1574 subscribers

Незваные гости Агафьи Лыковой. Часть 2

1,6k full reads
2,2k story viewsUnique page visitors
1,6k read the story to the endThat's 74% of the total page views
4 minutes — average reading time

Мы уже рассказали в публикации 8 декабря о самом начале путешествия, которое затеяла редакция "Красноярского" рабочего" в далёком уже 2012 году.

Большой Еринат кажется тихим, спокойным, но впечатления эти обманчивы. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Большой Еринат кажется тихим, спокойным, но впечатления эти обманчивы. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Большой Еринат кажется тихим, спокойным, но впечатления эти обманчивы. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"

Просто загрузиться в вертолёт и оказаться через пару часов рядом с заимкой известной таёжной отшельницы Агафьи Лыковой нам тогда не удалось. Помешала непогода, и лётчики, не особо церемонясь, выбросили нас среди тайги - на берегу Большого Абакана. Ми-8 взмыл в небо и...

Утро встретило нас нудным дождем и плотным туманом, который словно зацепился навечно в этих горах. По прибору, связанному со спутниками, сверили координаты. Оказалось, что мы не в тридцати, а более чем в сорока километрах от Ерината.

И хотя иные "горячие" головы предложили отправиться в неизведанный пеший путь до Агафьи, большинство решило пока не торопиться со сборами в поход. Вскоре всем стало ясно, что до Лыковой нам уже наверняка не добраться: берега Большого Абакана труднопроходимы, а катамараны, к сожалению, не умеют плавать против течения.

Планы экспедиции сорваны, цель пропала. Это нас тяготило тем более, что в планы были посвящены и читатели "Красноярского рабочего". Как и какими словами теперь оправдываться?

Но выхода не было, пришлось заняться тем, что мы намеревались сделать на слиянии Ерината и Большого Абакана, - собирать два катамарана в обратный путь, в Абазу. И хотя на третий день пребывания на злополучной косе в урочище, как мы потом выяснили, с символическим названием Медвежий угол установилась солнечная погода, а хариус хватал обманку, словно иной пищи для него в реке нет, радости в команде это не прибавляло.

Тем более что именно в этот день над нашими головами в сторону Ерината пролетел тот самый вертолёт. Какие слова вырывались из наших уст, догадаться несложно.

Настроение испортилось ещё более, когда утром авторы этих строк и редакционный водитель Сергей Стефанюк отправились на рыбалку на противоположный берег.

То ли лодка нас спасла, то ли мы её. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
То ли лодка нас спасла, то ли мы её. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
То ли лодка нас спасла, то ли мы её. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"

Большой Абакан - река очень бурная, и вести себя на ней надо очень осторожно. Мы пренебрегли этим правилом и в одно мгновение оказались в сильном водовороте, резиновая лодка перевернулась, едва не накрыв нас.

По шею в ледяной воде, в одежде, которая враз отяжелела, в сапогах-болотниках, особенно сильно тянущих ко дну, мы начали отчаянно подгребать к берегу, не отпуская при этом и борт лодки.

Уже на суше, придя в себя, подсчитали потери и не знали, то ли плакать, то ли смеяться. Все наши лёгонькие и плавучие спиннинги и удочки бесследно ушли под воду, бидон под предполагаемую рыбу унесло течением, а железная лопата как лежала, так и продолжала лежать на дне "резинки"...

Чуточку веселее стало после неожиданной встречи с Иваном Врублевским и Владимиром Красиковым, которые появились в этих местах на моторной лодке, чтобы забрать домой, в Абазу, охотника Геннадия Ивановича Донского, чья избушка и баня стояли, как потом выяснилось, буквально в полукилометре от нашего бивака. Охотника они не нашли и, возвращаясь, причалили к нашему берегу, чтобы обогреться и попить чайку.

Владимир Красиков живёт в глухой тайге один и на жизнь не жалуется.  Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Владимир Красиков живёт в глухой тайге один и на жизнь не жалуется. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Владимир Красиков живёт в глухой тайге один и на жизнь не жалуется. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"

Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что далеко не богатырского сложения, худощавый на вид Владимир Красиков шестой год подряд из 39 лет своей жизни живёт один в этой таежной глуши.

По сути дела, он решил повторить судьбу Агафьи Лыковой, о которой много слышал, но сам с ней никогда не встречался. Впрочем, сам отшельник-2 с такой трактовкой его судьбы категорически не согласен.

- Работал я начальником караула в пожарной части Абазы, - рассказал Владимир. - Решил взять в аренду сроком на 48 лет земельный участок неподалеку от знаменитого на весь Таштыпский район Тёплого ключа. Все документы собрал, а глава района - ни в какую, дескать, участок далеко, контролировать трудно. Меня и заела гордыня, бросил все и ушёл в тайгу, благо семьи нет, горевать обо мне некому. Нашёл бывшее становище староверов Золотавиных, срубил небольшой дом, затем баню. Так и живу шестой год вдали от людей. Вначале трудно было, даже хотел вернуться в город, а пришла весна, и за хлопотами забылись мирские соблазны. Я ведь православный. Зимой, когда дни короткие, а ночи особенно длинные, только Евангелие и Житие святых спасают от тоски. Впрочем, газеты тоже люблю читать, радио слушать.

Незваные гости Агафьи Лыковой. Часть 2

- А не страшно жить в такой глухомани, где главным хозяином тайги является медведь, вон сколько следов вокруг? - спросили мы добровольного отшельника.

- Да мы с Иваном сегодня видели его на речной косе,- улыбается Владимир. - Медведь -- он только на слабых духом нападает, а такие в тайге надолго не задерживаются. Хотя нынешней весной неподалеку от вашей стоянки пропал старый и опытный охотник дядя Федя. Неделю его искали и не нашли. Может, под медведя попал, а может, иначе сгинул, только Бог да тайга об этом знают. Скажу больше: в постоянной работе об опасности забываешь. А дел в тайге не переделать. Вот хочу с Иваном на устье речки Бедуй избу срубить, чтобы желающие попасть на Тёплый ключ могли культурно отдохнуть перед пятикилометровым переходом к целебному источнику. Для Ивана это дополнительный источник заработка, ведь он на моторке возит желающих исцелиться из Абазы до Бедуя, а мне делать добро сам Бог велел. Вам тоже очень советую побывать на Теплом ключе - всю усталость как рукой снимет.

Наш палаточный лагерь на берегу Большого Абакана. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Наш палаточный лагерь на берегу Большого Абакана. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Наш палаточный лагерь на берегу Большого Абакана. Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"

Попрощались мы с неожиданными гостями и решили последовать их совету - плыть до реки Бедуй, откуда начинается тропа на Тёплый ключ, на котором, кстати, не раз бывала и Агафья Лыкова.

Все уже, по сути дела, свыклись с мыслью, что таёжную отшельницу нам не увидать. Но правильно говорят: безвыходных положений не бывает. На Тёплом ключе цель экспедиции вновь стала обретать реальные очертания. Но об этом - в следующем репортаже.

Виктор РЕШЕТЕНЬ,

Владимир ПАВЛОВСКИЙ,

журналисты "Красноярского рабочего".

Читайте продолжение - часть 3.

Что может быть вкуснее чая на берегу таёжной реки? Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Что может быть вкуснее чая на берегу таёжной реки? Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"
Что может быть вкуснее чая на берегу таёжной реки? Фото: Валерий Бодряшкин/"Красноярский рабочий"