Заказанный прокурор. Розы Гянджи

31.07.2018

Насмотревшись с горечью, как новый прокурор Энской области старательно и планомерно крушит все, что создавалось его предшественниками, Павел Сенцов, едва узнав о возможности перевестись в азербайджанский город Кировабад, с радостью подал рапорт - направить его туда.

Этот город, многие века называвшийся Гянджа, в советскую эпоху превратился во второй после Баку промышленный и культурный центр Азербайджана. Отличало его, правда, одно важное обстоятельство: наличие большой армянской диаспоры. В 1988 году это сыграло роковую роль. Но Сенцов о том пока не знал.

Он сразу получил согласие, потому что из местных никто не желал отправляться в это неспокойное место. А оно к концу 1980-х годов и впрямь стало напоминать грядущую горячую точку. И Павел убедился в этом, лишь когда приехал и стал работать заместителем прокурора города.

С давних пор одной из главных черт Гянджи была большая армянская диаспора. Армяне и азербайджанцы многие века жили вместе, а советские времена их сплотили еще сильнее. Уж было порой и не понять, к какой нации относится какая-нибудь семья: муж армянин, жена азербайджанка или наоборот. Христиане ходили в гости к мусульманам и вместе отмечали религиозные праздники.

Все это Павел видел, но и стал замечать в последний год работы: кто-то усиленно пытается развести два великих народа. Не клин даже вбить между ними, а выкопать огромную пропасть, как это сделали в свое время те, кто организовал геноцид армян в Турции. Вот и в Гяндже в 1988 году, а точнее 21 ноября начались армянские погромы.

Сенцов, к счастью, этого не видел. Проработав в городе полтора года, он уехал во Владикавказ, навсегда расставшись с городом, утопающим в розовых садах.

Продолжение следует...