Запрети меня

Яндекс.ру
Яндекс.ру

Эльхан работал их охранником, когда все случилось. Он-то и помог Ане бежать и, в буквальном смысле слова, спас ей жизнь – ей одной, из всей семьи…

Началось все с того, что Эльхан устроился работать в дом к меру. В семье из пяти человек Аня была средней – ей исполнилось тогда 20. Эльхану было 30.

Аня, несмотря на свой статус, обращалась со всей прислугой уважительно и «на вы». Эльхан еще тогда отметил, что из нее бы получилась отличная жена, будь он богат: скромная, и гордая, красивая, но без излишеств и пошлости. Однако быстро отогнал от себя эти мечтания, во-первых, чтобы не оскорблять ими хозяев дома, а во-вторых, он предпочитал сосредоточиться на работе, о чем и стали все его последующие мысли.

Спустя два года преданной службы однажды ночью он первый заметил, что к ним на территорию ворвались посторонние люди. Он предупредил всех, но нападавшие были настолько опытные в военном деле, что за 10 минут вырезали всех, кто был там. Эльхану удалось вытащить только Аню.

Она билась в истерике и рвалась спасти всех, но, как минимум, без оружия это было невозможно. К тому же это оказались вовсе не грабители, а наёмники, которым было велено истребить всех, включая Аню. Очевидно, необходимо было срочно бежать из страны.

Эльхан был из бывших спецназовцев элитного отряда «Коготь», поэтому легко провел ее через границу на свою родину. Но то, в каких условиях Аня с тех пор оказалась, считалась в её семье дном нищеты.

Миновав границу, Эльхан раздобыл для Ани где-то паранджу, и она стала для нее основной одеждой на ближайшие несколько месяцев – ее искали, чтобы убить, до потери пульса.

Когда она пришла в деревню к Эльхану, очень многие взбунтовались: посторонняя женщина, еще и одинокая, мало того, что не внушала доверия, но еще и ее присутствие могло негативно сказаться на моральном облике местной молодежи – кто знал. И тогда Эльхан сказал, что она чистая, и что он привел к себе в дом жену.

Аня сначала хотела взбунтоваться. Но в Эльхане было столько мужской силы и смелости, ума и смекалки, ну и точеной восточной красоты, что устоять перед ним было невозможно, будь он трижды нищим!

После свадьбы надо было доказать посредством брачной ночи, что невеста действительно чиста. Но это было не так. Поэтому Аня, вся дрожа от этих резких и совершенно непланируемых перемен, едва жива, тиха легла на простыню, в цвет ее лица. Эльхан молча порезал себе руку, размазал по простыне и, отвернувшись, лег спать.

В темноте Аня наконец-то ожила от своих переживаний и спросила:

- Зачем вам всё это? Вы столько всего для меня сделали, а теперь я вам не нужна?

- Я не могу насильно влюбить в себя человека и осквернить его против его воли.

- И как мы теперь будем жить? – спросила она.

- У вас теперь новый паспорт с моей фамилией, сделаем наше гражданство, чтобы заметать следы, и можете спокойно выезжать в Британию к вашим родственникам.

- А как же вы?

- А я буду жить здесь – не думаю, что теперь уместно искать новую работу по трудовой книжке, - попытался пошутить Эльхан. На самом деле он не представлял себе, как ему теперь жить без Ани, и лучшим для него способом ее забыть был труд.

На фоне света из окна от бриллиантовых кавказских звезд в темноте вырисовывалось крепкое мужское плечо и сильная широкая спина Эльхана. Аня не удержалась и аккуратно погладила рельефы мышц руки, обтянутые одеждой. Эльхан не шелохнулся.

И тут Аня словно провалилась под лед в омут мексиканской текилы, горячо опьяняющей каждый капилляр сосуда по всему телу. Она села на кровати, и ее хрупкая фарфоровая в свете луны рука заскользила по телу Эльхана, как туман по Арарату, опускаясь в щели и впадины и возвышаясь на крутых подъемах крепких мужских мышц. Сегодня ей казалось, что она впервые попробовала настоящий вкус страсти, и кто был до этого у нее из мужчин, виновато меркли на его фоне. Она поняла, что значит оказаться в опытных искусных мужских объятиях и достигнуть пика блаженства, с возможностью повторять это вновь и вновь!...

Сегодня Эльхан работает в элитном лондонском охранном агентстве и успел не только вернуть долг за пятикомнатную квартиру и бентли британским родственникам Ани, но и сколотить приличное состояние для своих троих сыновей и младшей дочери. Аня с удовольствием занимается только детьми и совершенно не прочь родить Эльхану хоть пятого ребенка. К тому же, сам «процесс» всегда проходит как в первый раз – сводит Аню с ума и подкидывает с бешенной скоростью до самых звезд, мягко опуская с адреналиновых гор в сильные объятия засыпающего Эльхана…

Запрети меня на всём белом свете,
Запрети меня, чтобы гладил ветер,
Запрети меня всему миру, только
Растворись во мне пьяной острой кровью,
Запрети меня, и туши все свечи,
Я теперь твоя, я твоя навечно!

Спасибо за внимание! Ставьте лайк и подписывайтесь на мою рубрику.