Торпедный катер

Эдуард вырос огромным детиной под два метра ростом. В советском военном флоте служил. Да не на Черном море прохлаждался, а три года тянул лямку суровой армейской жизни на Северном флоте, в славном городе Мурманске. Но как играло у него детство в одном месте, так и продолжило поигрывать.

Как-то купил он себе домой определитель номера с патриотичным названием "Русь". Сам не знает, зачем купил. Просто так, прикола ради, потому как знакомых, чьи номера он туда вбил, оказалось всего пару десятков. Когда же номер не определялся, Эдуард брал трубку и грубым, просоленным морскими ветрами голосом хрипел: "База торпедных катеров! Капитан третьего ранга Хренов у аппарата!".

После этого звонившие робкими голосами просили кого-то позвать к телефону. Но некоторое время назад Эдуард решил сменить репертуар. Так база торпедных катеров превратилась в прокуратуру. И теперь, видя не определившийся номер, поднимал шутник трубку и рявкал туда: "Прокуратура! Дежурный офицер Нагибалов! Разговор записывается! Слушаю!".

После такого приветствия обычно с той стороны раздавались короткие гудки. И лишь однажды вышло иначе. После того, как Эдуард прорычал свое приветствие, на той стороне несколько секунд царила тишина, а потом мужской голос засмеялся и сказал:

— Эдька, тебе сорок скоро, а ты у меня все такой же дурачок! Это папа.

Оказалось, батя сменил номер и решил позвонить сыну, чтобы его продиктовать. Но голос родного сына ка не знаешь?