Плисецкий гамбит...

"Если на том свете нас ждет вечный отдых, стоит ли устраивать его репетицию на этом?" ...
Памяти Майи Плисецкой.

Это ж надо так договориться с судьбой-индейкой, это ж надо так обыграть, так обойти все превратности этой самой судьбы, такой гамбит этой самой судьбе устроить, чтобы стать Майей Плисецкой и оставаться ею до последнего часа.
Стать и быть легендой, которая при этом еще выглядела удивительно.Можно было с уверенностью сказать «Плисецкая — без возраста».
Она танцевала уже в середине 40-х, она очень ярко заявила о себе, хотя в балеринах-легендах недостатка тогда не было. Одно имя Галины Улановой чего стоило! А еще Семенова, Лепешинская и т.д. Но Плисецкую с ее гордой осанкой и особенно горячей кровью нельзя было сравнить ни с кем. Она не была лиричной и нежной. Она высекала искры. Она была штучной и, кажется, всегда существовала сама по себе. И тогда, когда была ко двору, и тогда, когда возникали проблемы. Сейчас смешно вспоминать, но в течение нескольких лет она была невыездной. Это она-то — балерина мира...
Когда в Большой театр пришел главным балетмейстером Юрий Григорович, в его спектаклях на сцену победоносно вышло новое блестящее поколение — Владимир Васильев и Екатерина Максимова, Михаил Лавровский и Наталья Бессмертнова, Марис Лиепа. Один «Спартак» чего стоил, а ведь были еще и «Щелкунчик», и «Каменный цветок», и «Конек-горбунок», и «Ромео и Джульетта», и тот же «Дон-Кихот», и многое другое. Ее муж, композитор Родион Щедрин, очень подсобил — исправно писал для нее музыку. Она танцевала. И рождались штучные «Кармен-сюита», «Дама с собачкой», «Анна Каренина», «Чайка». Конечно, скептики иронизировали, что Майя Михайловна уже не танцует, а ходит по сцене, но, извините, всем бы так ходить.
О ней писали не только стихи — поэмы («Портрет Плисецкой» Андрея Вознесенского помнится до сих пор). Ее занимали в своих спектаклях драматические режиссеры. Анатолий Эфрос снял ее в тургеневских «Вешних водах», Роман Виктюк планировал занять в гоголевских «Игроках». Ее снимали в кино: помните вытянутую в струнку Бетси Тверскую в «Анне Карениной»? Она уже была не балериной, была символом, легендой, как сказали бы сегодня, брендом.

Правила жизни Майи Плисецкой:

«Никогда не любила тренироваться и репетировать. Думаю, что в итоге это и продлило мою сценическую карьеру: у меня были неизмученные ноги»

«Не уверена, что высшее проявление ума – это доброта. Добряки бывают и набитыми дураками»
«Не люблю суеты. Ни на сцене, ни в жизни… Лишние слова тоже не нужны»
«В искусстве не важно «что». Самое важное – «как». Нужно, чтобы дошло до каждого, чтобы душу трогало – тогда это настоящее, иначе никак»
«Мужчинам всегда нравились красивые фигуры. Я не думаю, что балерины покоряли их своим умом»
«Не жрать! Более действенного способа еще не придумали ».Речь о том, как сохранить фигуру. Позже балерина несколько скорректировала эту легендарную фразу. «...Это больше в теории. А в жизни можно все, но понемногу».
«Я больше люблю пиво с сосисками, чем сладкое… А вообще, люди не придумали ничего вкуснее, чем обычный хлеб с маслом»
«Всю жизнь люблю новое, всю жизнь смотрю в будущее, мне всегда это интересно!»
«Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. Только так. Хорошие всегда исключение, подарок Неба»
«Для меня в мире моды все начинается и заканчивается Пьером Карденом. Это эталон вкуса, фантазии, красоты… Он никогда не устаревает»
«Я вам скажу без хвастовства: мне нечему завидовать. Господь дал мне способности и неплохие данные, в Большом театре я перетанцевала уйму балетов, у меня, похоже, мировая слава. И главное – у меня прекрасный муж, чего же мне еще желать?»
«Если ничего не делать, просто лежать на диване, то никакой формы и не будет… Человек «разъезжается» по сторонам, обленивается»
«От морщин никуда не деться… Но молодящийся старичок или старушка – это смешно… Знаете, есть старый сад и новый сад. Но ухожен он или нет – это уже совсем другое дело. То же самое с лицом человека: всегда видно – ухожено оно или запущено»
«Дам вам совет, будущие поколения. Меня послушайте. Не смиряйтесь, до самого края не смиряйтесь. Даже тогда – воюйте, отстреливайтесь, в трубы трубите, в барабаны бейте… До последнего мига боритесь… Мои победы только на том и держались. Характер – это и есть судьба...