7530 subscribers

Что высмеял Француз дипломат в Москве и Петербурге во время коронации Николая II

342 full reads
460 story viewsUnique page visitors
342 read the story to the endThat's 74% of the total page views
3 minutes — average reading time

Существует такая порода людей, которая если и видит что-то хорошее, то, непременно жаждет найти в нем хотя бы частичку негатива.

Сказанное в полной мере относится и французскому дипломату Жоржу де Реси, который в 1896 году посетил коронацию Николая II и оставил о ней ряд весьма противоречивых замечаний в своем дневнике.

  • Впечатление француза о Петербурге:

Жорж де Реси отметил, что Петербург с первого взгляда производит впечатление "грандиозного" города, но присмотревшись к столице поближе, ощущения величия несколько спадает, в первую очередь, за счет неудачной покраски зданий (!), с преобладанием некрасивых "красноватых и грязно-белых" цветов.

"Петербург, вид на Аничков мост", хромолитография с оригинальной цветопередачей 1896 года.  Это вполне могут быть те самые "красноватые и грязно-белые цвета". Мне кажется, что подобная оценка - это типичная вкусовщина, возведённая в ранг непреложной истины.
"Петербург, вид на Аничков мост", хромолитография с оригинальной цветопередачей 1896 года. Это вполне могут быть те самые "красноватые и грязно-белые цвета". Мне кажется, что подобная оценка - это типичная вкусовщина, возведённая в ранг непреложной истины.

Со слов француза, перемещение по улицам столицы "не производит впечатление стабильности и безопасности", поскольку "кучера правят бесноватыми животными". Не впечатлило дипломата и дорожное покрытие: "улицы вымощены булыжниками, уложенными в полном беспорядке".

Жоржа де Реси позабавило, что даже худощавые по комплекции кучера, по какой-то, только им ведомой причине, хотят казаться толще, для чего делают себе на область живота какие то накладки (!?): "(...)те, кого природа не наградила исключительно пышными формами(...) используют что то вроде пелерины, для того, чтобы походить на перевязанный шар(...)".

Жорж де Реси зарисовывает в своем дневнике удивившие его типажи извозчиков и кучеров, 1896 год.
Жорж де Реси зарисовывает в своем дневнике удивившие его типажи извозчиков и кучеров, 1896 год.

При посещении Казанского собора, в котором хранились захваченные у Наполеона военные трофеи (в том числе полковые знамена, жезл маршала Даву и т.п.), француз хладнокровно отмечает: "(...) мы не осмеливаемся слишком сердиться на народ, который, взяв суровый климат себе в помощь, защищал свои дома (...)". Цинизм и высокомерие этой фразы, как говорится, просто зашкаливает, но на то он и личный дневник, чтобы доверять ему потаенные мысли.

  • Впечатление француза о Москве:

В этой части Жоржа де Реси дневника очень много штампов и клише, которые в наше время уже кажутся избитыми, но, вероятно в конце XIX века они могли считаться еще более-менее оригинальными.

В очередной раз "досталось" храму Василия Блаженного от очередного француза. Еще Наполеон сравнивал этот собор с мечетью, а ле Корбюзье назвал его "бредом пьяного кондитера".
В очередной раз "досталось" храму Василия Блаженного от очередного француза. Еще Наполеон сравнивал этот собор с мечетью, а ле Корбюзье назвал его "бредом пьяного кондитера".

Итак, французский дипломат отмечает, что Москва это типичный "восточный город", особенно на фоне "довольно Европейского" Петербурга. Жоржа де Реси удивляет причудливая смесь архитектуры, а за необычные для Европейского взгляда формы Собора Василия Блаженного на Красной площади, он называет этот храм "курортным казино".

Страничка из дневника Жоржа де Реси 1896 года, на которой он зарисовывает поразившую его босую бедную крестьянку на улицах Москвы, и прикладывает лично сделанное фото с  группой крестьян в лохмотьях, идущих на Ходынское поле.
Страничка из дневника Жоржа де Реси 1896 года, на которой он зарисовывает поразившую его босую бедную крестьянку на улицах Москвы, и прикладывает лично сделанное фото с группой крестьян в лохмотьях, идущих на Ходынское поле.

Далее следуют описания коронационных торжеств, пышность и красочность которых, дипломат называет странной. Вот, например, как француз описывает выход Николая II на древнее Красное крыльцо Московского кремля:

"(...) эта масса в шитых золотом одеждах с головы до пят, в головных уборах луковичной формы с крупными драгоценными камнями, воскрешает в представлении, как мне видится, вавилонскую роскошь, такой, какой мы ее воображаем (..)".

Коронация императора Николая II, фото 14 мая 1896 года
Коронация императора Николая II, фото 14 мая 1896 года

Таким образом, отдавая должное торжественности и эффектности церемонии, французский дипломат, тем не менее, сравнивает ее с излишествами древнего Вавилона. Само это сопоставление, довольно провокационное и странное, поскольку Вавилон издавна считался символом и сборищем всех мыслимых и немыслимых пороков.

Во всей этой критике чувствуется какой-то снобизм и высокомерие. Даже если автор дневника и видит что то несомненно хорошее (как храм Василия Блаженного), он пытается это высмеять, уже не говоря о том, что он постоянно поливает презрениям то, что ему мало понятно в силу национальной специфики. В целом, дневник Жоржа де Реси хорошо подтверждает старую и банальную истину о том, что красота (или ее отсутствие) находится целиком "в глазах смотрящего".