Стразы на каблуках, бусы на шее, ирокез на голове и повышенная беглость ног

09.04.2018

Четвёртая фигура в нашем цикле про отклонения в дресс-коде академической музыки - популярный американский органист Кэмерон Карпентер. (Первые три серии здесь, здесь и здесь)

Этот исполнитель - исключительный в своём роде, и назвать его академическим язык поворачивается с трудом. Но факт есть факт: Кэмерон Карпентер органист, и играет он классический репертуар. Пресса называет его лучшим органистом 21 века, он выступает в лучших концертных залах мира, трижды уже приезжал в Россию, и публика его обожает, диски с его записями раскупаются влёт, один даже номинировался на "Грэмми".

Кэмерон всем хорош: он получил образование в самом престижном учебном заведении мира - Джульярдской школе музыки, он замечательный виртуоз и отважный человек, который бросает вызов музыкальным догмам. Карпентер терпеть не может церковь, из недр которой вышло огранное искусство, и все академические традиции тоже. Цель у него такая: взломать образ пафосной органной музыки изнутри.

И тут у него один приём - шок.

Сыграть на органе то, что в принипе на этом инструменте не звучит, и одеться так, чтобы люди никогда не подумали, что он органист, а не рокер. Хотя и рокер - это мягко сказано.

Такой креативный наряд он придумал себе на церемонию вручения премии ECHO.

Он вообще любитель приодеться понаряднее. Перья, стразы и всё, что блестит. Все его наряды - его личные придумки, и многие дизайнеры видят в нём серьёзного конкурента в ближайшем будущем.

Или вот такой - с рокерско-этнографическим уклоном - образ попроще, без гламура.

Главная фишка в образе Кэмерона - обувь, поскольку органист играет не только руками, но и ногами (в органе есть клавиатура для ног). Все его концертные туфли, естественно, сшиты на заказ, и почти все они со стразами на каблуках (именно эту часть видит публика во время концертов) или на пряжках. Все стразы Кэмерон клеит самолично.

Карпентер играет на органе всё. Не только органный репертуар, но любой другой тоже: фортепианный, виолончельный, оркестровый. Бывают отклонения и в сторону поп репертуара: киномузыка и каверы известных песен.

В этом ролике он исполняет знаменитый Революционный этюд Шопена, который, как известно, написан для фортепиано. Техника ног - невероятная. Это титульный номер в репертуаре Карпентера. И здесь он тоже в стразах и металлических пайетках.

Теперь подведём дебет и кредит всех усилий Карпентера взорвать мир органа изнутри.

Расходы:

  • он довёл свою исполнительскую технику до совершенства путём многолетних изнурительных занятий, в том числе, фитнессом и йогой, поскольку такой уровень требует колоссальной затраты физической энергии
  • он вложил фантастическую сумму в то, чтобы спроектировать и изготовить свой личный цифровой орган, который доставляется в любую точку мира в специально оборудованном фургоне. Вот этот:
  • он вложился интеллектуально и финансово в свой сценический образ. Это не только его костюмы, но и скандальный шлейф его личной жизни, который мы не тут не будем затрагивать. Всё работает на пиар.

Теперь результаты:

  • Кэмерон Картпентер - звезда. Его востребованность во всём мире не подлежит никакому сомнению.
  • Профессиональное музыкальное сообщество воспринимает его скептически. Он чужой среди своих.
  • Всё, что он играет на пределе человеческих возможностей - тот же Революционный этюд или фортепианную Рапсодию на тему Паганини Рахманинова - не звучит на органе от слова "совсем" и из разряда циркового трюка не выходят, как он ни старается.

Этот рекламный ролик с Рапсодией демонстрирует как раз полную безнадёжность этого эксперимента:

  • Как он ни пытается поразить воображение публики новыми репертуарными достижениями, публика всё равно ждёт, чтобы он поскорее всё это закончил и сыграл старого доброго Баха (это его очень раздражает, кстати)

То есть расходы превосходят доходы и по итогу Карпентер в творческом минусе.