Друг мой Мишка. Процессор

30 June 2018

Примерно двадцать минут спустя Мишка отодвинулся от компа и с виноватым видом посмотрел на Нину Петровну. "Не получилось?", - разочарованно спросила она. Мишка отрицательно мотнул головой. Я заметил, что в руке он держал процессор, который выглядел так, словно его пихал в материнскую плату питекантроп, а не выпускник колледжа вычислительной техники, пусть и нетрезвый.

Процессор напоминал травяное поле, на котором валялась, перекатываясь туда-сюда, большая радостная лошадь. Дрыгала ногами, громко ржала, а потом ускакала, подбрасывая ноги и размахивая хвостом. Порезвилась, и все тут. Вот только трава на поле сама восстановится через денек-другой, а контакты на процессоре...

Когда Нина Петровна увидела эту картину, аж вздрогнула. "Миша, - сказала она жутким голосом, - мне завтра нужно сдавать важный доклад. Я всего лишь хотела, чтобы системник быстрее работал. И что мне теперь делать? У меня нет денег на новый "камень". Думай теперь сам, как быть".

"Я все исправлю", - стремительно трезвея, ответил Мишка. И добавил: "Сегодня же". Мы, поспешно откланявшись, ушли. По дороге молчали, а я думал: "Интересно, как это сумеет он такое исправить? Там этих контактов штук семьсот и ни одного прямого!". Только надо было знать упорство Мишки. Вернувшись в колледж, мы приняли еще по чуть-чуть, поскольку боевой пыл охладел в сердцах, и принялись за работу.

Вернее, я только смотрел, как Мишка тонкими плоскогубцами аккуратно выравнивает все семь сотен тоненьких контактов. Причем без всяких увеличительных стекол. Тщательно, превозмогая опьянение и желание окончательно упиться с горя в хлам. Потому как стоило тот процессор несколько тысяч - три или четыре месячных его зарплаты.

И знаете что? Невероятное упорство и жадность сделали свое дело. Мишка-таки сумел выровнять эти проклятущие контакты! Он убежал теперь уже один к Нине Петровне, а когда вернулся... Ух, мы и надрались! Нахрюкались даже. На радостях.