Можно ли было спасти Александра Блока?

26 June

Я пишу о людях, чей образ отражен в искусстве. Здесь расскажу о последних месяцах жизни великого поэта Александра Блока, умершего в возрасте всего 40 лет. Можно ли было избежать этого? Его ранний уход поразил современников, тем более, что он был довольно внезапным. Еще пару месяцев назад Блока видели на заседаниях "Всемирной литературы", он выступал перед поклонниками своего творчества, общался с разными людьми. И вот - такая печальная весть...

В своем дневнике Корней Чуковский написал о своих чувствах по этому поводу. Он в это время находился в Пскове, весть поразила его в самое сердце, и он неутешно плакал всю дорогу до Петрограда.

Маргарита Сюрина "Блок"
Маргарита Сюрина "Блок"

Образ Блока достаточно широко отражен в искусстве, в том числе в современном. Нынешние художники, разумеется, изображают поэта прежде всего в контексте его поэзии, вот, например, Маргарита Сюрина. А П. Игнатьев изобразил поэта явно в связи с его поэмой "Двенадцать". Илья же Глазунов показал Блока рядом с Незнакомкой.

Из портретных отражений облика Блока, данных современниками, наиболее известен прекрасный рисунок Константина Сомова. Этот портрет был сделан в 1907 году, Блоку было тогда 27 лет, но он выглядит старше. Поэту этот портрет совсем не понравился, он признавал, что художник показал в нем те черты, которые он сам не хотел бы демонстрировать. Но зато мы, зрители, глядя на его лицо, как будто проникаем в самую его душу.

П.А. Игнатьев "Александр Блок"
П.А. Игнатьев "Александр Блок"

Однако вернемся к последним месяцам жизни Александра Блока. Что случилось? Почему он так скоропостижно скончался? Точный диагноз тогда не был поставлен, врачи расходились во мнениях. По свидетельству его жены и знакомых, поведение Блока сильно изменилось в этот период. Налицо были признаки сильного стресса, сопровождаемого высокой температурой. Блок страдал от слабости, аритмии сердца, лихорадки. Врачи не знали, как помочь, и давали морфий, который все равно не помогал. У Блока начинался бред, в котором он требовал уничтожить все экземпляры "Двенадцати". Об этом пишет приятель Блока, тоже поэт, Георгий Иванов.

1919-21 годы были вообще очень тяжелыми для многих. У Блока, помимо внезапно наступившей нищеты, ощущения полного бардака в общественной жизни, потери имения, разрыва старых дружеских связей, был еще элементарный голод. Все это жестоко било по психике и подрывало здоровье.

Константин Сомов "Портрет Александра Блока"
Константин Сомов "Портрет Александра Блока"

Вот что записал в своем дневнике К. Чуковский о Блоке, с которым они вместе выступали в Москве на литературном вечере: "Жесткий, обглоданный, с пустыми глазами, как будто паутиной покрытый. Даже волосы, даже уши стали другими". Эти выступления ради пайка утомляли Блока. А слушатели не всегда принимали его с восторгом. Бывало, и освистывали. Все это Блок, конечно, сильно переживал.

Жена поэта отмечала, что, когда Блок не лежал без сил, у него наступала какая-то разрушительная активность - он все ломал: посуду, стулья и т.д. Как-то раз он кочергой разнес бюст Аполлона, после чего сказал: «А я хотел посмотреть, на сколько кусков распадется эта грязная рожа».

Илья Глазунов "Поэт А. Блок и Незнакомка"
Илья Глазунов "Поэт А. Блок и Незнакомка"

В общем, ясно, что с нервами у поэта был полный швах. Он разбирал свой архив (когда были силы) и тоже многое в нем уничтожил. Нормально спать он не мог - мучили кошмары. Все это происходило на фоне высокой температуры. Доктор Пекелис, лечивший поэта, созвал консилиум, и было решено, что в России нет условий для лечения такого состояния. Блока надо было переправить в Европу. Начались хлопоты.

Меж тем здоровье Блока ухудшалось с каждыми днем. Советская бюрократия ворочалась медленно... Наконец, загранпаспорт был оформлен, но именно в этот день Александр Блок умер.

Могло ли его спасти лечение за границей? Не думаю. Современные врачи подтверждают диагноз Пекелиса - острый эндокардит, вызванный гриппом. Для лечения нужны антибиотики, а их в то время не было нигде. Да и в наше время шансы на излечение от этой болезни 50 на 50.

Так что Блок, к сожалению, был обречен...

Почитайте еще на моем канале:

Как цирковой силач стал исследователем Египта: невероятная судьба Джованни Бельцони

Ромейн Брукс: женщина в мужском костюме

Канал мужа:

То, что у мужчины на голове, по сути, не меняется веками