Рихард Вагнер и Людвиг II

Начало здесь

Важная ремарка

Наверняка, при чтении этой истории невольно возникнет один скользкий вопрос. Но нет: в их отношениях не было гомосексуального содержания. Возможно, Людвиг позже имел наклонности такого рода, но у Вагнера по этому вопросу была крайне отрицательная позиция. Кроме того, Людвиг в молодости был болезненно целомудренной натурой, да и разницу в 32 года нельзя сбрасывать со счетов.

Конечно, по нынешним временам это всё выглядит довольно невероятно, учитывая накал страсти со стороны юного короля, но тут надо помнить о том, какими незаурядными людьми были оба участника этого романа. Хоть Вагнеру ничто человеческое было не чуждо, он знал толк в исключительных, высокодуховных эмоциях. А Людвиг- тем более. Он вообще жил вне реальности. Скорее, она была ему отвратительна. Особенно люди. Он очень любил красоту этого мира - породистых лошадей (он был великолепным наездником), природу, горные озёра, звёздное небо, но и это всё было вписано в мир его музыкальных и литературных фантазий

Где Вагнер - там скандал

Вагнер вольно или невольно создавал Людвигу множество проблем разного рода. Его претензии на роль королевского фаворита и духовного учителя сразу же вызвали протесты в Мюнхене. В презрительной кличке «саксонский гном» (так называли Вагнера в Мюнхене) звучала ненависть к этому беглому революционеру, протестанту и развратнику, который, как снег на голову, свалился на тихую католическую Баварию, запустил свои жадные руки в королевскую казну и грозил сделать из молодого монарха свою марионетку.

Его публичный роман с Козимой фон Бюлов, женой придворного дирижёра и друга Вагнера (они и сам был ещё женат) будоражил весь Мюнхен. (Об этой истории в Культшпаргалке было здесь).

Двор требовал у короля объяснений. Король требовал объяснений у Вагнера. Вагнер отчаянно обманывал всех вместе взятых, уверяя в публичном письме, что всё это клевета недоброжелателей, и клялся Людвигу, что Козима проводит время в его доме исключительно на деловых основаниях - она его личный секретарь. Людвиг верил своему кумиру и давал в прессе официальные опровержения этих слухов.

Когда правда открылась, король оказался в унизительном положении обманутого простака, и эта история стала причиной трещины в их отношениях.

Вполне возможно,что Вагнер влиял на короля не только в вопросах культурной жизни Мюнхена, но и в политических решениях. Но совершенно точно то, что личная королевская казна, так же как и государственная, быстро опустошалась в интересах Вагнера и его искусства. Королевская канцелярия пребывала в глубоком шоке от сумм, которые тратились на вагнеровские проекты.

Против Вагнера началась хорошо организованная компания травли в прессе. В театре освистывались его оперы. Кабинет министров и королевская родня настойчиво советовали королю убрать из города этого «саксонского карлика», но Людвиг не сдавался, он многое готов был вытерпеть ради Вагнера и его искусства.

Только после того, как одно из вагнеровских представлений в театре Мюнхена вылилось в серьёзную публичную демонстрация протеста, он вынужден был покориться и удалить от себя Божественного Друга. Он сделал это с таким выражением раскаяния и горя, что Вагнер был искренне тронут. Он уехал в Швейцарию и начал там свою счастливую семейную жизнь с Козимой и детьми.

Людвиг тайно навещал его в Трибшене несколько раз, но потом их общение на несколько лет прервалось.

Позже Людвиг принял финансовое участие в строительстве вагнеровского театра в Байройте. Он приехал на его открытие, но не участвовал в официальных торжествах по этому поводу. «Кольцо нибелунгов» - оперная тетралогия, была представлена лично для него. В течение четырех вечеров он слушал «Золото Рейна», «Валькирию», «Зигфрида» и «Сумерки богов» в пустом зале театра, в компании Вагнера.

Потом общение Людвига и Вагнера свелось к редкой переписке. Последний раз король был в Байройте на премьере "Парсифаля". Это было последнее сильнейшее впечатление в его жизни.

Через два года после этого Вагнер скончался в Венеции. Людвиг рыдал, узнав об этом.

Что дал этот роман Вагнеру?

Жизнь Вагнера после этого события достигла своего зенита. Сбылись все, самые фантастические его мечты! Он стал королем европейского искусства, со своим храмом - личным театром в Байройте, с преданными подданными по всему миру (вагнеровскими обществами).

Вечный скиталец и беглец Вагнер обрёл наконец-то своё пристанище в виде роскошной виллы там же, в Байройте. Её интерьер украшен портретами Людвига. Перед входом стоит бюст короля.

Как всё закончилось для Людвига

Правление Людвига II пришлось на очень сложный период немецкой истории. Его решения в этот период не отличались продуманностью и дорого стоили Баварии. Осознавая это, он мучительно тяготился своими королевскими обязанностями, все время порывался отречься от трона, и только Вагнер смог удержать его величество от этого опрометчивого шага (Людвиг без его королевских возможностей был ему мало интересен).

Чем дальше, тем больше король уходил в свой личный романтический мир, попутно опустошая личную и государственную казну. Он строил в горах замки своей мечты , чтобы укрыться там от людей в мире музыкально-поэтических грез: плавать в ладье на механической тяге в сопровождении лебедя в рыцарском наряде Лоэнгрина, слушать музыку Вагнера (Божественного Друга) в искусственном гроте Венеры, мысленно перевоплотившись в Тангейзера, или упиваться поэтическим горным пейзажем, залитым лунным светом. Он вел преимущественно ночной образ жизни.

Вот один из этих замков - Нойшванштайн ("новая лебединая скала").

Интерьеры этого замка представляют собой иллюстрации сцен из опер Вагнера. Невообразимая роскошь сочетается с техническим оснащением по последнему слову техники. Здесь потом снимались многие диснеевские сказки.

Пока король был молод, его экзальтированность, вспыльчивость, склонность к спонтанным поступкам и уединению воспринимались как особенности характера. Но с течением времени его странности усиливались. Никто уже не принимал всерьез его раздражённые приказы содрать с провинившегося живьем кожу или выколоть ему глаза. Это были короткие припадки ярости. Ему говорили – да, да, ваше величество! выколем, а как же! не извольте беспокоиться! - и он успокаивался.

Строительство замков опустошило казну, накопился огромный долг. Людвиг лично и в письмах просил огромные суммы у королей Швейции, Бельгии, Бразилии и вообще у всех, кто располагал такими деньгами, включая Ротшильда. Никто ничего ему не давал.

Его судьба была предопределена. Как говорили у нас в 90-х, он был поставлен на счётчик. Оппозиция взяла курс на отстранение его от власти, и начался сбор доказательств его невменяемости.

Теперь каждый его шаг фиксировался, всякий выходящий за рамки нормы поступок записывался, специальным образом подготавливалось общественное мнение.

В итоге консилиум врачей заочно поставил ему диагноз «паранойя», и Людвиг был арестован. Его арест – это отдельная история, едва не вылившаяся в восстание. Короля очень любило местное население, и люди встали на его защиту.

На другой день после ареста он погиб при загадочных обстоятельствах вместе со своим врачом, который сопровождал его на прогулке. Их трупы были найдены на мелководье Штрангбергского озера. На этом месте стоит теперь вот такой знак памяти.

Всё это случилось на третий год после смерти Вагнера.