Из дневника военных лет писателя Анджея Бобковского «Наброски пером (Франция 1940–1944)»

<100 full reads

«Чтобы из скота, каким является человек, сделать человека, нужны годы. Чтобы сделать из него еще большего скота, достаточно минуты»

Публикуем фрагменты из книги Анджея Бобковского «Наброски пером» — дневника четырех военных лет, в котором автор не только проницательно диагностирует причины катастрофы, постигшей европейский континент в XX веке, но и помогает лучше разобраться в истоках сегодняшнего кризиса. Перевод с польского Ирины Киселёвой.

Фото магазина «Подписные издания»
Фото магазина «Подписные издания»

1.5.1941

Не знаю, существовала ли когда-нибудь такая лживая эпоха, как наша. Ложь, подкрепленная силой, вдалбливается в человеческие умы как истина с помощью самых грубых методов и под высоким давлением. Велено верить — и всё. И в шквале лжи разум в конце концов перестает самостоятельно функционировать, сдается и ведет себя как опора моста под натиском половодья или льда. Люди, не веря, верят. Вот новейшее приобретение нынешней лжи. Верхний слой мыслей и мозгов, предназначенный для повседневного использования, не в состоянии сопротивляться и подчиняется уже не только изощренной, но даже примитивной и бессердечной лжи.

Только самые глубокие слои мозга и мысли работают нормально и время от времени реагируют. Только тогда чувствуется, в каких цепях и в каком сплетении лжи живет сегодня человечество. Бессилие против лжи еще больше ослабляет иммунитет, и самые разумные люди превращаются в стадо баранов. Я сужу по себе: прочитаю о чем-то в газете и через некоторое время ловлю себя на том, что поверил.

Целые народы выдрессированы принимать ложь за правду; необходимо проглотить — и глотают всё легче, как больной ребенок касторку. После первой ложки следующие идут легче.

31.1.1942

Человечество никогда не бывает таким несчастным, как тогда, когда кто-то начинает о нем заботиться. Еще никогда ничего хорошего из этого не выходило. Может, перестали бы наконец рождаться так называемые Великие Люди и устраивать войны «во имя всего человечества».

Немецкие войска в Париже, 1940 год
Немецкие войска в Париже, 1940 год

20.3.1942

Россия и Германия убедили каждого мыслящего человека, что чем больше ему хочется быть «околочеловеческим » или «сверхчеловеческим», чем больше он хочет объяснить мир, бытие и человека с помощью «единственной и истинной» идеологии, тем более все это становится бесчеловечным, тем скорее забывается человек из плоти и крови. Нынешняя война является результатом этого забвения, результатом еще более гротескным потому, что в основе ее было желание найти его. Но его не удастся найти до тех пор, пока вместо слова «человек» будут использовать эпитеты, придуманные стахановцами, корпорационистами и другими приверженцами «измов».

Поэтому мы терпеливо ждем Декарта, который после бесплодного и небезоружного тридцатилетнего поиска человека среди хаоса умирающих мыслей Средневековья мог дать миру мысль из плоти и крови. Удовлетворил на какое-то время тоску по мысли, самую опасную тоску, из-за которой время от времени гибнут миллионы. Как было бы здорово, если бы человечество приберегло всю свою пылкость для женщины и Бога.

11.4.1942

Человек, который действительно хочет быть свободным, который действительно любит самое неуклюжее из всех творений — свободу, становится так же редок, как зубр или олень. Его отстреливают без ограничений с помощью все более совершенного оружия или заключают в современных заповедниках и национальных парках, называемых концентрационными лагерями. Его уничтожают на каждом шагу — во имя свободы.

Спроси человека XX века на улице, как он представляет себе свободу. Он начнет так: «Сначала нужно ликвидировать и уничтожить, закрыть и обезвредить...»

Каждая свободолюбивая программа начинается сегодня с преступления и виселицы, с мест содержания под стражей и отстреливания определенного класса человеческих млекопитающих. И всё в порядке, все логично. Более того: понятно и правильно. А потом будет свобода. Какая, черт возьми? Свобода чья? Рабов «свободы», каторжников на галерах.

Кадр из фильма «Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет» (1956)
Кадр из фильма «Приговоренный к смерти бежал, или Дух веет, где хочет» (1956)

11.6.1942

Время летит так быстро, что голова идет кругом. Когда закончится эта война? Вопрос, которым задаются миллионы людей, стал игрушкой в руках судьбы, нечистых сил.

Как мы все ужасно отупели. Только иногда, когда можно спокойно подумать, волосы встают дыбом. Ведь никогда в истории мира не были настолько попраны элементарные принципы права, не убивалось все, что хоть как-то связано со справедливостью и гуманизмом, с человеком и его духом. Во что превратился мир? В сборище существ, все более теряющих то, что можно назвать внутренней жизнью и культурой духа. Жизнь стала поверхностной в своем рьяном стремлении к тому, чего она сама не может осознать, в погоне за скоростью, развлечениями, на полную катушку пользуясь всеми достижениями цивилизации, чего мозг и нервы уже не состоянии вынести.

Политические и экономические системы превратили весь мир в одну большую тюрьму, в которой тела и дух миллиардов людей скованы «новыми», «единственными» и «истинными» социально-политическими идеологиями. Чем же являются все эти современные системы, современные мысли и концепции, современные взгляды на жизнь человека и его устремления? Это просто одно большое и повальное отрицание человека.

Все ценное, что могло бы развиться в этом самом неудачном творении Божьем и расцвести на протяжении поколений, все это уничтожается в нем систематически и точно — научно.

Железнодорожная станция Аустерлиц. Депортация евреев 13 мая 1941 года
Железнодорожная станция Аустерлиц. Депортация евреев 13 мая 1941 года

К чему мы пришли? К тому, что сегодня считаем понятным и общепринятым то, что заставило бы сердце человека каменного века забиться сильнее. А наше бьется нормально, потому что мы отупели, стали безразличными и ведем себя как животные в период охоты: от облавы до облавы, маскируясь и прячась, стараясь не привлекать ничьего внимания.

Век разгула низменных инстинктов, причем разгула сознательного и разработанного с помощью самых передовых методов. XVIII век дал Декларацию прав человека для того, чтобы XX век превзошел самого себя в изобретении «единственных и истинных» идеологий, которые позволили бы баранам различных Панургов забыть о правильном смысле и значении слов «закон» и «человек». Современное государство стало молохом, пожирающим миллионы людей, существом, требующим постоянных жертв и рабства, в котором человек как личность, представляющая определенную мысль и дух, перечеркнут, растоптан, уничтожен.

То, что мы воспринимаем сегодня как право, законы и кодексы, и, еще хуже, то, что мы привыкли считать фактором, управляющим отношениями между людьми, является обычным беззаконием. Сегодняшний человек считает допустимым, что его письмо может быть открыто и прочитано, доставлено или нет, что в его квартиру можно войти без постановления суда, что его отправят в лагерь или убьют без суда. Законы и кодексы нового мира — это беззаконие, изложенное в параграфах, вдолбленных в отупевшие умы стада двуногих, которые привыкли и реагируют только тогда, когда это касается кого-то непосредственно.

Хочется кричать, выплюнуть легкие, выть от того, что принят и считается нормальным принцип «цель оправдывает средства», ВСЕГДА являющийся ПРЕСТУПЛЕНИЕМ — преступлением, которое когда-нибудь нас похоронит.

Незащищенному гражданину вбиваются в голову кодексы беззакония с помощью револьвера, пулемета, броневика и контроля частной жизни. А над всем этим пропаганда, эксплуатирующая всех и вся, чтобы придать подобие истины все более грязной и грубой лжи.

Немецкие дети читают антисемитскую книгу Юлиуса Штрайхера
Немецкие дети читают антисемитскую книгу Юлиуса Штрайхера

На полях сражений гибнут люди, по всему миру гибнет Человек, превращаясь в животное, выхолощенное и думающее только о том, чем набить желудок и что сделать, чтобы прожить на день дольше, чем другая особь из стада, подгоняемого кнутом и подталкиваемого в спину стволом заряженного пистолета. Все это оставит свой след, деградация будет длиться годами.

Ведь, чтобы из скота, каким является человек, сделать человека, нужны годы. Чтобы сделать из него еще большего скота, достаточно минуты.

После войны мы опять должны вернуться к одной из систем, измывающихся над человеком? Большевизм избил и уничтожил человека, фашизм сделал то же самое с помощью более «латинских» методов, нацизм заставил страдать уже полмира. Остается англосаксонский либерализм, слабый, как любой либерализм, но, в конце концов, единственный.

Возможно ли будет создать что-то новое еще в этом поколении, деградировавшем и оподлившемся, заблудившемся в пространстве и во времени, почти не отличающем право от беззакония и Бога от дьявола? Не знаю. Пессимизм? Отсутствие веры в человека? Mизантропия? Нет. Это всего лишь минута размышления, минута раздумий каждого, пытающегося остаться человеком в эпоху, в которой бездумность и «единственные и истинные» идеологии возведены на пьедестал, а у его подножия все человечество совершает богослужение с помощью молитв, заученных из молитвенников, полных ектений беззакония, сумасшествия, глупости, озверения и крови.

Анджей Бобковский
Анджей Бобковский