Правда про Маннергейма

История – наука не самая объективная, а советская историография – это воистину пропаганда, обращенная в прошлое. А уж врагов советской власти советские историки поливали разными неприятными субстанциями так долго и упорно, что докопаться до правды зачастую представляет из себя труд не проще ассенизаторского.

Карл Густав Маннергейм – белофинн, подлец, враг и фашист, чуть ли не лично убивший десятки тысяч советских солдат в ходе Зимней войны 1939-40 гг. Так его рисуют советские историки, и так его представляют многие наши сограждане, особенно те, кто постарше. Те, кто по младше, зачастую Маннергейма себе не представляют никак.

Но был другой Маннергейм, подлинный, настоящий. Который всю молодость отдал службе в армии Российской Империи, который добровольцем воевал в русско-японскую и прошел Первую Мировую. Который кавалер ордена Святого Георгия – высшей государственной награды того времени. Который блестящий и честный офицер, решивший, что переходить на сторону красных для русского офицера будет свинством.

Уехал в Финляндию. Подавил финских красных и спас страну от впадения в орбиту СССР. Все было бы нормально, но революция-то задумывалась как всемирная, значит, надо подмять под себя побольше стран – так думала Москва. А Финляндия под боком. Красная Армия вошла под предлогом помощи восставшим красным рабочим республики Суоми. Это потом, когда, пройдя несколько десятков километров, армия захлебнулась, начали говорить про границу, проходившую в 20 км от Ленинграда, который де финны могли обстрелять прямиком со своей территории, и про обмен территориями. Послушайте, даже если взять за основу историю с границей, во-первых, советские требовали себе хорошие пахотные земли, которые так удачно расположились вдоль границы, а вместо них предлагали карельские болота, пусть и по площади в три раза больше. Но кому нужно условно 300 ГА болот взамен на 100 ГА нормальной пахотной земли? Это во-первых. А во-вторых, ну какую угрозу могла представлять Финляндия с ее населением в 4 млн человек Советскому Союзу с его огромными людскими ресурсами? Даже если бы все 4 млн финнов одновременно допились до белой горячки, эта безумная идея не пришла бы в голову ни одному.

Маннергейм снова спас свою родину. И жалеть тут можно только об одном: слишком много простых ни в чем не повинных советских мужиков навсегда осталось лежать в финских снегах благодаря тому, что советские командиры не умели воевать. А кто умел, тех в 1937-м уже заняли рубкой леса в Сибири, либо попросту расстреляли.

Надвигалась Вторая Мировая, и Гитлер всячески подбивал Маннергейма заключить военный союз. Но у финнов в головах вместо вихрей идеологий были мозги, и они отмахивались от приставаний немцев как могли, стремясь не угробить маленькую страну в разборках больших пацанов. В конце концов Маннергейм согласился на военный союз на условиях, что вступит в войну только после того, как СССР сам начнет боевые действия против финнов. Увы, 25 июня 1941 года 500 самолетов с красными звездочками полетели разносить Хельсинки, Турку и другие финские городишки. Финны вышли на войну и оттеснили Красную Армию к старым границам, а потом попросту встали. Никаких продвижений вглубь территории, никакого полного охвата Ленинграда и самое главное: НИ ОДИН ФИНСКИЙ СНАРЯД НЕ УПАЛ НА ЛЕНИНГРАД. Маннергейм был рыцарь и Маннергейм был патриот. Но он не был кровожадным упырем, которым был Гитлер.

Вот кем был Маннергейм, и, по большому счету, ему неплохо было бы поставить памятник, потому что с такими джентльменами в войне Россия в последний раз встречалась, боюсь соврать, в конце 18 века, когда Суворов гонял французов по Альпам, а раненных оставлял прям в горских селениях. Те французы наших потом лечил, давали карманные деньги и отправляли домой. Но это было другое время, а войной занимались самые сливки нации.