10 главных пропагандистских фильмов 20-го века

Стачка

Кадр из фильма «Стачка»
Кадр из фильма «Стачка»

Дебют Эйзенштейна уже хвастает той монтажной эквилибристикой, которая через несколько лет выведет на передовую мирового киноавангарда «Броненосец Потемкин». Что до пропагандистского месседжа, то в этом менее выверенном фильме он, тем не менее, даже хлеще достигает цели. Карикатуры на буржуинский быт с его танцующими карликами остроумны, а монтажная рифма кровавого разгона забастовки с резней на скотобойне — бессмертна.

Возвращение домой

Самый известный пример нацистской хейт-пропаганды —конечно, запрещенный на территории России «Вечный жид», в производстве которого самое активное участие принимал Геббельс. Теми же методами — фальсификацией, подлогом и обманом — но уже не притворяясь документальным кино, действует и «Возвращение домой», образец яростной антипольской риторики, оправдывавший вторжение в Польшу «угнетением и смертельной опасностью» для местных немцев. Ничего не напоминает? К слову, одну из сцен «Возвращения», изображающую унижения гордой немецкой девушки в польской тюрьме, Геббельс считал лучшей в истории кино.

Рождение нации

Кадр из фильма «Рождение нации»
Кадр из фильма «Рождение нации»

Первый великий полнометражный фильм в истории кино, «Рождение нации» Дэвида У. Гриффита одновременно является и одной из первых постыдных страниц этой истории. Гриффит не только ввел в режиссерский обиход такие находки как параллельный монтаж и саспенс, но и не постеснялся откровенно расистской, проникнутой страхом перед темнокожими второй половины фильма, заканчивающейся героическим спасительным галопом ку-клукс-клана. Неудивительно, что печально известная организация использовала картину в качестве мотивационного материала вплоть до 1970-х.

Олимпия

Кадр из фильма «Олимпия»
Кадр из фильма «Олимпия»

Конечно, никакая революционность в выборе ракурсов съемки и панорам не избавит Лени Рифеншталь от вечного ярлыка «придворного режиссера Гитлера», которого бывшая звезда альпинистских мелодрам в галлюциногенно припадочном «Триумфе воли» вывела вагнеровским божеством. «Олимпия» чуть более невинна: Рифеншталь снимает темнокожего чемпиона Джесси Оуэнса с не меньшим пиететом перед атлетизмом, чем героев нацистского спорта. И тем не менее в ее оде спортивному телу с легкостью считывается ницшеанский восторг перед концепцией «сверхчеловека».

Грязь и солдаты

Кадр из фильма «Грязь и солдаты»
Кадр из фильма «Грязь и солдаты»

Для поднятия боевого духа японской армии и мобилизованного в нее населения оккупированной Маньчжурии императорская власть задействовала лучшие лица японского кино: в работе над лентами «Рассказ о командире боевого танка Нисидзуми» и «Китайские ночи» участвовали сценаристы фильмов Ясудзиро Одзу и Хироси Симидзу, а также весь актерский цвет нации. Квинтессенцией этих картин, снимавшихся в основном на студии «Маньчжурия», может служить агитка «Грязь и солдаты», не меньше чем на две трети состоящая из героического марширования во имя родины, а на остальную треть — из стоического умирания с именем императора на устах. Не пройдет и тридцати лет, а по той же схеме будут делаться, например, оплаченные разнообразными госведомствами образцы советской милитаристской кинопропаганды вроде «Служу Советскому Союзу».

Лицо Фюрера

Кадр из мультфильма «Лицо Фюрера»
Кадр из мультфильма «Лицо Фюрера»

После Перл-Харбора в дело антигитлеровской пропаганды активно включился и Голливуд, фильмы которого в 1940-х активно призывали записываться в добровольцы («Сержант Йорк»), вкладываться в помощь советским союзникам («Дни славы») или военные гособлигации, как этот выдающийся диснеевский мультфильм, отправляющий Дональда Дака в кошмарный трип по гитлеровской Германии.

Встреча на Эльбе

К 1950-м Советский Союз и США уже пять лет вели отчаянную взаимную антипропаганду средствами кино: подсчитано, что в послевоенных отечественных фильмах 45 процентов злодеев были британцами или американцами. Не обходилось и без ресентимента, — так на обвинения в изнасилованиях и мародерстве советских войск в Германии сталинское кино ответило переводом стрелок во «Встрече на Эльбе». Здесь оккупационные зверства — удел исключительно американских солдат.

Облигация

Кадр из фильма «Облигация»
Кадр из фильма «Облигация»

В дело провоенной пропаганды крупнейшие державы планеты вступили более-менее одновременно — во время Первой мировой. Нетрудно заметить, впрочем, что заказанные государством агитки о поступлении на фронт по качеству существенно уступали фильмам, вполне искренне снятым в порыве гражданского долга профессиональными кинематографистами. Такой была, например, «Облигация» Чарли Чаплина, сделанная комиком за собственный счет скетчкомедия о том, как вложение средств в государственные займы помогает нанести нокаут Кайзеру (что Чарли делает лично). Не останется в стороне Чаплин и во время Второй мировой, когда снимет яростно едкого «Великого диктатора» — наверное, самый обаятельный образец кинопропаганды в истории.

Красный рассвет

Кадр из фильма «Красный рассвет»
Кадр из фильма «Красный рассвет»

Самая залихватская антисоветская залепуха времен холодной войны — даже в сравнении с многочисленными карикатурами на КГБ в шпионском кино — безусловно, незабвенный «Красный рассвет». Атака коммунистов на Колорадо, ушанки на фоне «Макдоналдса», героически гибнущие тинейджеры в лице Патрика Суэйзи и Чарли Шина, — пропаганда редко бывает столь увлекательной. И столь наивной.

Колокольчик

Кадр из фильма «Колокольчик»
Кадр из фильма «Колокольчик»

Верность традициям, самоотверженный труд, любовь к родине, которая сильнее аналогичных чувств к мужчине, — один из главных северокорейских фильмов 1980-х транслирует идеологию чучхэ средствами душещипательной деревенской мелодрамы. Сентиментальный накал лишь немного сбавлен тем фактом, что главный герой здешних романтических порывов — Ким Ир Сен — в кадре не появляется.

Понравилось? Ставь лайк!

Еще больше интересных подборок и невероятных историй - в нашем канале. Подписывайся!