Встреча

17 September 2018

Капли дождя мелькают в свете фар, стучат о лобовое стекло. Шелест шин по мокрому асфальту ласкает слух, авто мчит по прямой дороге через густую тьму. Вспышки молний подсвечивают густые кусты и лесополосу вдоль обочины по левую сторону и голое поле по правую.

На заднем сиденье Марина горячо спорит с Климом, грозится ударить парня полупустой бутылкой пива. Я тяжело вздохнул, лишь бы салон не заляпала, с ума весь сойду вычищать. Правый дворник почти не работает, короткими рывками елозит по стеклу, точно умирающая гусеница. Ну и ладно, всё равно ещё несколько километров отличного асфальта, так удачно проложенного от города до посёлка с «дачей» губернатора.

Вспомнив трёхэтажный особняк с панорамными окнами, через которые видно вычурное богатое, как в церкви, золоченое убранство. Скрипнул зубами до боли в дёснах. Нам потом еще полтора часа трястись по раздолбанной просёлочной, до полузаброшенной дачи без света и сортиром в виде ямы.

Нету в мире справедливости, нету.

Короткий конус фар выхватывает смолянисто-черное полотно асфальта, бликует на коротких столбиках вдоль обочины. Парочка на заднем сиденье закончила спор и парень, довольно скалясь, лёг положив голову девушке на бедро. Марина запустила пальцы в волосы, начала перебирать, точно гребнем, скребя и почёсывая, Клим блаженно закатил глаза.

— Себ, там хоть крыша не протекает? — спросила девушка, запуская в волосы парня вторую кисть.

— Не должна, главное, чтоб озеро из берегов не вышло, а то купаться сможем прямо с крыльца.

В багажнике едва слышно позвякивает набор шампуров, бьётся о бадью с маринованным мясом. С утра обещали шикарную погодку, если земля успеет подсохнуть, то прямо в огороде устроим пикник. А если всё совсем хорошо станет, то и у озера, хотя там змеи часто…а и чёрт с ними.

— Выпивки хоть нормально взяли? А то я пивом делится не буду!

— Не паникуй, — вяло сказал Клим. — Ещё и на следующий раз останется.

— Хорошо бы…

Справа мелькнуло нечто…я на автомате ударил по тормозам и крутанул руль. В лобовое ударилось крупное тело, по инерции перекатилось на крышу, оставив на разбитом стекле пятна крови. Марина закричала, ударилась о переднее сиденье, Клим матерясь полетел на пол. Машину занесло на мокром асфальте, как на льду, опасно накренило подняв на два колеса. Дважды провернувшись, как юла, против часовой, авто остановилось. Одна фара потухла, свет от оставшейся упёрся в густой куст и верстовой столбик.

— Мой нос… — застонала Марина, держась за лицо ладонями, по подбородку стекает тонкая красная струйка.

Клим застонал с пола, тяжело вылез, стараясь не шевелить правой рукой, ощупал плечо, облегченно выдохнул.

— Какого свия это было? — простонала Марина. — Себ, ты что собаку сбил?

Я глянул на трещины в лобовом и глубокие вмятины на капоте, на кровь, смываемую дождём, второй дворник тоже перестал работать.

— Да как бы не человека…вашуж…

— Поехали…ляк…Себ поехали!.. — почти прокричал Клим, обхватывая ладонями голову.

— Нет, — твёрдо перебил я, открывая дверь, в лицо дохнуло водяной пылью и холодным, осенним ветром. — А вдруг это и правда человек или что хуже, собака? Мы обязаны помочь!

— Ты чё, дурак? На нары захотел?! Поехали! Через два дня вернёмся, скажем что по пьяни в лесу в дерево въехали!

Я хлопнул дверью, ветер злорадно задул под куртку, внутри всё сжалось в тугой ком страха и отчаянья.

«Лишь бы не человек! Лишь бы не человек!! Лишь бы не человек!!!»

Включив фонарик в телефоне осторожно двинулся по дороге, предварительно оглядевшись. Дорога темна, как дёготь, даже намёка на другие машины, будто мы последние люди в мире. На крыше глубокая вмятина, будто со всей дури саданули киянкой и глубокие царапины.

Асфальт позади заляпан густой кровью, нехотя смываемой дождём, заполняющей неровности асфальта. Оглядев багровый узор сглотнул колючий ком, точно не собака… Постепенно крови становится меньше, след истончается. Я застыл у пятна крови, больше похожего на глубокую лужу.

Тела нигде нет.

Только у «лужи» полустёртый отпечаток ботинка…смотрящий в сторону машины. Я резко обернулся и застыл, рядом стоит чудовище. Одежда порвана, висит на плечах мокрыми тряпками, почти человеческое лицо перекошено лютым оскалом. Длинные клыки торчат наружу, по подбородку бежит свежая кровь, капает на грудь. За его спиной видно открытые задние двери машины и лежащие на асфальте тела.

Чудовище ухватило за горло, подняло без усилий и пронзительно заглянуло в глаза.

— Ты, ты ведь хороший человек?

Голос монстра инфернальный, с свистящими нотками, каждое слово, как удар кнута над ухом. Склонило голову на бок, ожидая ответа, я просипел судорожно, хватаясь за запястье:

— С..сомневаюсь…

— Значит хороший. Я слышал всё, твои…друзья…были не хорошими. Не хотели помочь. Ты хотел, хоть и по твоей вине всё случилось.

Вампир выразительно обвёл себя свободной ладонью.

— Не…не по…моей…ты…ты сам прыгнул…

Вампир засмеялся и разжал ладонь, я мешком грязи рухнул под ноги, зашёлся в болезненном кашле.

— Проницательный, хорошо, убивать тебя не буду. Хорошие люди нынче редкость. Но если кому скажешь обо мне, тебе конец и всем родным тоже…Полицаям скажешь, что сбил одного из киллеров, убивших губернатора, вот остальные и порешали твоих…друзей.

Вампир засмеялся и не спеша пошёл в сторону усадьбы губернатора.

Понравилось? Поставьте лайк и сделайте репост, буду рад.
Так же вы можете поддержать автора.