Авантюрист VI

Оглавление

Священник уговорил Ролана переночевать в церкви. Старое здание внушает лёгкий трепет, чувствуется мрачная и возвышенная задумка архитектора. Авантюрист удивлённо покачал головой, подобные строения встречал только в столицах, где крутились огромные деньги и знать стремилась угодить высшему существу.

Церковь, оставшись без прихожан сильно обветшала, в одном месте крыша и вовсе обвалилась. Поймав удивлённый взгляд Ролана священник пояснил:

— До Хаоса местный барон был довольно богат, заработал набегами на торговые караваны и сбором дани. Вот, захотел замолить грехи и заодно попросить у Бога сына.

— Получилось?

Священник перекрестился, покачал головой.

— Год Хаоса пожрал и барона, и баронессу, и баронский замок. Вы не смотрите, что на вид, я всегда держу прибранными две кельи, на всякий случай.

Священник не обманул, келья чистая, хоть и маленькая. Кровать аккуратно застелена, от простыни приятно пахнет травами. Только сейчас Ролан ощутил, насколько устал, бросив пальто на стул начал растягивать ремни перевязи.

— Простите, но еды предложить не могу, сам хожу каждый день в таверну.

— Ничего, я сыт. Спокойной ночи, падре.

— И вам.

Когда дверь за священником закрылась, Ролан торопливо скинул остатки одежды, так же швырнув на стул. Провёл пальцем по широкому шраму, тянущемуся от низа живота к левому плечу. На груди видны застарелые шрамы от швов и похожие на звёздочки, от стрел. Мышцы стонут, настрадавшиеся за время прыжков и подтягиваний до странного храма в воздухе. Ухо опухло, взрывается болью, стоит прикоснуться. Ролан поморщился и залез в кровать, ноги пришлось поджать. Сон пришёл на удивление быстро.

***

Проснулся ближе к вечеру, мышцы будто взрываются от «приятной» боли, опухоль на ухе сошла на нет, но лучше не трогать. Ролан торопливо оделся, прицепил ножны с мечом на пояс. На выходе столкнулся с священником.

— О, вы уже проснулись. Собираетесь в таверну?

— Да, есть разговор к Владэшко.

— Ну пойдёмте, как раз расскажу вам занятную историю...

***

До Хаоса, у Владэшко была семья: жена красавица и трое детишек, два мальца и девка. Фермером он был бедноватым, поле редко давало богатый урожай, в принципе хватало только на еду, запасы на зиму, да совсем немного продать. Так и жили, но всё изменилось в Год Хаоса, жена и дети пропали, Владэшко запил. За то поле начало выдавать богатый урожай за урожаем, за один год хаоса вышло шесть урожаев. Фермер мог стать богаче сгинувшего барона, да вот беда, продавать излишки было некому. Караваны не ходят, до города и ярмарки разве что с армией пробиваться.

Так что поле Владэшко спасло городок от голодной смерти в сложные годы. А сейчас, когда всё более-менее устаканилось, а плодовитость поля пришла в норму, Владэшко пользуется славой буйного пьяницы, да и продаёт право на сбор урожая с поля. Так и живёт, не просыхая.

***

Фермер поднял на Ролана мутный взгляд, в таверне повисла тишина.

— О...благодетель! Ну как...ик...справился?

— Сегодня закончу. — процедил авантюрист, ухватил Владэшко за горло, дёрнул к себе и процедил в перепуганную харю. — И ты, мне в этом поможешь, убийца.

С соседних столиков поднялись завсегдатаи, один сказал веско:

— Вы бы сударь, отпустили Владэ, по добру по здорову!

— Он принёс в жертву древним богам жену и детей! Если не снять проклятье, их духи не только его поле в воздух вздёрнут, но и ваши, попутно убивая всех, пока не доберутся до убийцы. Вы этого хотите?

Все притихли, лицо Владэшко побледнело до синюшного оттенка. Завсегдатаи потупили взгляды, спешно сели.

— Чего расселись?! Верёвку тащите и телегу! Хоть пальцем пошевелите, ради спасения своих шкур!

***

Связанного Владэшко швырнули в разделанную телегу, в рот запихали кляп из грязных тряпок. Споро отвезли под летающие пласты земли, Ролан вырвал кляп и швырнул на землю, как мешок отрубей, зычно крикнул прикладывая ладони рупором:

— Эй! Владэшко здесь!

Махнул рукой, телега поспешила прочь, на границе леса остановилась. Несколько минут была мёртвая тишина, затем раздался истошный вопль, полный ужаса и боли. Вопль оборвался на высокой ноте, мир на миг замер, в лица дохнуло могильным холодом... Первым упал самый высокий пласт, увлекая за собой остальные. Земля вздрогнула, от грохота заложило уши. Конь, впряжённый в телегу испуганно заржал, помчал не разбирая дороги.

Ролан сел держась рукой за борт, задумчиво глядя на поднимающийся над деревьями столб пыли.

Лит Блог нуждается в вашей помощи и/или лайке.