О пределах нежности и любви

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

Поль Валери превосходно рассуждал о многом, и в частности о любви; ему нравилось толковать о страстях, пользуясь математическими терминами: Он вполне резонно считал, что контраст между точностью выражений и неуловимостью чувств порождает волнующее несоответствие.
Особенно пришлась мне по вкусу одна его формула, которую я окрестил теоремой Валери: «Количество нежности, излучаемой и поглощаемой каждодневно, имеет предел».
Иначе говоря, ни один человек не способен жить весь день, а уж тем более недели или годы в атмосфере нежной страсти. Все утомляет, даже то, что тебя любят. Эту истину полезно напоминать, ибо многие молодые люди, равно как и старики, о ней, видимо, и не подозревают. Женщина упивается первыми восторгами любви; ее переполняет радость, когда ей с утра до вечера твердят, как она хороша собой, как остроумна, какое блаженство обладать ею, как чудесны ее речи; она вторит этим словословиям и уверяет своего партнера, что он – самый лучший и умный мужчина на свете, несравненный любовник, замечательный собеседник. И тому и другому это куда как приятно. Но что дальше? Возможности языка не безграничны. «Поначалу влюбленным легко разговаривать друг с другом… – Заметил англичанин Стивенсон. – Я – это я, ты – это ты, а все другие не представляют интереса».
Можно на сто ладов повторять: «Я – это я, ты – это ты».
Но не на сто тысяч! А впереди – бесконечная вереница дней.

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

– Как называется такой брачный союз, когда мужчина довольствуется одной женщиной? – Спросил у американской студентки некий экзаменатор.
– Монотонный, – ответила она.

Дабы моногамия не обернулась монотонностью, нужно зорко следить за тем, чтобы нежность и формы ее выражения чередовались с чем-то иным. Любовную часть должны освежать «ветры с моря»: Общение с другими людьми, общий труд, зрелища. Похвала трогает, рождаясь как бы невзначай, непроизвольно – из взаимопонимания, разделенного удовольствия; становясь непременно обрядом, она приедается.
У Октава Мирбо есть новелла, написанная в форме диалога двух влюбленных, которые каждый вечер встречаются в парке при свете луны. Чувствительный любовник шепчет голосом, еще более нежным, чем лунная ночь: «Взгляните… Вот та скамейка, о любезная скамейка!» Возлюбленная в отчаянии вздыхает: «Опять эта скамейка!» Будем же остерегаться скамеек, превратившихся в места для поклонения. Нежные слова, появившиеся и изливающиеся в самый момент проявления чувств, – прелестны. Нежность в затверженных фразах раздражает.
Женщина агрессивная и всем недовольная быстро надоедает мужчине; но не женщина невзыскательная, простодушно всем восторгающаяся не на долго сохранит свою власть над ним. Противоречие?
Разумеется.
Человек соткан из противоречий. То прилив, то отлив. «Он осужден постоянно переходить от судорог тревоги к оцепенению скуки», – говорит Вольтер. Так уж созданы многие представители рода человеческого, что они легко привыкают быть любимыми и не слишком дорожат чувством, в котором чересчур уверены.

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

Одна женщина сомневалась в чувствах мужчины и сосредоточила на нем все свои помыслы. Неожиданно она узнает, что он отвечает ей взаимностью. Она счастлива, но, повторяй он сутки напролет, что она – совершенство, ей, пожалуй, и надоест. Другой мужчина, не столь покладистый, возбуждает ее любопытство. Я знавал молоденькую девицу, которая с удовольствием пела перед гостями; она была очень хороша собой, и потому все превозносили ее до небес. Только один юноша хранил молчание.
– Ну а вы? – Не выдержала она наконец. – Вам не нравится, как я пою?
– О, напротив! – Ответил он. – Будь у вас еще и голос, это было бы просто замечательно.
Вот за него-то она и вышла замуж. Прощайте.

Из "Письма Незнакомке" (Андре Моруа).

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

Мне так нравится это История , неважно она какая настоящая или нет :

Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

Фото Википедии
Фото Википедии

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму - Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли. Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными.

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд… — Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».

Фотография из Викимедиа
Фотография из Викимедиа

«О, как сильно она меня любит... так не любил меня никто до нее», - подумал я.

Зная, что она сейчас крепко спит, не стал звонить среди ночи, чтобы поделиться своими мыслями, хотя очень хотелось.

То самое состояние, когда хочется сказать о том, что чувствуешь.
И сдерживаешь себя.
Как будто боишься потерять. Или разбить ... как хрустальную вазу.

Но мысли пошли дальше и я понял , что Она являет собой весь мой мир, я погружён в неё, окутан ею как легкой утренней августовской дымкой.

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

В Ней есть все то, чего всегда не хватало мне.
Ее взгляд наполняет меня той Силой, которая сворачивает горы.
Ее руки стали для меня домом.
В Ее волосах я чувствую свою силу.
Ее мурашки стали для меня родными и я вспомнил, как она весело и громко смеётся над моими шутками и снисходительно улыбается, когда в порыве чувств я несу чушь.

Она была Моей.
Она - Моя.
Это чувство, не похожее на собственность. Она как часть меня и одновременно свободна быть и делать то, что Ей нравится и хочется.
Вспомнил: Она прижималась ко мне так, как будто хотела раствориться во мне, стать частью меня.
Как будто не я в Неё входил, а Она наполняла меня собой, всем своим теплом, своей красотой, мягкостью и нежностью.

Когда она говорит что-то, глядя мне в глаза, вдруг переводит медленно взгляд на мои губы и также медленно приближается к моему лицу, затаив дыхание, тогда из-под моих ног уходит Земля, голова кружится и я не в силах сопротивляться. Да и зачем ...

Настоящая чистая любовь здесь, передо мной, в моей памяти, в моих глазах, на губах, на щеках и в глазах.
Не в фильмах и толстых романах, а прямо передо мной.
И ничто не сможет это остановить. Я ловлю этот момент и наслаждаюсь им бесконечно.

Фотография из свободного фотобанка Pexels
Фотография из свободного фотобанка Pexels

Я смотрел в потолок, на нем играли тени ветвей деревьев в свете уличных ночных фонарей и вспоминал ее бархатистый голос и смех, руку в волосах, мягкую походку и спокойное лицо.

Утро. На часах без четверти семь.
Я не спал всю ночь.
Смотрю в телефон, а там сообщение: "С добрым утром! Ты приснился мне сегодня".
А я лежу и улыбаюсь, как дурак.