«Алтант расправил плечи», Айн Рэнд. Часть II «Или — или»

«Алтант расправил плечи», Айн Рэнд. Часть II «Или — или»

Нам нужны книги, похожие на шторм. Такие, в которых слова, сюжет и идея объединяются в бурный поток ледяной воды, способный заставить нас наконец-таки глубоко и надрывисто дышать, хватаясь за воздух, за жизнь, за дни, полные действия и смысла. И "Atlas Shrugged" Айн Рэнд принадлежит к этой категории произведений — пробуждающих неистовую тягу к жизни.

После этого романа не захочется оставлять себе никаких оправданий. После этого романа понимаешь простую, суровую истину: жизнь — это решение и действие. Без этого человек жалок.

Трилогия «Атлант расправил плечи» — средоточие фактурных образов, которые можно разделить на две категории: «стремиться» и «избегать». В своей совокупности они учат читателя, как (не) надо жить.

~Не быть как Джим Таггерт, который норовит выкрикнуть серию оправданий для себя еще до того, как его начали обвинять. "Убийца, убивающий ради убийства". Отрицатель жизни, самое ничтожное в котором - неспособность признаться в этом даже самому себе.

~Не быть как Лилиан Риарден, которая, не имея способности создавать, жадно забирает и разрушает чужое. У нее нет и никогда не будет собственности: она либо присваивает собственность других людей себе, либо попросту лишает людей того, что они выстраивали годами, обращая время, материю и старание в творение. И все, чтобы быть с творцами на равных. Но этого не будет. Слишком неубедительный способ самоутверждения.

~Не быть как мать Риардена, которая умеет лишь просить сострадания и жить за счет других. Действительно ли сострадание для нее - высшая благодать, окутанная золотым ореолом? Отчего же тогда и ей не проявлять милосердие и великодушие к людям? Но она только упрекает, жалуется и требует сострадания к себе. И тогда становится понятно: разумеется, она ценит сострадание превыше всего. Сострадание сильных к себе. Ради выживания.

~Не быть как Роберт Стэдлер, который предает себя и свое дело. Великие умы, великие амбиции, сдавшиеся и сжавшиеся, раздражают нас более дураков и слабаков от природы. Обладая блестящим умом, усердием, страстью к науке, что выдающегося он сделал? Запертый в своем кабинете и своем презрении к людям, "слишком тупым, чтобы понять его и его изыскания", он позволяет извращать и калечить науку, потому что..."а что можно было сделать? Пришлось приспосабливаться."

~Не быть как каждый из совета акционеров «Таггерт Трансконтинентал», которые бездействуют, не желают развиваться, пребывают в страхе перед всем и ищут только стабильности. Но стабильность — это стагнация. Если провести параллель с родительством, то каждый из них был бы лишен родительских прав: их детище по имени «Таггерт Трансконтинентал» получало лишь крохи для того, чтобы хоть как-то влачить существование. Такое владение собственностью преступно. Что это, как не медленное, статичное убийство — убийство живого, огромного организма?

и

~Быть как Хэнк Риарден — прямолинейный, честный и стойкий, который создает себя сам. Заводы Риардена, руда Риардена, металл Риардена. Он создает мир — целенаправленно, методично, стойко, профессионально. Он завоевывает рынок, но разве он не достоин владеть рынком полностью? Он делает, он шагает вперед, пока другие стоят.

~Быть как Дагни Таггерт — уверенная, смелая и сильная, которая живет работой и не разменивается на мелкие чувства. Подчеркивается ли красота Дагни описательным словом? Нет. Но она подчеркивается энергичным действием, характером, результатами труда, вдохновляющим примером. Потому что истинная красота — и женщины, и мужчины — действительно идет изнутри.

~Быть как Франсиско Д’Анкония, который не просто стремится к совершенству, а воплощает его и не согласен на меньшее. Ошибочно считать, что жизнь аристократа воплощена в изнеженности, праздном безделье, непрерывном удовольствии накопленным когда-то благом. Но образ Франсиско избавляет нас от ошибочного суждения, и мы видим: аристократия — это создание подлинного идеала; настоящий аристократ облагораживает все, к чему прикасается, будь то масляные краски картины или руда в сталеплавильной печи.

~Быть как Эдди Уиллерс, который верен своим жизненным принципам в любой момент и защищает предмет свое веры настолько, насколько может. Он не трепещет перед "серьезными" людьми, стоящими у верхушки власти. Эдди обладает на самом деле редким талантом понимать, что представляет из себя действительно важный человек. Он работает с полной отдачей, усердно, вдумчиво, ради результатов, ради успеха «Таггерт Трансконтинентал». Но он никогда не потратит ценные ресурсы своего труда и времени на бессмыслицу и никогда не проявит уважения к тому, кто того не заслуживает — какая бы высокая ни была у этого человека должность.

***

Красноречивее любых слов "впечатления после чтения" только слова из самой книги. Лучшее их описание: читать и наслаждаться.

«Обратите внимание на деньги. Деньги — барометр состояния общества. Если вы видите, что взаимоотношения в обществе осуществляются не на основе добровольного согласия сторон, а на основе принуждения; если вы видите, что для того, чтобы производить, требуется разрешение тех, кто ничего никогда не производил; если вы видите, что деньги текут рекой не к тем, кто создает блага, но к тем, кто создает связи; если вы видите, что те, кто трудится, становятся с каждым днем беднее, а вымогатели и воры — богаче, а законы не защищают первых от последних, но защищают последних от первых; если вы видите, что честность и принципиальность равносильны самоубийству, а коррупция процветает, — знайте: это общество на краю пропасти.»

***

«Даже если бы она лежала погребенной под обломками здания, была разорвана на куски во время воздушного налета, раз она все еще существовала, она должна была знать, что наиглавнейшей обязанностью человека является обязанность действовать, независимо от того, какие чувства он испытывает.»

***

«— Знаете, мистер Реардэн, абсолютов нет. Мы не можем придерживаться строгих принципов, мы должны быть гибкими, должны приспосабливаться к сегодняшним реалиям и действовать в соответствии с целесообразностью момента.
— Слушай, сопляк, выплавь-ка хоть тонну стали, не придерживаясь строгих принципов, в соответствии с целесообразностью момента.»

***

«Если человек достоин своей работы, нет никакой добродетели в том, чтобы ее ему дать. Добродетель — это когда тебе дают незаслуженное тобой»

***

« — Дагни, в жизни имеет значение лишь одно - насколько хорошо ты делаешь своё дело. Больше ничего. Только это. А всё остальное приложится. Это единственное мерило ценности человека. Все те моральные кодексы, которые тебе навязывают, подобны бумажным деньгам, которыми расплачиваются мошенники, скупая у людей нравственность. Кодекс компетентности единственная мораль, отвечающая золотому стандарту.»