1573 subscribers

Почему у жителей Семёновки возросла ностальгия по СССР

<100 full reads
147 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 59% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

За последние 20 лет в России исчезли около 23 тысяч населённых пунктов, из них около 20 тысяч - это сельские поселения, деревни. По 3 каждый день.

Почему у жителей Семёновки возросла ностальгия по СССР

Основная масса бедных проживает в сельской местности, и огромные территории, особенно Сибири и Дальнего Востока, становятся малообжитыми, а сельхозугодья, пашня - брошенными, где произрастают уже не только сорняки, но и лес.

Вот и моё родное село Семёновка Уярского района на грани исчезновения, а ведь люди в период Столыпинской реформы, преодолевая огромные лишения при переселении из европейской части России в Сибирь, решали проблему освоения огромных территорий страны и поиска лучшей доли для себя.

В начале перестройки во власти существовало единое мнение, что рынок всё расставит по местам и всё сам решит. С каким энтузиазмом в крае, да и в России в целом, разваливали коллективные хозяйства, потребкооперацию под призыв "Фермер нас накормит". Но, увы, совхозы, колхозы уничтожили в большинстве своём, а фермер не смог обеспечить продовольственную безопасность страны.

Я хочу вспомнить, какие проблемы существовали при переселении народов в Сибирь, и поразмышлять о том, почему по прошествии не только десятилетний, но и столетия население деревень - потомки переселенцев - подвергаются необъяснимым трудностям, а государство не предпринимает усилий по защите этого населения, которое обеспечивает не только продовольственную безопасность, но и освоение огромных территорий Сибири.

Летом 1892 года 43 семьи из села Семёновка Бугуруславского уезда Самарской губернии пришли в село Уярское Канского округа Енисейской губернии. Я хотел бы подчеркнуть - именно пришли, так как лошадей было не более одной на семью, четыре семьи оказались совсем без лошадей, которые пали от истощения.

В пути телеги развалились, сбруя пришла в негодность, так что возить лес для строительства жилья не на чем было. Между тем наступала осень, необходимо было подготовиться к зиме, а тёплой одежды не хватало.

Красноярский комитет по переселению узнал о бедственном положении переселенцев, выделил 120 рублей - в среднем около 3 рублей 33 копеек на семью - для покупки одежды, обуви и корма для лошадей.

С весны 1893 года новосёлы стали строить избы и к осени уже перешли в свои дома, положив начало посёлку Ново-Семёновскому. Весной 1894-го они были ссужены сохами, боронами и деньгами. Всех пособий в среднем на семью пришлось около 22 рублей.

Началом Ново-Семёновского посёлка следует считать лето 1893 года. Он относился к Рыбинской волости Канского округа Енисейской губернии.

Местность, отведённая для поселения, волнистая, открытые луговины с берёзовыми рощицами, строевой лес - лиственница. Посёлок расположили по левому берегу речки Уярки. Посреди него - площадь под строительство церкви. Вокруг - богатая растительность, почва - чернозём. Для переселенцев отводили достаточно земли, что позволяло иметь хорошее подворье.

Новосёлы являлись смесью четырёх народностей: русские (40 семей, 162 души), мордва (14 семей, 57 душ), чуваши (6 семей, 22 души) и хохлы (6 семей, 25 душ). На 100 мужчин приходилось 83 женщины. Грамотных в посёлке оказалось 12 человек, малограмотных - 14, среди женщин грамотных совсем не было.

Скота рогатого и мелкого, птицы было мало, коров - только 26. Но новосёлы, несмотря на трудности, оставались довольны своим положением. Из этого можно сделать вывод - как тяжело жилось им на родине, в Самарской губернии.

Эту информацию оставил член переселенческого комитета врач А. Г. Куркатовский.

Люди компактно селились, учитывая места своего бывшего проживания. И сегодня улицы Семёновки - это Самарская, Киевская, Полтавская, Черниговская, Березина, Садовая и другие.

Этот принцип сохранился и в наименовании сельхозугодий. Вот только часть пашен, названных по фамилиям переселенцев,- Игонина, Нестерёнкина, Андрюшенкина, Табакова, Горбачёва, Сураёва, Куташевская, Лухтанова, Кирюхина, Мотолигина, Бикаева, Кулешова, Солдаткина, Гурина, Локоманово, Шахворостово.

В Семёновке насчитывалось 254 двора - 1 294 жителя. В 1909 году здесь возвели Троицкую церковь, были одноклассная школа, склад сельхозпродукции, хлебозасыпной магазин, казённая винная лавка.

В Семёновскую волость входили четыре селения: Семёновка, Семёновский выселок, Кайлык и Белогорнойка. Крестьянских хозяйств - 688, населения - 4 088 человек, лошадей - 1 366, коров - 137, посевная площадь - 3 465 десятин.

В советское время Семёновка успешно развивалась, здесь были организованы три колхоза: "Стахановец", "Пятилетка" и "Большевик", потом их объединили в один - "Большевик". Повезло сельчанам с председателем - Пилипенко смог развить животноводство, растениеводство, пчеловодство. Пасеки имели И. К. Денисенко, Арбузов, Кирюхин. Работала мельница, построенная на речке Уярке.

Отец брал меня на мельницу молоть муку из заработанной в колхозе пшеницы. Какой же вкусный хлеб пекла моя мать Прасковья Кузьминична в русской печи на улице Самарской!

Из ярких воспоминаний детства - я любил приходить на пасеку к дяде Иосифу Денисенко, родному брату матери. Это был человек, увлечённый пчеловодством, хорошо чувствующий природу. Я удивлялся его познаниям - где гнёзда тех или иных птиц, где обитают звери, какие ягоды растут в лесу и на лугах. На пасеке он угощал меня огурцами с грядки, наливал мёд в чашку, и я макал огурцы в него. Впечатления - огромные. Вкус огурцов с мёдом не идёт ни в какое сравнение со вкусом арбузов и дынь.

Колхоз в ту бытность имел маслобойку, где производили масло из выращенного на полях рыжика. Это было любимое место сбора детворы. Мы приходили со своим хлебом, и нам наливали в чашку рыжиковое масло. Подсолив, мы с радостью макали хлеб в ещё тёплое, только что полученное масло. Я и сейчас пишу эти строки, наслаждаясь ощущениями детства.

В колхозе "Большевик" было 5 тысяч гектаров сельхозугодий и 3 500 - пашни. Из окон школы мы, ученики, видели зерноток, сушилку, как привозят зерно с полей, перерабатывают и засыпают на хранение. Механизаторы колхоза, в том числе мой отец Андрей Александрович, старший брат Михаил, летом работали в поле, зимой ремонтировали трактора в Толстихинской МТС, преодолевая пешком 18 километров.

В колхозе выращивали табак. Помню бригадира Фёдора Долгозвятого, прекрасного организатора. Мы, маленькие помощники, поливали водой из вёдер рассаду табака.

К сожалению, с превращением колхоза в отделения совхоза "Уярский" Семёновка потеряла своего руководителя Пилипенко.

Вспоминая военные и послевоенные годы, я до сих пор удивляюсь тому, что в тяжелейшее для страны время в Семёновке был собственный врач - фельдшер Мананкин. Я родился 28 августа 1941 года в родильном отделении местного фельдшерского пункта.

Сегодня нет всего этого, сельчане вынуждены ездить за 18 километров в город Уяр. Была почта - нет почты. Был сельсовет, в нём, как помню, работал М. А. Варлахов, к которому люди шли за советом, и он всё делал для развития села. Сегодня нет сельсовета и нет человека, болеющего за интересы селян.

Может, не там экономят бюджетные деньги нынешние представители власти? Предлагаю ввести в таких деревнях должность старосты, который бы отстаивал интересы жителей, потомков тех, кто перенёс тяжесть переселения и становления этих поселений.

Мы не должны забывать, празднуя очередную дату Победы, сельское население - это основной состав защитников Отечества и победителей. В годы войны из Семёновка были призваны 353 мужчины, 230 из них погибли и только 123 вернулись домой, в том числе и мой отец.

Хотел бы заострить внимание нынешней администрации края, района на значении школы в деревне. Это хорошо понимали в годы Столыпинской реформы и власть, и народ. Школа - это центр воспитания, получения знаний. Молодые семьи селились только там, где она есть, чтобы их дети имели возможность получить образование и реализовать себя как личность.

Село Семёновка образовано, повторюсь, в 1893 году, а в 1907 году в нём уже работала школа. Сельчане построили двухэтажное здание из лиственницы. Последние годы Семёновская средняя школа выпускала 10-15 выпускников. Я с огромной благодарностью вспоминаю своих учителей: Р. А. Купч, А. О. Купч, Н. Н. Вершинский, А. К. Горбач, М. Х. Гриненко, И. В. Гриненко, П. П. Машков, М. И. Сергоманова.

Пётр Павлович Машков, завуч, блокадник из Ленинграда, преподавал химию. Задавая вопрос о валентности железа или другого элемента, он непроизвольно показывал то или иное количество пальцев. И ученики, зная о привычке учителя, сразу смотрели на его руки. Он и зимой ходил в шляпе, это была неординарная личность.

Алексей Константинович Горбач преподавал историю. Мы, угадывая его желание поделиться личными впечатлениями и переживаниями о Великой Отечественной, частенько злоупотребляли этим, задавая много вопросов. И он увлечённо, порою весь урок, рассказывал о боях в этой страшно жестокой войне.

...Непродуманные реорганизации хозяйственной деятельности крупного села, насчитывавшего до 1 840 человек, привели к тому, что Семёновка потеряла организующий центр в виде сельского Совета, больницу и многое другое. Из производства - мельницу.

Резко уменьшилось число детей школьного возраста. Администрация района закрыла школу, переведя обучение в деревню Сухоной, расположенную за 11 с половиной километров. 28 старшеклассников и 25 - из младших классов возят туда двумя автобусами.

Вместо того, чтобы наладить обучение в начальной школе в Семёновке, я так предполагаю, отрапортовали о предоставлении автобусов. Брошенная школа, построенная переселенцами, сгорела 30 марта 2010 года.

Сегодня в Семёновке 207 жителей, в том числе 76 пенсионеров. Дворов осталось 135. В 2021 году пойдут в первый класс лишь два ребёнка. Если нет школы, нет возможности дать детям образование, кто из молодых будет жить в деревне?

Пять тысяч гектаров сельхозугодий, в том числе три с половиной тысячи гектаров пашни, сейчас обрабатывают фермеры из Имбежа и Уяра. Деревня ещё есть, а молодые жители её промышляют в качестве вахтовиков на предприятиях. Отсюда и ностальгия по тем временам, когда жилось тяжело, но были радость преодоления трудностей и вера в будущее.

И так порой хочется вернуться в то особое состояние, когда чувства были острее, впечатления - ярче, жизнь - интереснее. Ностальгические воспоминания - о том, что уходит. Хочется снова увидеть родные, знакомые лица, почувствовать свою причастность к событиям того времени.

И как больно осознавать нынешнюю реальность: в Красноярском крае 92 деревни, где нет ни одного жителя. По данным Всероссийской переписи 2010 года, в нашей стране насчитывались 153 125 сельских населённых пунктов, в которых жили 37,6 миллиона человек. За последние 20 лет, опять повторюсь, исчезли 20 тысяч деревень. А школьных учреждений стало меньше на 25 тысяч.

Моя родная деревня - это лишь один печальный пример. Жизнь сложна, простых решений нет, но хотелось бы, чтобы в нашем крае больше строилось в деревнях школ, ведь это основа освоения территорий Сибири.

Хочу закончить свою статью изречением: "Чтобы познать, что будет, надо знать, что было".

Николай ТАБАКОВ,

доктор сельскохозяйственных наук, профессор.

Красноярск.

P. S. Огромное спасибо за помощь в сборе материала Ю. П. Похабову и А. Е. Новикову.