Позиция ВС РФ о праве выбора образовательного учреждения при направлении военнослужащего, увольняемого с военной службы

06.04.2018

Фабула дела

Как следует из Определения ВС РФ от 21.11.2017 № 211-КГ17-27, решением 35 гарнизонного военного суда от 28 октября 2016 г. Л. отказано в удовлетворении заявления, в котором он просил признать незаконными действия директора ФСБ России и начальника Пограничного управления ФСБ России по восточному арктическому району (далее – Пограничное управление), связанные с отказом в направлении его на профессиональную переподготовку по выбранной им программе обучения, возложить на директора ФСБ России обязанность не препятствовать в направлении его на профессиональную переподготовку по указанной программе обучения, а на начальника Пограничного управления – направить его в любое учебное заведение для прохождения переподготовки по выбранной им программе обучения.

Апелляционным определением Тихоокеанского флотского военного суда от 7 марта 2017 г. решение суда отменено в части признания законными действий начальника Пограничного управления ФСБ России по восточному арктическому району, связанных с отказом в направлении Л. на профессиональную переподготовку по выбранной программе обучения, и по делу в этой части принято новое решение о возложении на начальника Пограничного управления обязанности по направлению административного истца на профессиональную переподготовку с учетом имеющегося у него высшего профессионального образования. В остальной части решение гарнизонного военного суда оставлено без изменения.

Рассмотрев материалы дела по кассационной жалобе представителя административного ответчика, Судебная коллегия по делам военнослужащих пришла к выводу, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, что выразилось в следующем.

Из материалов дела следует, что Л., имеющий квалификацию «инженер» по специальности «Проектирование, сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ» и проходивший военную службу по контракту в воинской части, дислоцированной в г. Петропавловске-Камчатском, в связи с сокращением воинской должности с 1 декабря 2011 г. зачислен в распоряжение начальника Пограничного управления, а после истечения 20 марта 2014 г. срока контракта представлен к увольнению в связи с организационно-штатными мероприятиями, которое не было реализовано в установленные законодательством сроки ввиду необеспеченности административного истца жильем.

После обеспечения жилым помещением Л. 9 февраля 2016 г. обратился по команде с рапортом о направлении его на профессиональную переподготовку в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования «Российский государственный университет нефти и газа (национальный исследовательский университет) имени И.М. Губкина», расположенном в г. Москве, по выбранной им программе обучения «Строительный контроль, организация проектно-изыскательских и строительно- монтажных работ на объектах нефтегазового комплекса».

От прохождения профессиональной переподготовки в образовательных учреждениях, расположенных в г. Петропавловске-Камчатском и в близлежащих к месту прохождения военной службы населенных пунктах, по имеющимся в них программам профессиональной переподготовки Л. отказался, а в образовательных учреждениях, специализирующихся на подготовке специалистов нефтегазовой отрасли и расположенных в городах Москве, Тюмени и Уфе, установлен срок обучения 12 месяцев, 7 месяцев и 1,5 года соответственно.

Позиции судов

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции в решении указал, что Л. выбрал для реализации своего права образовательное учреждение не по месту прохождения военной службы, а от прохождения профессиональной переподготовки в образовательных учреждениях Камчатского края отказался.

Отменяя решение суда первой инстанции в части признания незаконными действий начальника Пограничного управления и принимая по делу в этой части новое решение об удовлетворении заявления, флотский военный суд исходил из того, что административный истец не настаивал на прохождении профессиональной переподготовки в конкретном учебном заведении, связывал ее прохождение с имеющимся у него высшим профессиональным образованием, а предложенные командованием программы обучения в учебных заведениях по месту прохождения военной службы не соответствуют требованиям законодательства.

Однако такой вывод суда апелляционной инстанции основан на неправильном применении норм материального права.

Согласно п. 4 ст. 19 Закона о статусе военнослужащих отдельные категории военнослужащих, к числу которых относится административный истец, в год увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, истечении срока военной службы, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями имеют право пройти профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей без взимания с них платы за обучение и с сохранением обеспечения всеми видами довольствия в порядке и на условиях, которые определяются Министерством обороны Российской Федерации (иным федеральным органом исполнительной власти и федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба), продолжительностью до четырех месяцев.

Содержание названной нормы закона указывает на то, что право военнослужащего на профессиональную переподготовку реализуется в порядке и на условиях, которые определяются федеральным органом исполнительной власти и федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, а сама переподготовка не может превышать четырех месяцев.

Во исполнение закона приказом ФСБ России от 26 января 2009 г. № 22 утверждена Инструкция о порядке и условиях реализации военнослужащими органов федеральной службы безопасности, проходящими военную службу по контракту, права на профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей.

В соответствии с п. 9 названной инструкции профессиональная переподготовка военнослужащих осуществляется, как правило, в образовательных учреждениях, расположенных в населенных пунктах по месту прохождения военной службы. При невозможности пройти обучение по месту прохождения военной службы военнослужащие направляются на обучение в образовательные учреждения, расположенные в близлежащих к месту прохождения военной службы населенных пунктах.

Из изложенного следует, что право выбора образовательного учреждения для направления военнослужащего на профессиональную переподготовку предоставлено исключительно командованию и не зависит от волеизъявления военнослужащего.

В суде установлено, что по месту прохождения военной службы Л. имел возможность пройти обучение в образовательных учреждениях, расположенных в г. Петропавловске-Камчатском и в близлежащих к месту прохождения военной службы населенных пунктах, по имеющимся в них программам профессиональной переподготовки.

Что касается выбранной Л. программы обучения, то возможность переподготовки по ней в образовательных учреждениях, расположенных по месту военной службы и в близлежащих к нему населенных пунктах, отсутствовала, а срок обучения в других образовательных учреждениях, расположенных не по месту военной службы административного истца, составляет более четырех месяцев.

К тому же, как следует из рапорта Л. от 9 февраля 2016 г., желание реализовать свое право на дополнительное образование было обусловлено намерением повысить профессиональный уровень в рамках имеющейся квалификации.

Между тем согласно п. 5 ст. 76 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» программа профессиональной переподготовки направлена на получение компетенции, необходимой для выполнения нового вида профессиональной деятельности, приобретение новой квалификации, что указывает на направленность профессиональной переподготовки на освоение военнослужащими нового вида профессиональной деятельности и приобретение новой квалификации, способствующих их адаптации к новым экономическим и социальным условиям жизни и деятельности после увольнения с военной службы, а также повышению их конкурентоспособности на рынке труда.

При таких данных права Л. на профессиональную переподготовку по одной из гражданских специальностей, вопреки выводу суда апелляционной инстанции, начальником Пограничного управления ФСБ России по восточному арктическому району нарушены не были, в связи с чем решение гарнизонного военного суда об отказе в удовлетворении заявления основано на законе.

На основании изложенного Судебная коллегия по делам военнослужащих отменила апелляционное определение апелляционное определение Тихоокеанского флотского военного суда от 7 марта 2017 г. в части удовлетворенных требований Л. и оставила в силе в указанной части решение 35 гарнизонного военного суда от 28 декабря 2016 г.

Вывод

Право выбора образовательного учреждения при направлении военнослужащего, увольняемого с военной службы, на профессиональную переподготовку предоставляется командованию и не зависит от волеизъявления военнослужащего.