пьес. Да кто же их стал бы писать в такое сложное время? И всё же в ограниченном круге "революционных" классических пьес А. Р. нашёл "шедевры искусства и красоты". К числу таких творений он отнёс "Разбойники" и "Вильгельм Телль" Шиллера, пьесы Бомарше, Шницлера, Гуцкова, Луначарского, Горького, Гауптмана, Мольера.

"Пьесками шика" (знать бы, что это такое?) назвал А. Р. неведомые в наши дни "Обыск", "Облаву", "Мы и они". Стоит заметить, что газета пока не сообщала ни о театральных постановках, ни о кинопремьерах. Это будет чуть позже.

Примерно во второй половине января в "Красноярском рабочем" стали появляться объявления о показе фильмов и спектаклей. В Общественном собрании и Клубе III Интернационала 22 января шёл спектакль "Накануне" (любопытно, что в двух помещениях одновременно), в электротеатре "Кинемо" - фильм "Вы жертвою пали в борьбе роковой", а в "Кино Арсе" - "Дни революции". Причём, вход был бесплатный.

"Где же книги"? - между тем восклицала газета. "Вся наша губерния не имеет ни Герцена, ни Тургенева, ни Гончарова..."

Газету читал

Сергей ПАВЛЕНКО.

P. S. Примерно до второй половины января читатели не знали, кто издаёт газету, и лишь затем была объявлена фамилия ответственного секретаря "Красноярского рабочего" - Лунёв Михаил Михайлович, некролог о смерти которого от тифа был напечатан 10 января. Издатель - Енисейский губернский революционный комитет.

Подписывайтесь на канал "Красноярский рабочий", ставьте лайки, если материал понравился, делитесь своими размышлениями и пожеланиями в комментариях! Ещё больше новостей - на сибирском новостном портале www.krasrab.ru