Мотопутешествие в Магадан. День 14

Читать путешествие с начала | Читать "Мотопутешествие в Магадан. День 13"

День 14. 29 июня. Агаякян – Агаякян, 0 км.

Про то, как провести время у рухнувшего моста

Пока спали ребята, мост смыло до конца. Упал второй понтон. Под металлической пластиной моста, которая наутро лежала в воде – бешеный поток. Края реки размылись, и река стала почти вдвое шире.

На противоположной стороне стоял джип. Водитель спустился поближе и, перекрикиваясь с ним, было выяснено, что дальше по трассе мост тоже смыт. Выходит, мотоциклисты стояи на островах: впереди и позади - вода.

Подходя к реке раз за разом, пытались понять – можно ли перейти – и ответ раз за разом был отрицательный. Поток, преодолевающая огромные камни, поглощала все, до чего могла дотянуться. Идти через поток даже пешком не кажется такой уж здравой идеей, не говоря про то, чтобы вести через него тяжеленные мотоциклы.

В фильмах такие моменты заканчиваются хитрым планом, выдуманным главными героями. Ничего на ум не шло. Варианта два – или ждать, пока спадет вода, или ждать, пока приедет (если приедет) грузовик и перевезтись на нем. Оба варианта предполагали ключевое слово – ждать – чем, собственно, и занялись. Поскольку палатки уже разбиты, мотоциклы использованы в качестве сушки для вещей, не оставалось ничего полезнее, чем заняться поиском дров. В низине, у реки, было достаточное количество высохших поленьев, лежавших вперемешку со снегом. Найдя достаточное количество и перекидав их на место стоянки, осталось единственное – единение с природой.

Оценив запас еды, которого было примерно на двое суток, разделили все, что было, на шесть частей – два завтрака, два обеда и два ужина. Не густо, но хоть что-то. Бензина в каждом мотоцикле километров на 150, до заправки вперед километров 30-40, так что есть кое-какой запас, на случай, если кончатся дрова. Сколько придется здесь провести? Вопрос без ответа.

Осталась последняя пачка сигарет и взяться им неоткуда. Просто отрезаны от цивилизации. Остается только ждать – но вот чего? Спасением прямо сейчас может быть, пожалуй, только трактор – и то не факт, что он сможет пройти брод, ставший полноценной бурной рекой. Между прочим, не так уж и далеко уехала группа от места, где встретились медведи. Ситуацию усугубляет наличие воды, куда зверь может выйти на водопой. На всякий случай фаер перекочевал из набачной сумки в карман куртки – мало ли.

Часы тянулись очень медленно. Висящий на соплях мост падал все ниже, с ужасным скрежетом. Он был вот-вот готов поддаться течению. Зачем вообще нужно было сюда переться? Крюк, стоивший три дня, не сдвинул группу ни на километр ближе к цели. По нескольку раз уходили спать, но быстро просыпались из-за наступившей жары. Да и спать уже не хотелось, в такой-то напряженной ситуации, непрекращающееся томительное ожидание. Бесконечности упражнению добавляли белые ночи, абсолютно стирающие границы дня и ночи.

Внезапно сквозь шум воды послышался рев мотора. На дороге, откуда недавно приехали ребята после переправы, показалась покачивающаяся буханка – УАЗ. Это были отличные новости, ведь, судя по всему, вода спала и УАЗ смог проехать.

Это та же самая "буханка", которую мы видели в прошлый день, переправляя мотоциклы в кузове трактора
Это та же самая "буханка", которую мы видели в прошлый день, переправляя мотоциклы в кузове трактора

Низкорослый, сухонький якут в годах – водитель, вышел из кабины и поздоровался. Чуть позже предстояло узнать, что имя у него не якутское, скорее подходящее московскому интеллигенту - Валерий Иннокентьевич. Природная ловушка застала его на пути в Якутск, он ехал туда в больницу. В автомобиле он был не один. В последний момент, перед выездом, к нему напросилась семья – отец, мать и маленькая девочка, лет пяти. Они абсолютно незнакомы, но в этих местах иначе никак – сегодня не поможешь ты, завтра не помогут тебе. Как он сказал, знал бы, ни за что бы не согласился – но когда они уже вышли из дома, чтобы сесть к нему, отказывать было поздно. Запасов еды у них в машине не было, поэтому путешественники поделились последней гречкой, которая была распланирована на следующий день. Соратники по несчастью отказались, дав еду только дочери, а себе попросили чаю. Кружки они держали двумя руками, сохраняя тепло – привычка или невербальная реакция на нестандартную ситуацию?

Мы долго болтали с Валерием Иннокентьевичем, сидя у костра, который не затухал с момента первого приезда на эту точку. Якут рассказал, что раньше, до того, как люди пытались обуздать реки своими мостами, было легко проходить их в брод. Дело в том, что неоформленная, необрамленная насыпями река расходится очень широко, но не глубоко.

В целом, недурно задуматься об этом высказывании простого деда. Человека, не принимающего решений на федеральном уровне, а скорее человека, который живет по этим же принятым законам. Человека, который все знает, что нужно его семье и соседям, но его мнение ничего не решает. С одной стороны, его взгляд узок и недальновиден, но ведь конкретно этот дед может и не дожить до светлого будущего, которое строят люди, которые правят его регионом.

Однако, тот мост, где путешественники свернули с федеральной трассы, был просто спасением, когда его наконец возвели. Водители стояли в полноводье только на этом участке, и многие погибли, пытаясь форсировать преграду. Машины тонули в обманчивом течении, а то, как сложно открыть дверь под водой могут знать лишь те, кто пытался открыть дверь под водой.

Запасы дров начали подходить к концу, пленники рассредоточились по местности. Пока молодежь таскала мокрые бревна, Валерий Иннокентьевич умело нарвал целую охапку веток с кустов, выбирая только отсохшие отростки. Обложив огонь мокрыми корягами для просушки, все отправились спать. Так или иначе, это хорошие новости, что кто-то смог пробраться – вода скоро сдастся. Остается только ждать.

Не забудьте подписаться на канал, если вам понравилось - так вы не пропустите новые публикации.

Читать "Мотопутешествие в Магадан. День 15"