Как конь украл цыгана. Пожар

22.06.2018

Цыган повиновался. В семи селах знали и даже далеко за них пределами: спорить с Николаем Сергеевичем - дохлый номер. Да и занятие это поганое: человек он авторитетный, уважаемый.

Привез капитан Мишку в соседнее село, где было отделение милиции. Уселся за стол, достал бланк протокола. Велел рассказывать, как цыган коня увел со двора председателя. Ясное дело, цыган давай упираться. Какой, мол, конь? Какой председатель? Я не я и лошадь не моя, словом. Эту тактику, впрочем, участковый знал превосходно. Равно как и методы противодействия.

— Мишка, а ты помнишь, как весной у вашего цыганского барона сарай сгорел? Вместе с лошадью. Красивая была, породистая. Помнится, горевал барон так сильно, так плакал, - вспомнил вдруг капитан.

— Конечно, помню, - сделав траурное лицо, сказал Мишка. - Такое горе было у барона, такое несчастье. Он даже потом неделю болел - сердце. - На лице цыгана при этом было такое сочувствие нарисовано, словно страдал он вместе со своим патроном. Так сильно, что впору корвалол пить литрами и валидолом закусывать.

— Напомни-ка мне, Мишка, - продолжил капитан. - Где ты был в ту ночь, когда пожар случился?

— Дома спал, - ответил тот, сменив выражение лица на "святая простота".

— А у меня вот есть показания трех человек, которые видели тебя ранним утром следующего дня, сразу после пожара, в райцентре. Да не нашем, а соседнем. И ты там продавал лошадку. Аккурат точно такую же, что якобы сгорела в сарае твоего барона.

— Да перепутали, Николай Сергеевич, дорогой, да ты что! - делано рассмеялся Мишка. - Не было меня там. Вот тебе крест, - и он размашисто перекрестился.

Продолжение следует...