Добрые души. Убогий

Никита был умственно отсталый. В свои 19 лет он вел себя, как пятилетний малыш. То есть невозмутимо радовался всему, что видит вокруг себя, задавал глупейшие (в представлении взрослых, конечно) вопросы, а еще не понимал очень многое из того, что составляет неотъемлемую часть жизни человека, когда он уже совершеннолетний.

Когда Никита пришел однажды в небольшой магазин, торговавший оргтехникой, и задал парочку вопросов менеджеру Грише, тот Никиту отшил. Мол, иди-ка ты отсюда, убогий, по-хорошему, а не то выгоню взашей. Все просто: решил Гриша, что паренек этот просто издевается над ним: это же надо - спрашивал, почем вон те телевизоры стоят и показывал при этом на мониторы.

Кирилл оказался терпеливее и вежливее Гриши. Он подозвал расстроенного паренька и спросил, чем тот интересуется. Тот сказал, что компьютерами. Смешно так сказал, словно у него во рту большая ложка каши была, и он все забывал ее прожевать: шепелявил и картавил сразу. Напомнил Никита, как он представился, Грише одного такого же вот парня, что жил в доме по соседству.

Когда Кирилл с друзьями - двумя, как он, шестилетними мальчишками, - бегал по крышам сараев, купаться на речку, играл с дворовыми щенками, тот парень, - звали его Шурик, - тоже иногда вливался в их компанию. А ведь было тому Шурику лет 20, не меньше. Но вел он себя точно так же - ребенок, да и только. Помнится, вечером всегда приходила за ним мать, усталая женщина лет 55-ти, и забирала домой, ласково гладя по голове и беря за руку, а Шурик взахлеб рассказывал, как он играл с мальчишками.

Помня об этом и испытывая жалость к парню, - чего уж скрывать, Кирилл решил ему помочь. Просто так. По велению души, наверное.

Продолжение следует...