73 951 subscriber

"Ес­ли нель­зя по­пла­кать­ся муж­чи­не, взять его зар­пла­ту, то за­чем он ну­жен?" Так говорила Татьяна Полякова

26k full reads
46k story viewUnique page visitors
26k read the story to the endThat's 56% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Источник фото: sovlit.ru
Источник фото: sovlit.ru

В че­ло­ве­ке дол­жен при­сут­ст­во­вать здо­ро­вый эго­изм. Ну­ж­но по­м­нить о том, что для сво­его сча­стья ну­ж­но не­пре­мен­но что-то де­лать. Нель­зя ожи­дать, что к те­бе бу­дут ис­пы­ты­вать ди­кую лю­бовь про­с­то так и дол­гое вре­мя. Мо­жет, это и воз­мо­ж­но, но у ме­ня ли­ч­но вы­зы­ва­ет со­м­не­ния. Не сто­ит де­лать то­го, что не хо­чешь по­лу­чить в от­вет. Ес­ли не хо­чешь, что­бы муж при­хо­дил с ра­бо­ты в по­л­ночь, пе­ре­стань за­дер­жи­вать­ся са­ма, рас­ска­зы­вая, как у под­ру­ги за­бо­ле­ла лю­би­мая кош­ка и вы ночь на­про­лет за ней уха­жи­ва­ли. Ну и, по­ни­ма­е­те, есть мо­мен­ты, на ко­то­рые не сле­ду­ет об­ра­щать вни­ма­ние. А есть ве­щи прин­ци­пи­аль­ные, ко­то­рые ну­ж­но от­ста­и­вать во что бы то ни ста­ло.

Нель­зя по­з­во­лять ос­корб­лять се­бя. У ме­ня все­гда вы­зы­ва­ют ужас жен­щи­ны, рас­ска­зы­ва­ю­щие о том, что им при­шлось тер­петь от му­жей, но при этом они ос­та­лись жить с ни­ми ра­ди ре­бен­ка. Мне это не­по­нят­но. Я со­вер­шен­но не в со­сто­я­нии по­ве­рить, что че­ло­век, ко­то­рый лю­бит дру­го­го, спо­со­бен его уни­зить или ос­кор­бить. Я очень ча­с­то на­блю­да­ла кар­ти­ну, ко­г­да с лю­би­мым че­ло­ве­ком ве­дут се­бя бе­з­о­браз­но, но при этом ни­ко­г­да бы не по­з­во­ли­ли се­бе так ве­с­ти се­бя с по­сто­рон­ни­ми.

Ес­ли ты ви­дишь, что муж­чи­не не ну­ж­на се­мей­ная жизнь, при том, что он кра­сив, бо­гат и умен, то не ну­ж­но его скло­нять к бра­ку. Мо­жет, луч­ше его ос­та­вить и най­ти что-ни­будь по­про­ще? Не по­ни­маю без­от­вет­ной люб­ви. Ес­ли нель­зя по­пла­кать­ся муж­чи­не, за­нять­ся с ним лю­бо­вью, взять его зар­пла­ту, то за­чем он ну­жен? Чем стра­дать, луч­ше встрях­нуть­ся и ска­зать «Да по­шел ты!»

С будущим мужем мы очень мно­го раз­го­ва­ри­ва­ли и при­шли к еди­но­му мне­нию – у нас все серь­ез­но, без ду­ра­ков, и на всю жизнь, как в ка­то­ли­че­ст­ве. Ли­бо мы жи­вем сча­ст­ли­во, ли­бо ста­но­вим­ся вдов­цом или вдо­вой. Это нас сра­зу на­стро­и­ло на то, что ну­ж­но при­спо­саб­ли­вать­ся друг к дру­гу, по­э­то­му мы лег­ко пе­ре­жи­ли тот труд­ный пе­ри­од, ко­г­да от встреч лю­ди пе­ре­хо­дят к со­в­ме­ст­ной жиз­ни. Бы­ло очень ве­се­ло, мы мно­го ез­ди­ли по стра­не, за­ни­ма­лись экс­тре­маль­ны­ми ви­да­ми спор­та – мог­ли рва­нуть на лы­жах на 25 ки­ло­мет­ров в ди­кий мо­роз или от­пра­вить­ся в кон­ный по­ход на Ал­тае, мог­ли с рюк­за­ка­ми пой­ти вдво­ем ку­да гла­за гля­дят. А по­том, ко­г­да ро­дил­ся сын, очень мно­гое пе­ре­смо­т­ре­ли, ду­рац­кий риск пе­ре­стал нра­вить­ся мне, да и Са­ше то­же. Мы по­чув­ст­во­ва­ли се­бя от­вет­ст­вен­ны­ми за лю­би­мое ча­до, все у нас ста­ло ти­хо и спо­кой­но.

Я обо­жаю До­с­то­ев­ско­го, по­э­то­му сын у ме­ня Ро­ди­он. Прав­да, он ча­с­тень­ко ме­ня под­ка­лы­ва­ет: «Что ты име­ла в ви­ду, ма­мо­ч­ка, на­зы­вая ме­ня Ро­ди­о­ном?" – "Толь­ко не ста­ру­ху-про­цен­т­щи­цу, до­ро­гой мой!». Но Ро­дя че­ло­век серь­ез­ный, за не­го я спо­кой­на. Хо­тя он на­пу­гал ме­ня клас­се в вось­мом-де­вя­том, за­я­вив, что хо­чет стать рок-зве­з­дой. По­сколь­ку очень люб­лю рок-му­зы­ку, с од­ной сто­ро­ны, твор­че­с­кие на­клон­но­сти сы­на я одо­б­ря­ла, а с дру­гой по­ни­ма­ла, что по­доб­ное же­ла­ние – до­ро­га в ни­ку­да. Ста­нет он зве­з­дой или нет – еще во­п­рос, а про­фес­сия у че­ло­ве­ка быть дол­ж­на. По­э­то­му я ме­то­ди­ч­но, пла­но­мер­но ста­ла ему твер­дить: «Ро­дя, Сла­ва Бу­ту­сов окон­чил Ека­те­рин­бург­ский ар­хи­те­к­тур­ный, а Бо­рис Гре­бен­щи­ков – ЛГУ». Ну и к один­на­д­ца­то­му клас­су он при­вык к мы­с­ли о том, что ну­ж­но по­лу­чать вы­с­шее об­ра­зо­ва­ние.

Сейчас он работает следователем в прокуратуре в Санкт-Петербурге. По это­му по­во­ду я все­гда сме­юсь, что ма­ма за­ни­ма­ет­ся тру­па­ми, хоть и ли­те­ра­тур­ны­ми, а сы­нок -- борется с ни­ми. Ро­дя счи­та­ет, что ста­нет ге­не­раль­ным про­ку­ро­ром, а ему со­ве­тую в этом слу­чае быть ак­ку­рат­нее с ба­ня­ми.

Ко­г­да мы с му­жем на­ве­ща­ли Ро­ди­о­на в Пе­тер­бур­ге, у нас уг­на­ли ма­ши­ну, «Вол­гу». Ми­ли­ция при­бы­ла на ме­с­то про­ис­ше­ст­вия че­рез два с по­ло­ви­ной ча­са. Стра­жи по­ряд­ка мне очень по­нра­ви­лись, со­в­сем как из филь­ма «Ули­цы раз­би­тых фо­на­рей», все вре­мя сме­ют­ся, шу­тят, ста­ка­ны у них вы­па­да­ют из кар­ма­нов. Все уди­в­ля­лись, по­че­му «Вол­гу» уг­на­ли, «Вол­ги»-то обы­ч­но не уго­ня­ют. В кон­це кон­цов мы да­же из­ви­ни­лись за это. Всю об­рат­ную до­ро­гу я пла­ка­ла, но не из-за ма­ши­ны, а из-за то­го, что мой ре­бе­нок ос­та­ет­ся один в чу­жом го­ро­де…

Я че­ло­век очень ос­то­ро­ж­ный, не азарт­ный. Ме­ня сло­ж­но за­ве­с­ти. Ни на ка­кие аван­тю­ры и со­м­ни­тель­ные ме­ро­при­я­тия я не ло­в­люсь, по ули­цам од­на не хо­жу, судь­бу не про­во­ци­рую. По­э­то­му на­де­юсь про­жить жизнь без де­те­к­ти­вов. Сю­же­ты я вы­ду­мы­ваю по­л­но­стью. Тер­петь не мо­гу ре­аль­ных ис­то­рий, я все рав­но не смо­гу ими вос­поль­зо­вать­ся. Мне обя­за­тель­но ну­ж­но при­ду­мать все са­мой, от на­ча­ла до кон­ца.

Я все вре­мя уди­в­ля­юсь, как моя под­ру­га-пи­а­ни­ст­ка мо­жет иг­рать по па­мя­ти то, что не ею на­пи­са­но. Она сме­ет­ся, от­ве­ча­ет – эле­мен­тар­но, а са­ма уди­в­ля­ет­ся, как это я мо­гу при­ду­мы­вать сю­же­ты. А это так про­с­то, ле­жи се­бе на ди­ва­не и при­ду­мы­вай, это лег­ко. Ес­ли та­лан­том на­зы­вать спо­соб­ность при­ду­мы­вать сю­же­ты, то он у ме­ня есть. Од­ну кни­гу мо­жет на­пи­сать лю­бой гра­мот­ный че­ло­век. Че­ло­век, про­чи­тав­ший в жиз­ни сто книг, сто пер­вую лег­ко на­пи­шет сам. А сто вто­рую – это уже та­лант ну­жен.

Я че­ло­век, ко­то­рый не лю­бит рам­ки. Что та­кое де­те­к­тив? Труп в на­ча­ле, рас­сле­до­ва­ние, по­им­ка убий­цы и раз­гад­ка на по­с­лед­ней стра­ни­це. Но я пи­шу для жен­щин и, мне ка­жет­ся, что же­ст­кая схе­ма – убий­ца – сы­щик – тюрь­ма – не слиш­ком сим­па­ти­ч­на жен­ской ау­ди­то­рии, ее боль­ше за­ни­ма­ют от­но­ше­ния по­лов, вот у ме­ня и по­лу­ча­ют­ся та­кие лю­бов­но-кри­ми­наль­ные ис­то­рии. Прав­да, я все вре­мя по­м­ню, что из­да­юсь в се­рии «Де­те­к­тив гла­за­ми жен­щи­ны», и ста­ра­юсь чув­ст­ва­ми не зло­упо­т­реб­лять, а дер­жать­ся по­бли­же к де­те­к­ти­ву.

Ни од­на жен­щи­на не ска­жет о се­бе «я та­кая не­кра­са­ви­ца» (до­пу­с­тим ва­ри­ант «я ин­те­ре­с­ная, свое­об­раз­ная, не та­кая как все»). Ну, а раз это не­воз­мо­ж­но в при­ро­де, то и я не опи­шу не­кра­си­вую ге­ро­и­ню. Все жен­щи­ны хо­ро­ши по оп­ре­де­ле­нию, а мои ге­ро­и­ни – тем бо­лее. У ме­ня ни­ко­г­да нет под­роб­ных опи­са­ний. А то вы­ве­ду, ска­жем, блон­дин­ку, а чи­тать бу­дет брю­нет­ка, ска­жет: «Ну, на­шла ти­паж – бе­ле­сая, ни бро­вей, ни ре­с­ниц, сли­ва­ет­ся со сте­ной – то­же мне кра­са­ви­ца!» – и не ста­нет чи­тать. И на­обо­рот. Ни­ко­г­да не на­зы­ваю то­ч­ный воз­раст ге­ро­и­ни, да­бы не трав­ми­ро­вать не­ж­ную муж­скую ду­шу, для ко­то­рой жен­ские 28--29 лет – глу­бо­кая ста­рость. У ме­ня все про­с­то мо­ло­ды. Из опы­та и по­ве­де­ния мо­ей ге­ро­и­ни лю­бой да­ме по­нят­но, что ей про­с­то не мо­жет быть 24, ска­жем, и уж тем бо­лее 18, слиш­ком она ум­на. Но раз не на­зва­на то­ч­ная циф­ра, муж­чи­ны спо­кой­но чи­та­ют даль­ше. Так и хи­т­рю.

При­ки­ды­вать­ся ду­ро­ч­кой очень по­лез­но! Ко­г­да ты ду­ро­ч­ка, при­чем ду­ро­ч­ка ла­с­ко­вая, ве­се­лая, улыб­чи­вая, лю­ди про­с­то тя­нут­ся к те­бе, от­кры­ва­ют­ся, не ждут ни­ка­ких па­ко­стей, они с то­бой ми­лы и ес­те­ст­вен­ны. В этой си­ту­а­ции об­щать­ся лег­ко и при­ят­но. А ес­ли ты та­кая ум­ная, то ок­ру­жа­ю­щие сра­зу на­сто­ра­жи­ва­ют­ся, ду­ма­ют: «Ой, не про­ста она, нет, не про­ста!» – и на­чи­на­ют ли­бо что-то из се­бя изо­б­ра­жать, ли­бо на­сто­ра­жи­ва­ют­ся и во­об­ще за­кры­ва­ют­ся. Ни­ка­ко­го об­ще­ния не по­лу­ча­ет­ся.

Мои героини ум­ны чи­с­то по-жен­ски. Мо­жет быть, с то­ч­ки зре­ния муж­чи­ны или, ска­жем, фе­ми­ни­ст­ки, они ду­ры не­су­с­вет­ные, но они пре­кра­с­но при­спо­саб­ли­ва­ют­ся к об­сто­я­тель­ст­вам и к то­му муж­чи­не, ко­то­рый на­хо­дит­ся ря­дом, а в этом я ви­жу са­мый глу­бо­кий ум, по­то­му что в жиз­ни это и есть глав­ное.

Понравилось? Начало рассказа ТУТ. Продолжение ЗДЕСЬ. Подпишись на наш канал и читай:

Беседовала Яна Плот­ни­ко­ва (с) "Лилит"