В ОБНИМКУ С МЕРТВОЙ БАБУШКОЙ

В ОБНИМКУ С МЕРТВОЙ БАБУШКОЙ

Я одно время помогала одной старушке, у нее никого не было, жила одна. Я иногда оказывала ей разного рода помощь. Она попросила купить ей льняное масло, лечила сосуды. Я купила продукт и поехала к старушке.

Такси не отпускала, потому, что отдать масло минутное дело. Поднялась на третий этаж, дверь к Софье Петровне открыта. В полной уверенности, что она ждет именно меня, я толкнула дверь и громко позвала:

- Софья Петровна! Где вы? Это я, Анфиса.

Старушка молчала. Прошла в комнату – никого. На кухне тоже пусто. Наверное, вышла к соседям, поэтому и дверь не закрыла, догадалась я. Вышла на площадку, позвонила в дверь, напротив. Открыл мужчина средних лет. Я спросила про соседку, он сказал, что не знает, вышла его жена, дородная тетка в засаленном халате:

- Я видела, она полчаса назад пришла из магазина. Дома должна быть.

Мы прошли вместе в квартиру, но старушки не было. Я заглянула в ванную и обомлела.

Софья Петровна сидела, скрючившись, в углу, около ванны и, как бы, под мойкой. Лицо белое, как полотно, скрюченные ручки сложила на груди.

- Инсульт! – Подумала я, - она в последнее время жаловалась на сосуды, для лечения и нужно было масло, которое я привезла.

- Вызывайте скорую быстрее! – крикнула я соседке, и тут же, хлопнула входная дверь.

Как извлечь старушку из этого уголка, в котором она засела, я не представляла. Но и медлить нельзя. Софья Петровна была горбатой старушкой. То есть горбатой, не смысле, что у нее настоящий горб, а ходила она, сгорбившись, с палочкой, и выпрямиться уже не могла, поэтому ей было уютно сидеть в уголке, свернувшись крендельком. Я потянула ее за ноги, чтобы вытащить из ловушки. Места в ванной комнате мало, она, совсем крохотная, я через бабушку перелезла и взяла ее под руки с головы, потянула к выходу. Софочка, на смотря на то, что маленькая и сухонькая, оказалась тяжелой, я с трудом с ней справлялась. Тащу ее по прихожей в комнату, а из-под нее раздается какой то странный звук, как будто скребется что- то об пол. Затащив ее в комнату, я решила посмотреть, что там попало под бабушку. Заглянула под спину и увидела рукоятку ножа, которая торчала из спины. Мгновенно я поняла, что она мертва. Пробую ее положить, не получается, не ложится.

-Нож мешает! – Поняла я, и, схватившись за рукоятку, резко потянула на себя. Это оказался не нож, а отвертка, из раны потекла кровь. Кладу ее снова, не ложится. Стою на коленях, обнимая мертвую бабушку, и не знаю, как же ее положить, скрюченный жизнью позвоночник, не дает. Вдруг раздается треск, и бабуля начинает распрямляться. Положив на пол Софью Петровну, я вижу, как она выпрямилась.

- Вот что значит поговорка – Горбатого могила исправит. – Дошло до меня. – Никогда этого не понимала.

Пятно крови растекалось из-под тела. Мои руки в крови, одежда в крови. До меня доходит, что надо вызывать милицию, а не скорую. Поднимаюсь и направляюсь к соседке по лестничной клетке, она, как раз входит в дверь, видит меня всю окровавленную.

У женщины округлились глаза, дрожащим голосом она спросила:

- За что вы ее? Она же божий одуванчик. – Взвизгнула и убежала восвояси.

- Приехали! – подумала я. Голова совсем ничего не соображала. Вымыв руки в ванной, стала вызывать по телефону полицию. С горем пополам дозвонилась:

- Алло! Полиция? Вышлите наряд…

- Уже выслали, - сказал полицейский, который вместе с другими вошел в квартиру.

- Ну, Слава Богу! Я тут такого натерпелась! Думала, что Софья Петровна жива, стала ее в комнату перетаскивать…

- Молчать! – Рявкнул на меня полицейский. – Откроешь рот, когда скажу. Наручники на нее.

- Вы что? Вы с ума сошли? Женщина, хоть вы им скажите, обратилась я к соседке, вошедшей вместе с ними.

- А я и говорю, безвредная бабка была, не знаю, чем не угодила, пока я вызывала скорую, она ее прикончила, ужас какой-то.

И началась какая- то пьеса абсурда. Меня без конца спрашивали одно и то же. Я объясняла, мне задавали вопросы, каким- то странным образом, ответы на них извращали всю картину происшедшего. Работали криминалисты. Отпечатки на рукоятке орудия убийства мои, а то чьи же! Как можно было быть такой неосмотрительной! Ведь я же все знаю, сколько детективов перечитала. Ничего не трогай и так далее. Но, тут, же все получилось совсем иначе, мне даже в голову не пришло, что бабушка мертвая. И тепленькая была. Я знаю, что труп должен быть холодный и окостеневший. Значит, ее убили перед моим приходом, за очень короткое время до него. Криминалист сказал, что выяснит время убийства точно, потому что времени прошло очень мало, она еще и не остыла до конца.

- Такси! – закричала я.

Полицейские смотрели на меня, как будто у меня на лице, по меньшей мере, жаба сидела.

- Какое такси, дамочка? Теперь про такси долго вспоминать не будите.

- Послушайте, вам все равно кого посадить за убийство, или надо найти преступника? Так вот, я приехала на такси, у водителя должно быть зафиксировано время. Потому, что когда мы подъехали, его вызывали на другой адрес, а я попросила, чтобы меня подождал, он отменил тот заказ. У него идут смс сообщения, должно быть и время. Я вас очень прошу, пожалуйста, свяжитесь с ним, пока он не очистил смс.

- Не думаю, что это как то вам поможет. – Ответил молодой полицейский в чине капитана, и вышел из квартиры.

Разобрались и нашли убийцу, это был внучатый племянник, наркоман, который требовал деньги с бабульки. Но я посидела две недели в СИЗО, это особая песня моей жизни.

Ставьте лайк, подписывайтесь на канал!