Карлос Кастанеда. Ворон расправил крылья

29 March 2020
3,6k full reads
9,5k story viewsUnique page visitors
3,6k read the story to the endThat's 38% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Источник фото: nasledie.pravda.ru
Источник фото: nasledie.pravda.ru
Источник фото: nasledie.pravda.ru

НАЧАЛО ЗДЕСЬ

Жен­щи­на его жиз­ни

Ее зва­ли Мар­га­рет Рань­ян, он по­з­на­ко­мил­ся с ней в 1955 го­ду, ед­ва пе­ре­ехав в Лос-Ан­д­же­лес, в до­ме сво­ей под­руж­ки Ли­детт. Ма­ма Ли­детт бы­ла порт­ни­хой, Мар­га­рет -- ее кли­ен­т­кой. Она за­шла к ней за го­то­вы­ми плать­я­ми, в гос­ти­ной уви­де­ла Ли­детт и Кар­ло­са и час про­го­во­ри­ла с ни­ми о кни­гах. Кар­лос гля­дел на нее во все гла­за: ря­дом с изящ­ной, строй­ной, кра­си­во оде­той Мар­га­рет у ко­ре­на­стой Ли­детт не ос­та­ва­лось ни од­но­го шан­са. Нет ни­че­го уди­ви­тель­но­го в том, что бед­но­му эми­г­ран­ту по­нра­ви­лось «во­пло­ще­ние аме­ри­кан­ской меч­ты».

Но и са­ма Мар­га­рет влю­би­лась в не­го с пер­во­го взгля­да. «Будь с ним ос­то­ро­ж­на! -- пре­ду­п­ре­ди­ла ее рев­ни­вая Ли­детт. -- Он – бру­хо, на­сто­я­щий кол­дун, и очень опа­сен». «Я так сра­зу и по­ня­ла!» -- со слад­ким за­ми­ра­ни­ем серд­ца про­из­не­с­ла Мар­га­рет. До­ма она на­бро­са­ла свой ад­рес и те­ле­фон на фор­за­це кни­ги из­ве­ст­но­го ми­с­ти­ка Не­вил­ла Год­дар­да «По­иск». Че­рез не­сколь­ко дней она вновь встре­ти­ла Кар­ло­са у порт­ни­хи и вру­чи­ла ему кни­гу с ад­ре­сом. Но са­мо­лю­би­вый Кар­лос ей так и не по­зво­нил – он не хо­тел чув­ст­во­вать се­бя чу­жой до­бы­чей. То­г­да Мар­га­рет за­пи­са­лась на кур­сы эзо­те­ри­ки, ко­то­рые по­се­щал Кар­лос, и ка­ж­дый ве­чер, по мод­ной в те го­ды тех­ни­ке со­з­да­ния вто­рой ре­аль­но­сти с по­мо­щью во­о­б­ра­же­ния, пред­ста­в­ля­ла пе­ред сном, как Кар­лос по­с­ле за­ня­тий про­во­жа­ет ее до­мой.

Че­рез пол­го­да уси­лен­ной ра­бо­ты во­о­б­ра­же­ния Кар­лос по­зво­нил ей и пред­ло­жил по­ка­зать свои кар­ти­ны. «А как же Ли­детт?» -- спро­си­ла Мар­га­рет. «А кто это? – уди­вил­ся Кар­лос. -- Я ее не по­м­ню». Он, ко­не­ч­но, лгал и, как ему бы­ло свой­ст­вен­но, од­но­вре­мен­но го­во­рил прав­ду. Ему не хо­те­лось вспо­ми­нать о Ли­детт, по­то­му что она для не­го боль­ше ни­че­го не зна­чи­ла. Ему бы­ло свой­ст­вен­но влюб­лять­ся пыл­ко и без­рас­суд­но, а по­том бы­ст­ро те­рять ин­те­рес к объ­е­к­ту сво­ей стра­сти. Мар­га­рет при­шла к не­му до­мой и бы­ла оза­да­че­на тем, что он дей­ст­ви­тель­но по­ка­зы­вал ей свои кар­ти­ны, а не де­лал не­скром­ные пред­ло­же­ния. Они вме­сте хо­ди­ли в те­а­т­ры и ки­но, при­чем Кар­лос не от­ка­зы­вал­ся от встреч с дру­ги­ми де­вуш­ка­ми – что­бы не при­вя­зы­вать­ся к но­вой под­ру­ге слиш­ком силь­но.

А ко­г­да те­туш­ка, у ко­то­рой жи­ла Мар­га­рет, за­пре­ти­ла ей при­во­дить в дом «это­го ни­к­чем­но­го ла­ти­нос», он со­чи­нил для лю­би­мой де­вуш­ки тре­тью по сче­ту ис­то­рию сво­ей жиз­ни. В этой ис­то­рии его ма­ма бы­ла италь­ян­кой, юной уче­ни­цей кол­лед­жа, ко­то­рую со­блаз­нил му­д­рый и оба­я­тель­ный пре­по­да­ва­тель, и кро­хот­но­го Кар­ло­са, плод гре­ха, от­пра­ви­ли на вос­пи­та­ние в Бра­зи­лию. По­же­ни­лись Мар­га­рет и Кар­лос че­рез че­ты­ре го­да, в 1960 го­ду, в Ме­к­си­ке – по­то­му что там мо­ж­но бы­ло бы­ст­ро за­клю­чить брак. Кар­лос не­на­ви­дел се­мей­ные узы, но не мог упу­с­тить столь ап­пе­тит­ный ку­сок аме­ри­кан­ско­го пи­ро­га, как его лю­би­мая жен­щи­на.

Тра­ва дья­во­ла

«Ес­ли вам уда­ст­ся хо­тя бы раз­го­во­рить ка­ли­фор­ний­ско­го ин­дей­ца, я га­ран­ти­рую вам вы­с­шую оцен­ку, вне за­ви­си­мо­сти от то­го, что у вас по­лу­чи­лось», -- так го­во­рил, об­ра­ща­ясь к сту­ден­там, сре­ди ко­то­рых на­хо­дил­ся и Кар­лос, про­фес­сор ар­хе­о­ло­гии Мей­ган. На его курс Ка­с­та­не­да за­пи­сал­ся по­с­ле то­го, как по­нял: ни ху­до­ж­ни­ка, ни скульп­то­ра из не­го не вый­дет. Он за­ин­те­ре­со­вал­ся во­шед­ши­ми в мо­ду гал­лю­ци­но­ген­ны­ми гри­ба­ми, рас­спро­сил про них ме­ст­ных ин­дей­цев и на­пи­сал бле­стя­щую кур­со­вую на те­му пей­о­та -- «тра­вы дья­во­ла». Толь­ко ему од­но­му без тру­да уда­лось по­об­щать­ся с не­до­люб­ли­ва­ю­щи­ми чу­жа­ков ин­дей­ца­ми – по­то­му что он был на них по­хож. Про­фес­сор Мей­ган по­ста­вил ему «от­ли­ч­но» и по­ре­ко­мен­до­вал про­дол­жить ра­бо­ту. Ка­с­та­не­да об­ра­до­вал­ся – ему по­ка­за­лось. что все пой­дет лег­ко и про­с­то.

Во­рон рас­пра­вил кры­лья

Мар­га­рет ду­ма­ла, что у не­го по­я­ви­лась дру­гая жен­щи­на. На са­мом де­ле он ухо­дил в пу­с­ты­ню, встре­чал­ся с ин­дей­ца­ми, и в его со­з­на­нии скла­ды­ва­лась фи­ло­соф­ская кни­га про то, как за­стен­чи­вый, на­ив­ный и счи­та­ю­щий се­бя очень сла­бым и ни­к­чем­ным мо­ло­дой че­ло­век встре­тил­ся с Учи­те­лем и пре­вра­тил­ся в силь­но­го и от­ва­ж­но­го Во­и­на. Се­мей­ная жизнь у не­го с Мар­га­рет не сло­жи­лась – она че­рес­чур мно­го о нем зна­ла, обо всем до­пы­ты­ва­лась, а ему не хо­те­лось быть объ­е­к­том на­блю­де­ния и ана­ли­за. Кар­лос со­слал­ся на не­об­хо­ди­мость мно­го ра­бо­тать и че­рез три ме­ся­ца по­с­ле свадь­бы пе­ре­ехал в от­дель­ную квар­ти­ру.

Мар­га­рет тут же по­з­на­ко­ми­лась с бо­га­тым биз­нес­ме­ном Ад­ри­а­ном Гер­рит­се­ном, как на­зло -- вы­со­ким, строй­ным и бе­ло­ку­рым, не­ко­то­рое вре­мя спа­ла с обо­и­ми, а по­том по­тре­бо­ва­ла раз­во­да. Кар­лос от­вез ее все к то­му же ме­к­си­кан­ско­му чи­нов­ни­ку и мо­мен­таль­но все офор­мил. Она вы­шла за­муж за Ад­ри­а­на и ро­ди­ла бе­ло­ку­ро­го го­лу­бо­гла­зо­го сы­на. По сро­кам ро­дов от­цом ма­лы­ша мог быть как Кар­лос, так и Ад­ри­ан. Су­дя по го­лу­бым гла­зам и свет­лым во­ло­сам – по­жа­луй, все-та­ки Ад­ри­ан. Но Кар­ло­са ма­лыш пле­нил. Он за­я­вил, что ме­к­си­кан­ский раз­вод был не­вин­ной шут­кой – от­ку­да ему бы­ло знать, что за па­ру по­с­ле­ду­ю­щих дней Мар­га­рет ус­пе­ет вы­ско­чить за­муж! Он предъ­я­вил че­рез суд офи­ци­аль­ные пра­ва на ре­бен­ка. Суд ему пра­ва пре­до­с­та­вил, и при оформ­ле­нии от­цов­ст­ва Кар­лос по­с­лед­ний раз в жиз­ни на­пи­сал на бу­ма­ге свое ис­тин­ное ме­с­то и вре­мя ро­ж­де­ния. Сын жил по­сто­ян­но с Мар­га­рет, Кар­лос обя­зал­ся к не­му при­ез­жать и при­сы­лать день­ги.

Ни­ко­г­да ни о чем не меч­тай­те!

Кар­лос ре­шил стать са­мым луч­шим в ми­ре от­цом, о ко­то­ром сам меч­тал всю жизнь. Дру­зья при ви­де ре­бен­ка спра­ши­ва­ли, как у ка­ре­гла­зо­го брю­не­та мог по­я­вить­ся на свет та­кой го­лу­бо­гла­зый блон­дин, на что Кар­лос не­из­мен­но от­ве­чал: «Иг­ра ре­цес­сив­ных ге­нов. У ме­ня в ро­ду бы­ли свет­ло­во­ло­сые италь­ян­цы. А его ма­ма – из Скан­ди­на­вии, на­сто­я­щая швед­ка». Пер­вые го­ды он ре­гу­ляр­но на­ве­щал ма­лы­ша, рас­ска­зы­вал ему про то, как уме­ет пре­вра­щать­ся в во­ро­на, и го­во­рил, что обе­ре­га­ет его из­да­ле­ка. Под­ро­с­ший маль­чик при­бе­гал до­мой, к Мар­га­рет и го­во­рил: «Ма­ма, я ви­дел не­обы­ч­ных во­рон, зна­чит, па­па се­го­д­ня ве­че­ром по­зво­нит! Ма­ма, мне до­ро­гу пе­ре­бе­жал вол­шеб­ный кро­лик – зна­чит, па­па возь­мет ме­ня в Ди­с­ней­ленд». Но шли го­ды, и па­па зво­нил все ре­же. Обе­щал по­зво­нить – и за­бы­вал об этом. Обе­щал при­е­хать – и не при­ез­жал. Обе­щал от­вез­ти сы­на в пу­с­ты­ню, в Ев­ро­пу, во Фло­ри­ду -- и ни­че­го не де­лал. Ко­г­да Мар­га­рет по­пы­та­лась уп­ре­к­нуть Кар­ло­са, он ус­т­ро­ил ей ис­те­ри­ку, а по­том – из­ви­нил­ся и ска­зал, что из не­го вы­шел та­кой же отец, ка­ким был его соб­ст­вен­ный, по­э­то­му ему луч­ше по­мо­гать сы­ну день­га­ми и дер­жать­ся от не­го в сто­ро­не. Мо­жет быть, по­э­то­му Ка­с­та­не­да ни­ко­му не со­ве­то­вал ни о чем меч­тать – а толь­ко смо­т­реть и ви­деть.

Ро­ж­де­ние до­на Ху­а­на

Он ра­бо­тал над кни­гой и по­сте­пен­но ухо­дил в иную ре­аль­ность. Его серд­це за­кры­лось для обы­ч­ных че­ло­ве­че­с­ких чувств, и ему не тре­бо­ва­лись ни лю­бовь, ни жен­щи­ны, ни сла­ва, ни де­ти. Он боль­ше не ис­пы­ты­вал ви­ны за то, что не ну­ж­да­ет­ся в се­мье и в друзь­ях, и при­нял се­бя це­ли­ком. Да, в нем жи­вут два че­ло­ве­ка – ин­тел­ли­гент­ный аме­ри­ка­нец и су­е­вер­ный ин­де­ец. Да, он ви­дит мир по-сво­ему и рас­ска­жет об этом ус­та­ми сво­его ге­роя до­на Ху­а­на. Те, для ко­го он был про­с­то по­хо­жим на офи­ци­ан­та «ла­ти­нос», с ра­до­стью вос­при­мут его фи­ло­со­фию из уст «му­д­ро­го и за­га­до­ч­но­го ин­дей­ца Ху­а­на». Че­рез во­семь лет Кар­лос на­пи­сал по­тря­са­ю­щую кни­гу про до­на Ху­а­на и его уче­ни­ка. На­чи­на­ет­ся кни­га зна­ме­ни­той сце­ной зна­ком­ст­ва сту­ден­та с ин­дей­цем из пле­ме­ни яко на ав­то­бу­с­ной ос­та­нов­ке. Сту­дент со­би­ра­ет ин­фор­ма­цию у ме­ст­ных жи­те­лей про тра­вы и гри­бы-гал­лю­ци­но­ге­ны. Он на­про­па­лую врет ин­дей­цу, как мно­го зна­ет про за­га­до­ч­ное рас­те­ние «пей­от». А тот смо­т­рит на не­го му­д­рым взо­ром и за лжи­вы­ми ре­ча­ми юн­ца ви­дит род­ст­вен­ную ему ду­шу, стре­мя­щу­ю­ся к си­ле и зна­нию, бе­рет­ся учить его ма­гии и кол­дов­ст­ву.

Окончание ЗДЕСЬ

Галина Панц-Зайцева

Скачать свежий номер "Лилит" здесь:

* для айфонов

* для Андроида

Доставка бумажной версии по всему миру отсюда!