69 647 subscribers

"Вот хулиганка, ей, наверное, в тюрьме сидеть". Интервью с Лидией Федосеевой-Шукшиной

2k full reads
2,8k story viewsUnique page visitors
2k read the story to the endThat's 72% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

"Вот хулиганка, ей, наверное, в тюрьме сидеть". Интервью с Лидией Федосеевой-Шукшиной

Специально для "Лилит" интервью вела Наталья Шелюхаева, Москва-Рига

Я сразу же нашла ее квартиру: на полу у дверей лежала огромная охапка роз. Меня встретила стройная женщина в темно-красном кимоно, с гладко зачесанными волосами и девичьей косой. Лицо ее излучало тепло и ту спокойную приветливость, что так знакома нам по фильмам Шукшина.

- Я родилась в Ленинграде, - рассказывает Лидия Николаевна. - Мама у меня домохозяйка. Отец работал инженером на заводе. Могу сказать, у нас в семье был необычайно добрый дух. С детства, сколько себя помню, хотела быть актрисой, причем неважно какой. Увидев цирк, решила стать клоуном. Когда попала в театр оперетты, захотела петь и танцевать. А впервые оказавшись в кино, я подошла к экрану и попробовала за него заглянуть. Меня поразило то, что за ним ничего не было. И до сих пор для меня это так и осталось: зритель плачет, смеется, не видя всего того, что предшествует роли.

- Какой бы вы хотели быть в глазах людей, которые вас окружают?

- Такой, какая я есть.

- А какая вы?

- Очень хорошая, добрая. Не знаю, раньше могло возникнуть ощущение, что я партийная дама. Но на самом деле, ни в партии, ни в комсомоле я никогда не состояла, всегда чувствовала в этом какую-то фальшь. И родители мои никогда партийными не были. Училась я в элитарной школе, что в центре Невского. Там были, в основном, дети писателей и кинематографистов. Я была бойкая, боевая - меня все боялись. Если кто-то не давал списать задание - сразу же от меня получал.

Я росла в бедности, но озлобления к богатым людям не возникало. Бедность меня не волновала, я ходила хуже всех одетая, но старалась всем доказать "кто есть кто". Все ребята мне подчинялись, я была уличной девчонкой, лидером дворового движения, играла в футбол. Все говорили: "Вот хулиганка, ей, наверное, в тюрьме сидеть".

- Вам пришлось сыграть множество самых разнообразных ролей на экране. Оказали ли они на вас какое-либо влияние?

- По-настоящему на меня повлияла только вера. Случилось это гораздо позже, чем мне бы хотелось. Не тогда, скажем, когда я жила в родительском доме, а только после смерти Василия Макаровича. Когда его не стало, рядом со мной всегда была Библия. Эта "книга книг" спасла меня от состояния дикой трагедии, уныния и тоски, доходившей до желания бросить все и уйти в монастырь. Даже маленькие дети (6 и 7 лет) меня не останавливали, думала их на маму оставить. Но, видно, Господу было так угодно, чтобы я туда не пошла. Может, не достойна я была этого, но мысли такие возникали. Так же как прекратить съемки и заниматься только архивом Шукшина, издавать воспоминания. Этого не случилось. Я стала сниматься буквально через полтора года. Сережа Никоненко, мой сокурсник, на коленях стоял, умолял сняться у него в картине "Трын-трава", и я ему за это очень благодарна. Я профессиональная актриса и должна играть. И до сих пор у меня много предложений и, надеюсь, еще будут. Еще не всех бабушек переиграла.

- Профессия актера очень зависима: порой приходится продаваться (и чем дороже, тем лучше), но при этом нужно остаться внутренне цельным. Вам удается балансировать на этой грани?

- Я понимаю, о чем вы говорите. Но мне незнакомо, что значит себя продавать. Меня часто просят известные актрисы: "Лида, ты много снимаешься, напомни там обо мне". Это безумно больно. Но так случилось, что у меня этого нет. Я осознаю, что меня воспитал, образовал, сформировал Василий Макарович. Я несу с гордостью шлейф его имени. Возможно, и это во многом привлекает режиссеров.

Кроме Шукшина, на меня очень сильно повлияла мама. Она глубоко верующий человек, которому пришлось очень многое пережить. Я поражаюсь ее мужеству и мудрости. Это воистину святой человек. Родилась она в 15-м году в Петрограде и всю жизнь прожила там в коммуналке. Она сейчас редко к нам приезжает, но когда все-таки бывает, в доме сразу становится светло. Я недавно выпустила книгу "Загадки русского народа" и посвятила ее ей.

У меня есть старший брат. Он инвалид, а младший мой брат умер. Я была недавно в церкви, поставила за него свечу - ему должно было исполниться 50 лет (разговор состоялся в 1996 году - прим. ред.).

Продолжение скоро, а пока читай: Бари Алибасов: «Не думал, что после 50-ти так влюблюсь»

(с) "Лилит" * Источник фото: GLOBALLOOKPRESS.COM