поймали на месте преступления

Когда я закончила школу, а это был 74 год, мы сдавали пять дисциплин, то есть было пять экзаменов. На каждый, приносили много цветов, которые ставили комиссии на стол, в надежде, что они будут любоваться цветами, а на нас вообще не обратят внимание.

Но это еще не все. Существовало поверье, что цветы надо непременно украсть, тогда экзамен будет легким. И в надежде облегчить судьбу, мы обносили палисадники, на чем свет стоит!

Все шло отлично, оставался последний экзамен, а нагадить успели уже по всем дворам. А ну ка три выпускных класса, это девяносто бешеных выпускников, желающих без труда вытащить рыбку...

Идем на дело, когда стемнело, я, как всегда с пацанами. Нас трое. Еще днем приглядели себе палисадничек, хорошенький такой, без собачки, вход со двора, а цветник по фасаду. Залезли, аккуратненько срезали цветы, не наглели, уже собрались покидать злачное место, как вдруг на доме зажглась лампочка. Она осветила весь цветник, яркая такая, зараза! Залегли между кустами. Слышим, дверь хлопнула, хозяин вышел, кричит:
- Ну и кто это там орудует? Сейчас в задницу порцию соли всыплю!
Мы подорвались и, как кенгуру через забор попрыгали. Все попрыгали, а я как-то не правильно прыгнула и нанизалась на острую штакетину штанишками и... Висю! Пацанчики отбежали в темень, стоят, а мужик вышел и смотрит на меня молча. Потом вышел со двора, походит ко мне уже с улицы и говорит:

- Ну, что, разбойница, попалась? Ты хоть целая?
- Я то целая, - гоаорю ему, - а штаны новые порвала, мамка уши то надерет (наглая ложь! Мама меня не трогала никогда!).
Мужик помог мне слезть, отцепил от забора.
- Что ж с цветами делать будешь?
- Так на экзамен надо! И цветы должны быть ворованные, чтобы легко сдать.
- Учишься плохо, что боишься экзамена?
- Учусь хорошо, сдавать не боюсь, а другие боятся.

- Значит за других чуть не пострадала. Ладно, иди сдавай свой экзамен, прощаю, раз такой у вас обычай. Я ведь тоже в школе учился.
Я только идти, вдруг из калитки рык, и выходит дог, величиной с теленка. Добрый дядя загнал собаку, а у меня поджилки тряслись еще минут десять. Вот тебе и нет собачки! Разведчики из нас хреновые, впрочем, как и воры.