33 450 subscribers

Ночь в метро.

46k full reads
74k story viewsUnique page visitors
46k read the story to the endThat's 62% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
Изображение из интернета.
Изображение из интернета.

Вагон был практически пуст, когда Дима зашёл в него. Лишь на сиденье возле выхода дремал одинокий, неизвестно что забывший здесь в столь поздний час пожилой мужчина. Дима устроился напротив и задумчиво уставился куда-то в пустоту. Сегодня пришлось в очередной раз задержаться на работе, так как начальник потребовал непременно, "ещё вчера", сдать отчёт.

Дима подключил смартфон к USB-зарядке между сиденьями и расслабленно зевнул. Состав тронулся. Голова дремавшего пожилого мужчины непроизвольно качнулась в такт движению.

Время близилось к полуночи. Смартфон ещё не зарядился, да и в целом глаза болели от работы за компьютером, поэтому времяпровождению в интернете Дима предпочёл просто смотреть в окно. Хотя, что можно увидеть в тёмном туннеле?

Дима сам не заметил, как задремал. Проснулся он от того, что почувствовал, что поезд не двигается. Свет в вагоне несколько раз мигнул, что в целом было странно - новые составы Московского метрополитена обычно не грешили разного рода неисправностями. Откуда-то повеяло сквозняком.

Дима взял в руки смартфон, посмотрел на время и с удивлением отметил, что нет ни связи, ни интернета.

- Хм, странно, - пробормотал он.

Ещё больше Дима удивился, когда посмотрел на электронное табло и увидел, что они находятся на той же станции, на которой он сел в вагон!

Пожилой мужчина напротив уже проснулся и демонстративно пялился в газету. Казалось, ему не кажется странным ничего, что происходит.

Настоящая паника охватила Диму, когда он отчётливо услышал, как позади него кто-то скребется. Скрежет напоминал звук, будто кто-то водит ногтями по металлу, и раздавался этот скрежет снаружи! Снаружи вагона в тёмном туннеле метро!

Дима хотел было обернуться, но вдруг услышал:

- Даже не вздумай оборачиваться! - произнёс пожилой мужчина, который сидел напротив. При этом мужчина даже не поднял взгляд, продолжая читать, а точнее, бесцельно пялиться в газету.

- Почему? - удивлённо спросил Дима.

- Можешь увидеть странные, или даже пугающие вещи.

Скрежет продолжался, нарастая. По спине Димы пробежали мурашки. Страх... Нет, не страх, а животный ужас странным образом смешался с любопытством. Нестерпимо тянуло повернуть голову на источник звука.

- И вообще, на тебе газету, смотри в неё.

Мужчина, стараясь не поднимать голову, протянул Диме ещё одну газету, которую достал из потрепанного, старого портфеля советских времён.

Дима взял газету и спросил:

- Что это за звуки? Там же туннель? Кто может находиться в туннеле метро во время движения поезда?

- Не кто, а что, - ответил, вздохнув, мужчина, - Меня Аркадий Петрович зовут. А тебя?

- Дмитрий. Я каждый день здесь езжу, и никогда не слышал ничего подобного. Так что это?

- Может, призраки, может, демоны, нечистая сила... Что угодно. Лучше нам этого не знать, и хотелось бы никогда не видеть. Хотя, мне доводилось.

- В смысле, доводилось? - Дима тоже уставился в газету, при этом не видя ни строчки. Всё его внимание было обращено на звуки снаружи. Что-то начало шлепать по стеклу. Эти звуки напоминали, как если бы кто-то бил по стеклу ладонями. Дима не удержался и слегка повернул голову. Боковым зрением он уловил, как прямо за его спиной, снаружи за окном маячит светлая тень.

Страх снова завладел им, Дима быстро отвернулся и вновь уставился в газету.

- Я до пенсии работал машинистом метро, - пояснил Аркадий Петрович, - Много чего доводилось увидеть. Наверняка ты слышал байки о Московском метрополитене, много в этих туннелях неизведанного.

- Вы о мистике? Двадцать первый век на дворе, какие призраки, какая мистика?

- Ну так обернись, посмотри, чтобы убедиться, что ничего этого не существует! - усмехнулся Аркадий Петрович.

Дима отказался оборачиваться, тем более к шлепкам и скрежету присоединился утробный вой. И это при современной звукоизоляции!

- Ты думаешь, иной раз просто так пассажиры преимущественно ночью умирают прямо в метро от сердечного приступа? А машинисты в сорок лет уже полностью седые, да с заболеваниями сердца? Нет, сынок. Любишь кататься - люби и рисковать. Всякое случалось.

- Почему мы стоим? - спросил Дима.

- Скоро тронемся, не переживай. Попали в пространственную петлю. Мы не стоим, это так кажется. Такое тоже бывает.

Диме стало ещё страшнее. А вдруг не тронемся? Вдруг так и останемся во тьме между мирами?

- В окно пристально смотреть не советую, даже когда кажется, что всё хорошо, - сказал Аркадий Петрович, - они не только в пространственной петле могут появиться.

- Да кто они то? Расскажите! - спросил Дима. Сейчас он готов был слушать всё, что угодно, лишь бы отвлечься.

Снаружи всё ещё раздавался ужасающий скрежет, и как ни старался Дима не смотреть, что происходит в пространстве тёмного туннеля, боковым зрением он видел, как за стеклами мелькают светлые тени. Где-то вдали послышалось заунывное пение, напоминающее молитву. В вагоне стало жутко холодно.

Аркадий Петрович сложил газету и поднял голову. Обычный пожилой мужчина, с морщинистым лицом и прищуренными серыми глазами, гладко выбритый, опрятно одетый.

- Ну слушай. Машинистом я устроился ещё когда наша страна называлась СССР. Работа почётная, важная. Пришли мы работать с приятелем, Витькой. Старшие машинисты рассказывали мне, чтобы я по возможности, когда веду поезд, смотрел только вперёд и не обращал особенно внимание на то, что происходит в туннеле. Я тогда спросил ещё, а что же там может происходить? Мне никто не стал ничего объяснять. Так и ответили, мол, сам всё увидишь.

Аркадий Петрович вздохнул и продолжил:

- Первые несколько смен всё было хорошо, ничего странного не происходило. Но однажды случилось со мной одно происшествие. Веду я поезд, и вдруг вижу: по путям девушка идёт, точнее, не идёт, а как бы плывёт, по направлению движения поезда. Вся в белом, полупрозрачная. У меня сердце в пятки ушло. Затормозить я хоть как бы не успел. Сигналить начал, а она не реагирует. Чувствую - всё, сейчас по ней проеду. Глаза прищурил, приготовился уже сообщить о ЧП в туннеле. И тут, когда я её настиг, меня как обдаст могильным холодом! Тогда я понял, что это был призрак. Хотя, до того момента я был атеистом до мозга костей.

Дима завороженно слушал собеседника, отметив про себя, что начал уже, как бы это странно не звучало, привыкать к обстановке вокруг.

- А потом со мной случилось вообще что-то из ряда вон. Тогда, помню, я чуть не попрощался с жизнью, - продолжил Аркадий Петрович, - На перегоне между станциями мне приказали по радиосвязи остановить состав, мол, что-то с путями. Я остановился, естественно, по громкоговорителю успокоил пассажиров и стал ждать ремонтную бригаду. Сижу, достал газету, решил пока новости почитать. Вдруг слышу - справа трещит что-то, вагон затрясло весь. Голову повернул - и ахнул. Свод туннеля куда-то исчез, а вместо него образовался длинный коридор, на стенах которого горели закреплённые в специальных подставках факелы. Вдруг из глубины этого коридора стали один за другим появляться люди, одетые в монашеские рясы. Они шли вереницей друг за другом. Головы их, закрытые капюшонами, были опущены вниз, они пели заунывным голосом что-то. Слов разобрать было невозможно. Такой страх мною овладел, не описать словами! Сижу, весь потом покрылся, а они приближались - медленно, неспешно. Не знаю, откуда, но я понял, что если они меня настигнут - мне не жить. На счастье, по радиосвязи объявили, что произошла какая-то ошибка и я могу продолжить путь. Я тронулся, оставив позади жуткий коридор. С работы я в тот вечер вернулся совершенно седым.

Дима вжался в кресло, слушая Аркадия Петровича. "Интересно, а что сейчас видит машинист, который ведет наш поезд?" - подумал Дима.

- Я тебе первую историю про девушку на путях рассказал, но не договорил. Потом уже старшие мне рассказали, что эту девушку видят многие. И существует такая примета: если она движется по направлению движения поезда, то ничего плохого не случится, просто холодом обдаст и всё. А вот если навстречу... Машинист тогда долго не проживёт. Вите, приятелю моему, через пару лет не повезло: девушка двигалась навстречу. Витя после этого случая стал жаловаться на преследующие его ночные кошмары, ощущение чужого присутствия в квартире. А через месяц он выбросился из окна девятого этажа. Вот так вот.

Повествование Аркадия Петровича прервал мигнувший свет, и Дима с облегчением отметил, что поезд наконец пришёл в движение. Скрежет и шлепки по стеклу прекратились, и через несколько минут Дима успокоился. Табло загорелось, Дима взглянул на экран смартфона: связь и интернет есть. Фух, всё закончилось.

- Ну вот, парень, спасибо тебе за компанию, мне сейчас выходить, - вздохнул Аркадий Петрович и, когда состав подъехал к станции, заторопился к выходу.

Поезд остановился. Дима заметил, что на платформе дежурят врачи скорой помощи и они явно ждут их состав.

Любопытство овладело Димой и он вышел, хотя до его станции было ещё две остановки. Аркадий Петрович уже скрылся в толпе, а Дима заметил, что врачи ринулись в соседний вагон. Дима тоже зашёл внутрь. На полу возле двери лежала женщина лет сорока, абсолютно седая и явно без признаков жизни. На её лице навсегда застыло выражение крайнего ужаса, рот был приоткрыт в немом крике.

- Она в окно смотрела, - объясняла врачам молодая девушка, её попутчица, - и вдруг как закричит, за сердце схватилась и упала. И всё. Она не была седая до этого!

Диме стало не по себе. Он вышел и вернулся в свой вагон.

Теперь он понимал, что метро хранит в себе очень много тайн и загадок. И лучше без надобности не смотреть в окно, когда поезд движется по тёмному туннелю. Мало ли, что можно там увидеть?

Навигация по каналу.