Мотопутешествие в Магадан. День 16

Читать путешествие с начала | Читать "Мотопутешествие в Магадан. День 15"

День 16. 1 июля. Усть-Нера – Дебин, 570 км.

Про мотостоп, расчет безналом и реку Колыму

Подъем Руслана, в отличие от ребят, был назначен на 6 утра. Ему сообщили, что нужно встать напротив шиномонтажа и ждать машину. Из вещей у него были шкура на сидуху, шлем и набачная сумка, в которую перекочевало все ценное. Остальные вещи, вместе с кофрами и самим мотоциклом, были оставлены на месте отправки, о котором стоит рассказать отдельно.

Как было сказано раньше, был найден человек, который поможет отправить подбитый транспорт в Новосибирск. Именно человек, который поможет, но не перевезет. Этим человеком был Анатолий – местный предприниматель, занимавшийся перевозками: собирал заказы и отправлял их попутными грузами «на материк». Таким же образом договорились сделать и с мотоциклом– последний, вместе со всеми вещами, остается в Усть-Нере, и при первой возможности, догружается в фуру, идущую в Новосибирск.

Естественно, никаких документов о сданном грузе. Даже стоимость не обговорили, потому что каждый водитель может назвать свою цену. Но выбора особо не было – в Усть-Нере нет крупных транспортных компаний, а сопровождать мот в Магадан, чтобы потом отправлять его обратно, было глупо. Так мотопутешествие Руслана закончилось, и начался… мотостоп?

...и вот, я, Руслан, любитель песен у костра и свежего ветра, стою на обочине разбитой колымской трассы. Солнце чуть припекает, сумка немного оттягивает плечо, я готов двигаться дальше.

Да, мотоцикл кончился, не доехав до цели. Конечно, я расстроился, чего тут. Но есть цель и к ней нужно идти. Я собирался увидеть Магадан, и я сделаю все, чтобы его увидеть, а в седле мотоцикла или из окна машины – мне все равно.

Я стоял напротив шиномонтажа, даже не зная, что за машина поедет в Магадан. Все что у меня было – номер телефона водителя, с которым мы перекинулись парой слов и удостоверились, что я стою там, где нужно. На безлюдной трассе, проходящей по касательной к городу, поднялось облако пыли. Через несколько мгновений из него выплыло что-то большое и оранжевое. Я поеду в Магадан в кабине КАМАЗа.

Забравшись по ступеням, я протянул руку водителю. Олег, сотрудник той добывающей компании, в которой работает муж Сашиной подруги детства, которая приняла нас в Усть-Нере (описание в духе «Колькиного брата сестры мужик»), выполнял свой очередной рейс Якутск – Магадан. Сам Олег из Дальногорска, Приморский край, приехал на заработки. Я специально взял с собой шкуру в дорогу, чтобы презентовать водителю – добро за добро, мне она в этой поездке вряд ли уже пригодится. Он сухо отреагировал на подношение, предложив бросить её в спальный отсек, и мы тронулись.

Несмотря на то, что водит он почти всю жизнь, дальше Читы ни разу не заезжал. Здесь, на этой трассе работает уже полгода. Устроился почти случайно, поехали втроем с друзьями из родного города и так здесь все трое и работают на разных машинах.

Через 40 километров нас встретил заброшенный поселок Нерский. Въезд в него был специально перекопан, чтобы мародеры хотя бы не вывозили скарб в промышленных масштабах. Заехать, к сожалению, не удалось, но пунктик для следующей поездки сюда я для себя отметил.

Олег рассказал, что до Магадана есть две дороги. Первая – федеральная, по который мы пойдем, а вторая через Усть-Омчуг. Обычно он ездит по второй, она гораздо живописнее, и ехать по ней приятнее, но в этот раз коллеги передали, что из-за дождей там сейчас все размыло. Я сразу сообщил об этом ребятам по смс и начал размышлять, какой же дорогой они поедут. Что-то мне подсказывало, что более живописной и размытой.

Вдоль дороги мелькали как действующие прииски, так и огороженные палаточные лагеря – это резерв для разработки. То есть, компания выкупает место для последующей добычи здесь, но чтобы оно дождалось начала работ нетронутым, его охраняют. Правильно все-таки говорят, в тайге нужно бояться не зверя, а человека.

Машина свернула к большой базе прямо у трассы. Водитель объяснил, что это старый прииск, на котором работы уже не идут, но он используется организацией как перевалочная база. На территории есть заправка, столовая и бытовки. Использовали мы все, кроме последнего – КАМАЗ заправлен под завязку, мы покормлены в столовой и готовы выдвигаться. Экскурсии, конечно, не случилось – режимный объект, я вообще удивляюсь, как я туда попал-то.

Теперь у дороги мы чаще видели отвалы. Это отходы производства после добычи золота, однако, они могут быть переработаны еще раз. Разумеется, при первой разработке участка процент содержания золота выше, но и работ там на порядок больше. А отвал можно просто перемыть и получить какой-никакой объем.

Сложнее, чем ехать здесь – только строить эти дороги. Вокруг только болота, как сделать твердую поверхность - целая наука. Где-то там мне и пришло следующее озарение: за эти две недели со мной случилось такое количество событий, сколько не было за весь остальной год. Путешествие, выходит, это какое-то пробуждение ото сна, а все время между дальняками это лишь ожидание. Сама поездка – это та самая «жизнь», в них меня не в первый раз посещают мысли, что мне ничего особо кроме этих поездок и не нужно. Какое-то такое было настроение, момент подобрался.

В Артыке мы нагнали парней, с ними мы, видимо, разминулись, пока заправлялись. Ребята стояли у обочины, поправляя груз, и я радостно завопил Олегу - «мои!».

С ребятами я сходу поделился пропавшим страхом медведей - из кабины камаза не так страшно. Поржали вместе. Они, естественно, решили идти по той самой, нефедеральной живописной дороге на Усть-Омчуг, положив болта на опасную обстановку, о чем позже пожалели. Мы на фуре выехали первыми и покинули предпоследний крупный населенный пункт Якутии.

Монотонная дорога разбавлялась музыкой и разговорами. Мой МТС ловил только в населенных пунктах, а вот Билайновская симка постоянно принимала смс и звонки (это на заметку будущим проходимцам). Я рассказал Олегу про рекордсменов-перегонщиков Туарега из Магадана в Лиссабон, на что получил прекрасный в своей простоте ответ «А чего у них, Туарегов там своих нет в Лиссабоне?». Тут и там у трассы виднелись так называемые места для отдыха – расчищенные площадки, закатанные гравием. Остановившись на одной из них, мы увидели несчастного водителя, чинившего колесо своей фуре, а прямо за ним, в метре за его спиной, стояло и одиноко себе пылало колесо. «Отгоняет гнуса» - объяснил мне Олег.

Гнус – это насекомые, если кто не знал. Представьте сюр – стоит фура, около нее на корточках сидит водитель, а за его спиной стоит резиновая покрышка, верхняя часть которой просто горит. Горит со всеми сопровождающими запахами, но это меньшая цена за отсутствие комаров и мошек.

Мы еще раз встретились с ребятами на трассе, в этот раз догнали нас они. Вообще, что и говорить, мир воспринимается совсем иначе из кабины авто, и явно не в лучшую сторону. Позади ставшей на время «нашей» фуры поднимается ураган из пыли, а тебе хоть бы хны – куришь себе в окошко, глазеешь на пейзажи. Начал накрапывать дождь, и я задремал. Проснулся от ощущения, что машина остановилась – мой сонный вид сморил и Олега, и он решил подремать пару часов на стоянке. Я решил не отставать и лег дальше спать.

Проснувшись и отъехав суммарно около 250 километров от Усть-Неры, мы остановились у широко известной в этих местах «бабушки» перекусить. Незамысловатый обед внутри ее собственного дома по приемлемой цене. Начал расспрашивать какой здесь ориентир, чтобы оставить последователям координаты, но бабушка сказала, что она хорошо известна в этих ваших интернетах и найти про нее информацию не составляет труда. Так что, други, дерзайте: «Окей, Гугл, 260 км от Неры, бабушка, покушать». Супруг этой бабушки всю жизнь занимается золотодобычей: в СССР государственной, а сейчас частной. Вообще, тут можно особо и не спрашивать, кто чем занимается – почти все моют золото.

Выйдя из кафе, я присмотрелся к лобовому стеклу машины. Оно выступало за габариты кабины, и этим привлекло мое внимание. Позже, Олег объяснил, что это хэнд-мейд – двойное остекление, которое очень популярно здесь. Еще одно лобовое стекло кладется поверх основного и закрепляется на толстый слой герметика. Мера вынужденная, и причина её в низких температурах зимой – вентиляторы не справляются с отогревом, стекла потеют из-за больших перепадов. Решение изящное, что и говорить, и вполне рабочее.

Показался поселок-призрак с соответствующим названием - «Большевик». Довольно большое поселение, которое люди покинули, лежало бездыханно справа от трассы. Въезд в поселок по сей день украшает серп и молот. Просто апокалиптичный вид, навевающий ничего, кроме грусти и безысходности. Сколько сил и жизней стоила постройка здесь, в эпицентре тайги, этих домов, и как легко про них забыли, стоило Союзу развалиться.

Время от времени начал появляться асфальт, но воспринимался он уже как странная, нестандартная гравийка. Мы въехали в поселок Ягодный, который был просто вылизан, даже по сравнению с городами в центре страны, не то что с соседними поселениями. Я даже смог расплатиться по карте в магазине, а ведь уже почти забыл про какие-то иные способы платежа, кроме как наличные деньги. Причина, по которой Ягодный был так чист и ухожен, так и осталась неизвестной – видимо, просто люди немного по-другому относятся к месту, где живут. Только и всего.

Запасшись сигаретами и съестным, мы двинули в конечный на сегодня пункт следования – Дебин, чтобы заночевать в кабине на берегу реки Колымы.

Разговаривали дотемна. Делились жизненными историями, интересными поворотами судьбы, мыслями. Сошлись во мнении, что люди в отдаленных районах открытее, чего на вид ни за что не скажешь. Олег вообще высказал предположение, что плохие люди здесь не выдерживают испытаний и не задерживаются надолго.

С этими рассуждениями, в мареве натопленной кабины и с видом на Колыму, с которой поднимался туман, мы отошли ко сну: Олег в спальном отсеке, а я поперек сидений. Так уютно мне не спалось ни в одной гостинице.

Не забудьте подписаться на канал, если вам понравилось - так вы не пропустите новые публикации.

Читать "Мотопутешествие в Магадан. День 17"