Суть проблемы: эмоции как база для появления религиозных культов

421 full read
1k story viewsUnique page visitors
421 read the story to the endThat's 39% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Предыдущую публикацию по данной теме вы можете прочитать по этой ссылке.

«Тебе страшно? Мне – нет!» м/ф «Карлсон, который живет на крыше»

Однако, хочу обратить внимание на один интересный момент. Лучше всего свою мысль я выражу цитатой философа-креациониста Георгия Хлебникова из его труда «Происхождение религии».

«Откуда, однако, пришла сама мысль о том, что первобытный человек ощущал бессилие, страхи и т.д. перед лицом природы? Не из комфортабельного ли кабинета и мягкого кресла? По-видимому, так. Ибо как для городского жителя город, со всеми его заводами, машинами, путаными улицами, авариями, катастрофами и жертвами, не является чем-то вызывающим панический страх, бессилие и тем более религиозное преклонение, так и для человека природы самые дикие джунгли являются родным домом [Достаточно вспомнить, например, Дерсу Узала у В.К.Арсеньева.].
Но “дикарь”-рационалист, наверное, с не меньшими, чем многие религиоведы, основаниями мог бы построить гипотезу происхождения религии в высокоразвитых обществах из чувства страха и бессилия человека перед лицом цивилизации».

и еще:

«…нет никаких оснований говорить о наличии какого-то чувства бессилия в первобытном человеке перед лицом природы или особого страха за полноту своего желудка в завтрашний день. Все эти страхи естественны для “отчужденного” человека XIX-XX вв., находящегося в ненормальных социальных условиях. При первобытно-общинном же строе человек часто имел большие возможности в добывании пищи, даже при всем его низком уровне материального производства, нежели таковые имеют многие из людей “технизированных” обществ XX века, боящиеся завтра остаться без работы».

А ведь правильные слова! Нет никакого гнетущего чувства страха. Есть лишь страх ситуативный, кратковременный или периодический (возникающий только в определенной обстановке – например, в воде), связанный с неожиданными переживаниями.

Но тогда почему религии на базе страха все-таки существуют и процветают? Откуда они берутся?

Сторонники мифологического сознания в данном случае получают на руки некоторые козыри, но все равно их теория слишком противоречива, чтобы ее принять в том виде, в каком она есть. Получается, что с одной стороны, человек достиг очень многого, а с другой он был забит и подавлен, выдумал себе духов и богов (ученые их часто отождествляют), и вся его жизнь как промокашка насквозь «пропитана» религиозными предрассудками. С ними он ложился, с ними он вставал и жил. Сначала долго охотился, а потом половину, а то и все, что добыл, добровольно сжигал перед идолом, из страха перед природой…

Приведу несколько наглядных отрывков из труда «Интеллектуальная мощь первобытного человека: архаическое мышление и современная наука». Автор П.П. Федоров, доктор химических наук.

«Велики архаические достижения в химии. Систематическое использование огня началось не менее 400 тысяч лет назад. Затем возникли красители, яды, керамика, глазурь, стекло, металлургия, углежжение, известь, не исключено — электрохимия и гальванопластика. Красная краска (охра) была известна еще неандертальцам (в похоронном культе). Кроманьонцы с целью ее получения разработали специальную конструкцию костра для обжига руды, то есть начались разработки процессов и аппаратов.
Глина — чрезвычайно сложный объект с химической и структурной точки зрения. Был открыт и освоен окислительный (красная керамика) и восстановительный (черная керамика) обжиг. Выплавка меди — совсем не тривиальный процесс. Его нельзя было открыть случайно, в костре, без соответствующего аппарата. Наиболее вероятно, что это произошло в печи гончара — глазуровщика.
Не очень известный, но разительный пример: кроманьонцы умели распрямлять мамонтовые бивни, по-видимому, путем обратимого размягчения кости при замачивании в слабых кислотах, например в настое листьев щавеля.
Далеко не все открытия и изобретения древних расшифрованы. Скажем, не объяснены ни параллелизм изменений домашних животных, ни огромный темп этих изменений. Как жаль, что не сохранились их лабораторные журналы!»
«Имеющиеся данные, в частности палеоастрономические, заставляют предположить большую интеллектуальную мощь первобытного человека — охотника на мамонтов. «Даже рассеянные, случайные, очень малочисленные группы кроманьонцев Европы, насчитывавшие каждая по нескольку десятков человек, создали оружие, одежду, музыку и музыкальные инструменты (костяные и деревянные флейты и др.), искусство строительства домов и жилищ с использованием дерева и лопаток мамонтов; их дома освещались светильниками, они шили дубленки, брюки и куртки из кож и замши, они делали удивительные украшения, их резчики по кости создали шедевры. Ведь Европа в эпоху кроманьонского человека была лишь приполярной и полярной страной…
Любая из групп современных людей, равная по численности населению кроманьонского поселка (около 100 человек), будучи перенесена в условия обледенелого континента в девственный простор, не только не смогла бы изобрести заново способа изготовления копий из выпрямленных и разрезанных вдоль бивней мамонтов, но и утратила бы очень скоро всякий интерес к музыке, письму, искусству. Нет сомнений, что эта группа погибла бы в третьем или четвертом поколении в отличие от кроманьонцев, давших миру не только все виды искусств, но и способы выживания во всех условиях». (В. Щербаков)»
«Французский этнограф и философ Клод Леви-Стросс сформулировал “неолитический парадокс”: почему, достигнув в неолите совокупности выдающихся достижений, человечество как будто заснуло на тысячелетия, до появления настоящей науки? Он предположил, что есть два способа мышления, являющихся функциями двух различных стратегических уровней, на которых природа подвергается атаке со стороны познания, причем один (архаический) прилажен к восприятию и воображению, другой (современный) расторможен.»

Оставлю в стороне явно «торчащие» из этих цитат «осиновые колья» для историков, свидетельствующие в пользу теории контакта наших предков с некоей высокоразвитой цивилизацией. Если предположить, что передача знаний имела место, тогда нечего и «выворачиваться наизнанку» с «мифологическим» сознанием.

А если палеоконтакта не было, то «мифологическая теория» вообще имеет бледный вид! По сути, ее сторонники уже просто стараются «брать числом, а не умением». Чем больше «солидных» статей, книг и терминов будет употреблено, чем глубже описать древнее сознание (ни на что реальное, при этом, не опираясь), чем больше «маститых ученых» к этому привлечь и чем громче свое детище растиражировать, тем больше шансов, что теория останется «на плаву».

Если же вернуться к проблеме, озвученной в конце предыдущей главы и принять во внимание, что сознание наших предков во многом схоже с сознанием современного ребенка, то в истоках первобытной религии по причине страха нет никаких загадок. Дети от страха постоянно выдумывают себе «чудовищ». Их фантазия и страхи усиливаются, если они общаются в группе (вспомните «страшилки» на ночь в пионерских лагерях или тургеневский «Бежин луг»), их образы устойчивы и получают дальнейшее развитие. Недоразвитое (до нашего уровня) сознание наших предков и их фантазия – вот истоки первобытных религий! А вовсе не обобщенный страх перед природой.

Кратковременный страх «задает импульс», а сознание его «подхватывает и развивает» по определенному сценарию. Источником такого «импульса» служат и другие эмоциональные переживания. Это может быть и необузданная радость от счастливого события или контрастная ей радость избавления от опасности и сильного негативного переживания. Например, когда «потерянная» очень ценная вещь неожиданно нашлась. Или произошло неожиданное «чудесное» спасение от гибели. Мир кажется прекрасным, хочется кого-то поблагодарить.

Когда человека преследует череда несчастий и неудач, или наоборот – сплошное везение, удача и радостные события, создается ощущение, что кто-то незримой рукой управляет всем, что происходит. Кто-то помогает или, наоборот, строит козни и вредит. Даже наши современники, временами находят «закономерности» в таких цепочках событий, связывая их с некими предметами, которые потом начинают играть роль талисманов, с людьми или другими событиями.

Что уж говорить про первобытных людей…

«…тотемизм является не единственной формой религиозного сознания аборигенов Австралии. По свидетельству исследователей, почти все они панически боятся порчи со стороны врага. Любая смерть, болезнь или еще какое-нибудь несчастье тут же связывается с колдовством. В таких случаях принято проводить гадания, чтобы выяснить, где находится враг, наславший порчу» (Элькин А. "Коренное население Австралии").

В приведенных примерах и рассуждениях причиной возникновения суеверных представлений является не только (и даже не столько) страх, сколько сильный эмоциональный всплеск. Уберите у человека эмоции, и он будет хладнокровно переносить как минуты опасности, так и минуты радостных событий, везения или удачи. У человекоподобного робота не возникнет религиозности. Именно страх, как наиболее сильную, частую и значимую эмоцию многие исследователи кладут в основание зарождения религиозности людей.

Однако, хотя страху (кратковременному, а не перманентному!) и принадлежит львиная доля эмоциональных переживаний в вопросе возникновения религиозности, прочие эмоции также вносят свою лепту. Влияние этих эмоций на возникновение религиозности изучено слабо, поэтому для более упрощенного изложения материала, я и решил взять за основу общепринятую версию, внеся лишь некоторые комментарии, отражающие мою точку зрения.

«И.Р. Габдуллин придерживается мнения о том, что предрассудки выполняют роль предварительных априорных суждений: живущий повседневными заботами человек придерживается практического мышления, разделяя предметы на классы по грубым (а не существенным) признакам, и не рассуждая, поскольку неведение в каком-то вопросе мешает ему быть эффективным. Предрассудок является сверхобобщенной и сверхкатегоричной характеристикой, обнаруживаясь не только в познавательном акте, но и выражая эмоциональное переживание, подавляющее рациональную аргументацию». (Ю. В. Саенко, «Психология суеверий»).

Хочу еще уточнить, что постоянно присутствующий страх нельзя сбрасывать со счетов (тема войны, например). Хотя ситуации, когда он преобладает, нетипичны для большинства людских сообществ. Это, скорее, периоды кризисов или длительного, вынужденного нахождения в очень непростых условиях жизни. Но здесь уместнее говорить не только о страхе, как таковом, а скорее о том, как выжить в сложной ситуации, как выработать правила, которые позволят избежать проблем. И пример тому – следующий пункт… (О. Котов)

Продолжение следует...

Изображение взято с сайта: http://compartiendolashoraslibres.blogspot.com/2014/06/andrew-ferez-surrealismo-digital.html
Изображение взято с сайта: http://compartiendolashoraslibres.blogspot.com/2014/06/andrew-ferez-surrealismo-digital.html
Изображение взято с сайта: http://compartiendolashoraslibres.blogspot.com/2014/06/andrew-ferez-surrealismo-digital.html

#страх #мышление #культура #религия #суеверия #история #древний мир #мифология #эмоции

LAH.RU - Пятак под пятой кроманьонца.