В поисках праха павших воинов. Курган на Смолке

8 August

Шесть веков назад в районе слияния Дона и Непрядвы ранней осенью состоялось скоротечное (около трёх часов) полевое сражение русских и ордынских ратей, ведомых московским князем Дмитрием и темником Мамаем. Особенности тактики средневекового боя не оставили на месте Мамаева побоища каких-либо фортификационных сооружений, рвов, насыпей, траншей, батарей либо иных искусственно созданных элементов рельефа, которые могли бы обозначить место сражения. Источники сообщают об упорном, кровопролитном характере битвы, в которой победа досталось воинам князя Дмитрия дорогой ценой. Поле битвы осталось за русскими. В течение нескольких дней шёл сбор военных трофеев и захоронение погибших в бою соратников.

Археологические исследования показали, что во время сражения и ещё три столетия спустя местность Мамаева побоища оставалась пустынной, и некому было хранить память о битве и ухаживать за могилами. Устная народная традиция об этом событии прервалась, могильные холмы сгладились с окружающей местностью, а письменные свидетельства либо не зафиксировали деталей хода и места битвы, либо не сохранились в череде войн и пожаров последующих столетий. Первые подробности о сражении нам известны со страниц летописей и художественных произведений, созданных спустя полвека и позже.

Первым делом отобрали те версии, с которыми народная традиция связывала расположение братских могил русских воинов. Первым таким объектом стал курган на реке Смолке. Местные крестьяне, а вслед за ними и тульские любители истории XIX века связывали с этим курганом массовые захоронения, оставшиеся после битвы. Смущала топография кургана. Он располагался в пойме речки, а, как правило, для такого сооружения древние выбирали места возвышенные, видные издалека.

Панорама кургана в пойме среднего течения реки Смолки
Панорама кургана в пойме среднего течения реки Смолки

Предварительное бурение геоморфологов показало: это искусственная, а не природная насыпь. Но ответить на все вопросы можно было только одним способом — провести раскопки. Провести их было поручено археологу Государственного исторического музея А. П. Мошинскому. В качестве землекопов были приглашены студенты исторического факультета Тульского пединстиута. Курган был невысокий, всего около 2 метров и диаметром 20 м. Но условия раскопок были спартанские. Смолка имела заболоченное, местами пересыхающее русло, поэтому купаться было негде. Питьевую воду везли за несколько километров из с. Монастырщино. Чтобы иметь хоть какой-то источник технической воды, в маленьком ручье вырыли огромную яму. День за днём по хлипкому мостку из нескольких досок на курган переправлялись студенты с лопатами и тачками, чтобы снова вгрызаться в землю.

Работы продолжались два года и дали свой результат, но не тот, на который рассчитывали начальники экспедиции. Курган оказался погребальным памятником, только очень древней эпохи. В прошлые времена его несколько раз копали, и погребение оказалось сильно разрушено. На уровне древней погребённой поверхности были обнаружены несколько кремнёвых пластин и скребков, по которым курган были датирован эпохой ранней бронзы — рубежом 3–2 тысячелетия до н. э.

Раскопки Смолкинского кургана. Крайний справа — руководитель раскопок А.П. Мошинский, 1983 год.
Раскопки Смолкинского кургана. Крайний справа — руководитель раскопок А.П. Мошинский, 1983 год.

Неудача с курганом ещё раз показала, что поиски будут длительными и сложными. Учёные обратили внимание, что участок левого берега Смолки между балками Прудовая и Утиный Верх имеет название «урочище Курганы». Можно было надеяться, что здесь находились искомые могилы, ныне полностью распаханные. Но шурфовка этой местности также не дала результатов.

Трудности поисков побуждали принимать любую помощь. Некоторые случаи до сих пор вспоминаются с улыбкой, как, например, визит московских биолокаторов, которые в 1984 году посетили лагерь археологов на Непрядве. Все когда-то слышали о старинном способе искать воду в земле с помощью виноградной лозы. Умельцев так и называли — лозотоходцы. Так вот современные лозотоходцы-биолокаторы брались найти могилы за один день. Вечером вернувшиеся в лагерь землекопы узнали, что нужно совершить ещё один трудовой подвиг: всего-навсего откопать братские захоронения. Экспедиционный грузовик вывез ребят на Смолку, где деревянными колышками уже было размечено более десяти мест могил. Надо было видеть лица землекопов, которые провожали взглядом начальника экспедиции и гореспециалистов, которые переходили от одной пустой ямы к другой.

Из книги «Тайны и загадки поля битвы. Современные историки и археологи о Куликовом поле», 2019 год. А. Н. Наумов, О. В. Бурова.