Вместе невозможно и врозь никак?

По просьбе комментатора Натальи Марковой, рассказываю о жизни в Крыму и о труде, который мы выбираем.

Денег на хлеб не хватало. Их не хватало не только на хлеб. Глаз нужно лечить, а в аптеку не с чем идти. Есть только 50 рублей на проезд до Симферополя, но тогда обратно я уже не вернусь - нет денег.

***

Когда покупаешь одежду в "Секонд Хенде", кажется, так романтично - получать товар в огромных мешках, развешивать его, сортировать по моделям и фасонам, находить отголоски чужой жизни - монетки, игрушки в карманах, ценники на одежде.

Приехав с материка на полуостров, мне нужно было немедленно устроиться на работу. Центр занятости находится в соседнем городе, дорога дальняя, деньги за проезд, долгое ожидание и постановка на учет - всё зря. Работы нет ни в этом городе, ни в соседних селах, ни в моем селе, ни в столице...Работать мне нужно за правильные деньги - 10 тысяч не помогут прокормить мужа, дочку, меня и еще одного мужа. Дом требует ремонта, огород требует ухода, везде требуется моя сила и мой заработок.

И я отправляюсь в столицу - искать любую работу, которая даст мне заработок. На первый раз я определяю - 15 тысяч - минимум.

Роскошный магазин, большая торговая площадь, светлые залы, полные покупателей - я решаю заполнить анкету на стойке у кассы - мне перезвонил менеджер этим же вечером.

Завтра я иду на работу. Сортировщицей секонд хенда.

А что? Романтика.

На деле оказалось, что в "секонд" попадает вся гуманитарная помощь, упакованная в специальные мешки :"Фонд борьбы с раком" или "положите этот мешок в среду и пятницу у порога - мы помогаем малоимущим". В мешках не только чистая одежда, там лежат окровавленные вещи с дыркой на спине, там грязное бельё и старые тапки, в которых умерла не одна бабушка, там дорогие украшения, которые мы отдаем под роспись охраннику...

Выход на чай, в дамскую комнату или на обед - через досмотр и нас хлопают по телу, мы разуваемся, показываем карманы.

Некоторые мешки покрыты махровой плесенью и мы заболеваем от этих спор.

Я умудрилась заразить глаз, он покраснел, воспалился. Может, потерла грязной рукой? Не помню. Срочно увольняюсь, ложусь дома пластом и капаю натрия сульфацил.

За все время моей работы, муж Вася не попытался устроиться тоже на какую- нибудь службу. Как и 8 лет назад, он сидит в селе, никуда не ездит, подгоняет меня - давай еще денег, неси еду, покупай хозяйственные вещи.

Этот ужас - кухня. Ежедневно я убираю, а ужас возвращается. И ещё тут гнездятся коты...
Этот ужас - кухня. Ежедневно я убираю, а ужас возвращается. И ещё тут гнездятся коты...

Я покупаю еду, одежду, даю денег на оплату электричества и потихоньку прозреваю - он никогда и не пытался работать! Я отправляла ему деньги, а он считал, что я обязана его содержать? И сейчас уверен, что я никуда не денусь - раз уж приехала, буду кормить?

Решение о прекращении финансирования этого безобразия я приняла после долгих споров и обсуждения с мужем Борей. Он считал и считает. что тунеядец Вася не заслуживает милости, мне нужно бросать село и ехать в город, устраивать нормальную жизнь. Вику мне тоже нужно забирать из села, поскольку результаты учебы мне кажутся удивительными - отличные оценки за прогулы! Вика не ходит в школу, папа против образования, редкие случаи, когда я отправляю ребенка на уроки - полный дневник пятерок... Оценки за то, что пришла? Удивительная ситуация.

После того, как Вася бросился на меня с кулаками, а Боря сказал, что мешать ему не будет и заступаться за меня - это провоцировать скандал, чего ему совсем не хочется, я поняла, что остаюсь одна в селе с неадекватным мужчиной, который грозится меня прикончить на глазах у ребенка. Нужно было решаться.

Я сняла квартиру в Симферополе, стала искать школу, но не смогла найти нормальную работу - меня оставили без зарплаты в Салоне красоты, пояснив, что денег сейчас нет, нужно немножко потерпеть...А терпеть я уже не могла.

Работа с проживанием и едою - очень правильная работа. Особенно, если лето впереди, а работа на море. И я беру под мышку чемодан с вещами и Викторию и уезжаю на море - работать и проживать.

Школа нашлась рядышком.

И после окончания сезона я сняла жилье и устроилась на работу в центре города, а Вика с большим трудом была переведена в нормальную школу.

Сельская школа умудрилась отказать мне в выдаче документов ребенка и я моталась на суд, определяла место жительства ребенка а Вася ставил мне палки в колеса.

И я разрешала Вике видеться с папой иногда, когда он был согласен. И я оплачивала ей билет до Симферополя для встречи с ним. И сейчас я настаиваю на их общении. А Вика говорит, что у папы нервный тик от одного упоминания обо мне. Это потому, что я оформила алименты, насильно заставила выделять деньги на Вику- 2 800 руб. - огромная сумма, которую приходится заработать, а он от этого страдает.

А ведь я еще не забрала наши вещи из села, нужно ехать ,а я боюсь. Вася сломал дверь на сарае, где я жила, оборвал провода - там теперь нет электричества, вынес диван, который дали мне соседи, когда увидели, что я живу на полу, и комод, в котором лежало мое белье... Есть мнение, что мои вещи потихоньку распродаются, но это лишь догадки.

А Боря так и считает, что его мои проблемы не касаются, защищать меня - не его забота.

Вот такие у меня мужья .

Вместе мы не можем, да и врозь - никак.