85,1K subscribers

Другие

603 full reads

– Анатолий Сергеевич? – в кабинет вошел мужчина.

– Да, – человек в белом халате развернулся в кресле и отложил свежую газету. – Проходите, капитан, садитесь. Пишут, что девушка пропала. Студентка. Пошла в магазин и не вернулась в общежитие.

– Что случилось, доктор? Почему, вы настояли приехать незамедлительно?! Я надеюсь не из-за пропавшей девушки?

– Хм. Нет. Ваш товарищ, покончил жизнь самоубийством. – Анатолий Сергеевич откинулся на спинку кресла.

– Как такое произошло?! Почему не уследили?!

– Успокойтесь! Когда его доставили, он был вменяем. Это могут подтвердить мои коллеги, которые его принимали.

– Да он псих! Если не хуже! В полдень обрушился дом! Подозреваемого взяли на месте! Он ползал по земле, разрывал её голыми руками, ел и нёс какой-то бред. При обыске у него в квартире нашли девяносто килограммов золота.

– Золото… – Задумчиво повторил доктор. – Знаете ли, вероятно, это ключ к нашей загадке. Повторяюсь ещё раз, когда его доставили, он был совершенно адекватный. Пока речь не зашла о золотой фигурке, которую ваши коллеги изъяли у него здесь, в больнице. Ту, что подозреваемый прятал. Так вот, поведение больного, если так можно выразиться, резко поменялось. Он стал неуправляем и крайне агрессивен.

– Что с ним случилось?! – почти закричал мужчина.

Доктор, не обращая внимания на вопрос, продолжил:

– Ему вкололи успокоительное, а затем пациента привязали к кровати – обездвижили. Я боюсь, что подозреваемый не псих, как вы выражаетесь.

– Как не псих?! Ознакомьтесь с этим! – капитан, сдерживая порыв гнева, кинул тетрадь на стол врача.

– Хм. Давайте, посмотрим, что тут, – доктор внимательно осмотрел потёртую обложку и перевернул страницу. – Его записи? Дневник. Интересно.

Сегодня двадцать первое августа

Я начинаю вести записи, чтобы не потерять рассудок. Порядок, порядок. Нужен порядок в голове. Порядок нужен.

Начну всё с начала.

Несколько дней назад бригадир отправил меня устанавливать вентили на водопроводные трубы в подвал.

Обычное дело.

Нужна ясность. Кто я? Кто я?

Я работаю слесарем-сантехником на стройке, строительной площадке. Дом новый. В подъездах открашены стены, установлены перила. В квартирах имеются стеклопакеты и двери. Объект почти готов к сдаче. Мужики с бригады говорят, что уже видели покупателей.

Итак, я всё установил и собирался идти к выходу из подвала, как у стены увидел монету. Монета, монета – это начало моей новой жизни. Я поднял её и сунул в карман. Степаныч мало платит. Мало платит. Денег не хватает. Платит мало.

Восемнадцатое августа

Плохо спал.

Уром достал и промыл монету. На ней изображён какой–то осьминог. Сейчас я знаю, что это бог. Мой Бог. Желтый, местами потёртый металл показался мне золотом.

Днём, на обеденном перерыве, сходил в ломбард. Я не ошибся, это золото. Только что за монета, какого народа или времени я узнать не смог. Это золото! Золото!

Половину оставшегося дня хотел спуститься в подвал. Не получилось. Работа.

Девятнадцатое августа

Всю ночь мне не давал покоя вопрос: «Откуда на месте застройки могла отказаться монета?». Может быть, её потерял какой-нибудь коллекционер? Хотя поговаривают, что раньше здесь было кладбище. Нет, я знаю, это не кладбище.

На работу пришёл раньше и спустился в подвал. Внимательно осмотрел место, где поднял монету. Ничего не нашёл. Земля была утрамбована. Здесь ходили строители. Значит если что-то и есть, то нужно снять верхний слой.

Вместо лопаты вооружился куском железа, который отыскал там же. Копал вдоль боковой стены дома. Подошел к углу. Земля показалась более рыхлой, чем до этого. Когда я кинул землю рядом в проход, то увидел ещё одну монету – копию первой. Значит золотая. Золотая. Копнул глубже вдоль сваи. Извлёк разложившийся материал, или что-то похожее на тряпку. А затем вытащил кольцо.

Звуки шагов заставили быстро закидать яму и притоптать землю. В подвал спустился Петрович. Меня напугали его шаги. Он подумал, что я ещё устанавливаю вентили. Вроде ничего не заметил.

Вечером убедился – кольцо сделано их такого же металла, что и монеты. Украшение чем-то похоже на современную печатку. Только больше и значительно увесистее. Изображает осьминога, обвивающего щупальцами палец, на который надеваешь кольцо. Это подарок судьбы. Подарок Богов. Моих Богов.

Двадцатое

Пришел раньше. Копал там же, вглубь. Нашел ещё две монеты. У одной сколот край.

Думал, нашел клад. Сейчас знаю, нашел жизнь. Жизнь!

Работал в ожидании конца дня. Вечером пришёл Степаныч. Был не доволен бригадой. Надо работать хорошо. Не вызывать подозрений. Работать.

Двадцать первое августа

Я описал, с чего всё началось. Думаю, это поможет мне. Поможет в чём? Может быть разобраться?

Что-то происходит, но я не понимаю что?

Нужен порядок в голове. Порядок нужен.

Ночью не давали покоя страшные, реалистичные сны. Видел на месте дома капище – место моления какого-то народа. Там приносили кровавые жертвы богам. И боги приходили! Приходили боги. Они могут приходить?! Боги исполняли желания!

Это бред. Бред. Обычный кошмарный сон, навеянный впечатлениями событий последних дней.

Они приходили. Боги реальны!

Днём копал вдоль кладки стены. Ничего не нашёл. Отчаялся. Думал: «Больше золота нет. Всё».

Ошибался.

Ошибался!

Вечером, после смены, опять спустился в подвал. Стоял, курил и вспомнил сон. Прямо здесь было капище. На этом месте приносили жертвы и молились.

Молились! Молились кому? Богу, какому?

Дома перед сном достал монету и долго любовался на изображенного, на ней осьминога. Попросил ещё золото.

Двадцать второе

Пишу сразу, утром. Времени мало, закончу вечером.

Во сне видел Бога! Того, чьё изображение принял за осьминога. Человека – осьминога. Это Бог в обличии человека, только вместо рук и ног у него щупальца. Настоящие, длинные щупальца.

Мы стояли на брошенном, увядающем капище. А затем перенеслись в подвал. Его имя... Забыл. Он указал на противоположную стену. Я поцеловал его Божественное щупальце. Бог хочет, чтобы я молился ему.

Вечер.

В обеденный перерыв пришёл к той самой стене и начал копать. Сразу три монеты! Затем ещё пять! Золото! Золото! Все золотые. Ушел на полметра вглубь под кладку стены. Ещё девять монет.

Прикрыл яму куском фанеры и присыпал землёй.

После смены вернулся. Нашёл ещё две монеты и изображение кого-то вроде кальмара или медузы на золотой пластине. А потом кости. Кости. Человеческие останки! Небольшие, похоже, детские… Я не знаю, я не специалист. В их черепа были вкручены винты в виде щупалец, отлитые из золота. Около десяти сантиметров каждое! Много черепов. Много щупалец. Разбивал черепа, выламывал каждое. Собрал всё золото. Моё золото.

Яму закрыл досками. Завтра продолжу. Золото спрятал по всей одежде – чтобы никто не заметил! Под стельки кроссовок, в носки, по карманам, в перчатки…

Уже горел дежурный свет. И когда я почти вышел за территорию, со спины раздался оклик Андреича. Он поинтересовался: «Как дела? Почему так поздно?»

Это не его дело! Отшутился, мол, доделывал работу. Надо быть осторожнее.

Осторожнее!

Всю ночь не мог уснуть, ворочался. Лежал и думал, думал, думал. В какой-то момент я начал видеть длинные, вырастающие из окна тени щупалец. Они извивались в воздухе и медленно заползали в комнату.

Я зажмурил глаза, а когда открыл их, то ничего подобного уже не было. Наверняка показалось.

Я постоянно думаю о золоте и Боге.

Утро. Солнце очень яркое. Желтое.

Двадцать четвёртое

Вчера нашёл ещё кости и черепа, черепа с золотом.

Сегодня были покупатели квартир. Надо рыть быстрее.

Мой Бог сказал, чтобы я торопился и молился. Больше молился. Это Он на перстне.

Славься, Мой Бог! Каждый день я посвящаю тебе!

Двадцать пятое

Не высыпаюсь. Не могу спать.

На работе сложилось ощущение, будто за мной следит вся бригада. Спускался в подвал шесть раз – ничего. Надо рыть глубже.

Сторож постоянно косится на меня. Не хорошо. Может взять больничный? Причина, причина… Пусть бригадир думает, что я перепил вчера с мужиками.

Надо копать. Нет, больничный и молиться!

Двадцать шестое

Врач – скотина! Сказала, что я здоров!

Я сразу начал молиться. Представил существо, изображенное на золотой пластине.

Когда вставал со стула, упал. Наверно обморок. Не понял, что случилось.

Открываю глаза и вижу свет, все бегают, суетятся. Медсестра спросила, как моё состояние, а потом цинично сунула мне в руки больничный лист.

Они не знают – я был в мире Богов. Это эфирный мир. Там все летают по воздуху.

Я летал. Летал.

Двадцать седьмое

Тайком залез на стройку и сразу в подвал. Рыл, рыл, рыл. Нашёл статуэтку, золотую. Это что-то среднее между кальмаром и осьминогом обвивающим щупальцами шарик. Хотя есть в ней что-то и от медузы.

Существо не похоже на Бога, который приходит ко мне. Кто это?

Что-то подобное изображено на пластине, только без шарика. Вокруг этого существа множество выпуклых точек, разных по размеру.

Перед сном положил золоту пластину под подушку.

Ночью показалось, что статуэтка светится, будто излучает свет изнутри. Закрыл все шторы – действительно, от неё исходил свет.

Ничего не понял, поцеловал её и лёг спать.

Днем ездил в соседний город, продал две монеты, хотя собирался одну. Это же зарплата за два месяца! Впервые за всё это время нормально и спокойно поел.

В подвале состояние! Я богат!

Состояние!

Двадцать…………….

Следующее.

Утром кое-как открыл глаза. Во сне я видел, как вкручивают золотые щупальца в голову девушке. Это происходило на капище. Там был каменный стол. Нет, жертвенник, исписанный, выбитыми, по вертикальным сторонам, неизвестными мне символами или буквами.

Девушку положили на стол. Человек в яйцеподобном шлеме находился у её головы и без всякого наркоза или обезболивающего вкручивал в череп золотые щупальца. Те самые, что я нашел в подвале на черепах.

Девушка кричала и билась на жертвеннике. Её держали со всех сторон. А человек, наверное, жрец - я не знаю, кто это, вдавливал и вкручивал в череп щупальца. Черные волосы девушки превратились в кровавую кашу. А он всё продолжал, вдавливал и прокручивал одно за другим. В какой-то момент мне показалось, что она потеряла сознание. Наверное, от боли. Её тело обмякло, но девушка дышала.

Жрец закончил. Жертвенный камень был залит кровью. Вязкие струйки нитями тянулись по нему, образуя небольшую лужу у основания камня.

Я насчитал на голове несчастной десять щупалец. Девушку подняли и усадили на землю, спиной к жертвеннику. Она была определённо без сознания. Вокруг раздалось гортанное пение. Голоса присутствующих сливались в унисон, а жрец, видимо, молился.

Зачем они это делали?

Призывали верховного Бога.

Пространство над жертвенником разверзлось, и оттуда показались извивающиеся щупальца. Среди них я увидел щупальце, края присосок которого были усеяны острыми зубами. Оно легло на тело девушки и впилось сотнями зубов в кожу несчастной. Из-под щупальца струйками побежала кровь.

Жрец подошел к девушке и, под восторженное гортанное пение присутствующих, провел ножом по её артерии на шее. Несчастная пришла в себя. Она открыла глаза. Жрец наполнял некий сосуд кровью девушки. Пение усиливалось. Похоже, щупальце пило кровь, всасывало её в себя с такой силой, что вокруг присосок почти сразу образовались лиловые кровоподтеки. И они росли. Расползались по телу. Через мгновение только кожа головы оставалась привычного цвета. Синие, лиловые, красные, черные пятна покрывали всё тело девушки. Она беззвучно кричала в дикой агонии, она задыхалась. Изо рта потекла струйкой густая кровь. Глаза закатились и провалились внутрь. Присоски с зубами съедали, выпивали девушку. Мышечные ткани сползали с костей. Вслед за ними тянулись внутренние органы. Всё это продолжалось, пока не остался окровавленный скелет, голову которого украшали золотые щупальца. Из присосок вырвались маленькие языки. Они, как змеи, обвивали и облизывали кости, не оставляя на нём ни единой капли крови.

Что происходило дальше – не помню.

Двадцать девятое. Да, двадцать девятое.

Я бываю в их мирах. Там нет служащих и работников. Нет денег. Они живут в циклопических храмах, которые летают по воздуху. Стоит помолиться и уснуть. Я не знаю, как переношусь туда. Это мир цитаделей выстроенных в формах безумных геометрических фигур. Я летаю вместе со всеми. Там нет дорог. Вход в этот мир над жертвенником открыл жрец.

Сплю.

Сплю. Хотел достичь их земли – низшей точки, основания. Долго и медленно летел вниз. Здесь слабая гравитация. Темнота настолько плотная, что, кажется, будто она сдавливает. В какой–то момент я начал терять ориентацию верха и низа. Даже стал волноваться, но почувствовал, как мягкое щупальце обвивает мою руку. Оно потянуло меня обратно.

Верховный Бог живёт внизу, в абсолютной темноте. Это планета – океан. Она вся покрыта водой. Шарик на статуэтке – планета. А непонятное существо обхватывающее шарик – их Верховный Бог. Раньше он мог летать в космосе. Перемещаться по Вселенной. На пластине изображён полёт. А сейчас Бог прикован. Сверху – его дети: от людей, гуманоидов и прочих разумных существ, населяющих космос. Они Боги. Приносят ему жертвы из различных миров. Им не нужны космические корабли. По молитве, Верховный Бог открывает двери, переносящие через пространство мгновенно.

Я был на молении. В их храме.

Огромное сооружение в виде сложной, многосторонней пирамиды. Верхние блоки центральной части этой безумной постройки держат массивные, высокие колонны.

Боги. Разные Боги. Представители космической жизни выстраивались от колонны к колонне, а затем издавали странные звуки. Храм наполнялся чавкающими, хлюпающими возгласами, которые в совокупности напоминали пение хора. Гул этого пения возрастал, и я наблюдал, как пропадает пол в центре храма. Он расползался в пространстве. Боги оказались на краю перед пропастью. Они также стояли между колоннами, но уже перед ними разверзалась бездна. А снизу поднимались огромные титанические щупальца Верховного Бога. Пение – это молитва. Пол исчез по их молитве.

Щупальца проникали в храм и рисовали фигуры, знаки в воздухе. Перед каждым Богом появлялась воронка, в которую он проходил. Эти воронки – врата в другие миры.

Боги приносили сосуды, наполненные зелёной, красной, жёлтой, синей жидкостью. Это кровь! Они все несли кровь!

Они могут видеть и перемещаться через миллионы световых лет.

Ночью ходил копать. Молился прямо там. Стоял на коленях и целовал землю. Божественную землю. Щупальца окружали меня со всех сторон. Они извивались и тянулись из стен. Яма уже глубокая. На дне нашёл украшения. Золотые украшения.

Ходил копать. Слишком много земли.

Как её вынести из подвала?

Забил все карманы. Много земли.

Надо выносить.

Золото! Я богат! Бог сказал, что деньги это не самое важное! Что я могу жить с ними! Жить вечно! В достатке! Я удостоен чести жреца.

Дома ношу его украшения. Где я взял его украшения? Как они у меня появились? Наверно в яме. Не помню.

Сплю.

Я путешествовал с Октототом. Это имя моего Бога – человека–осьминога со щупальцами вместо рук и ног. По его молитве к Верховному Богу, он открывает двери в другие мира. Мы были на планете, похожей на Землю. Всё, то же самое: птицы, звери, вода. Но там проживают два вида разумных существ. Один, как мы люди, только из какого-то раннего средневековья. А второй – в воде. Это кальмары, медузы и осьминоги с развитым мозгом. Их цивилизация превосходит первую. Они намного древнее. Люди являются для них пищей.

Какое число? Где мобила?

Да ну её, куплю новую.

Купил, звонил прорабу.

Хочу жить вечно!

Спросил, когда я выхожу? Он смеялся, типа я молодчик – забухал.

Я молодчик, надо забухать.

Сбегал в магазин.

Завтра на работу.

На работу!

Солнце режет глаза. Прораб свой человек, сказал, что от жизни беру всё: и подлечился, и выпил.

Я подлечился.

Забыл закрыть больничный.

Копаю и пью.

Молюсь.

Я свой человек, свой.

Я молодчик.

Принёс водки мужикам. Когда закончилась, сбегал за виски. Вечером сказал, что надо вынести лишнюю землю из подвала. Пообещал пузырь каждому.

Сделали.

Копал и лежал в подвале. Наверно уснул. Снова был на капище. Девушек со щупальцами в черепах приносили в жертву Верховному Богу. Октотот поднёс чащу и сказал, чтобы я выпил из неё. Пить не противно. Я знаю – это кровь. Кровь девушек. Сил значительно прибавилось. Чувствую себя всемогущим! Вырыл ещё одну траншею вдоль стены. Много монет. Я не устаю. Человеческая кровь после ритуала жертвоприношения придаёт сил.

Много земли. Надо что–то делать с землёй! Выносил в карманах и за пазухой. Устраивать вторую пьянку с мужиками опасно.

Сегодня ещё раз пил кровь из золотой чаши. Октотот сказал, чтобы я откопал жертвенник и принёс человеческую жертву. Я испугался, но он точно прочитал мои мысли и заверил, что тело с душой выпьет Мегудер, как у той девушки во сне. Трупа не найдут. От скелета я смогу избавиться.

Слишком много земли. Копаю каждый день.

Что делать?

Молился.

Сильно молился.

Приехал странный мужичёк и спросил: «Нет ли у нас земли»?

Конечно, есть!

Договорился со сторожем! Грузим землю мужику по ночам, обходя камеры видео наблюдения.

Сторож рад. Семьдесят процентов ему.

Я тоже рад. Купил еды.

Копаю.

Сторож не просыхает. Всё отлично! Хочешь выпить – ко мне.

Сегодня во сне я видел совершенно другого Бога. Он тоже сын Мегудера. Инфердус живёт на вершине огромной пятиугольной пирамиды. Бог похож на большого таракана – скорпиона. Это он дал материал для строительства всех сооружений на затопленной планете. Инфердус выплёвывает каменные блоки. А ещё он постоянно перемещается между миром Богов и своим адским миром. Его планета раскалена. На ней раскинулись моря раскалённой магмы и океаны расплавленного жидкого железа. Кровь человека закипела бы в первые секунды пребывания там.

Сделал себе алтарь под землёй. Но потом убрал. Октотот сказал, что наивысшая сила заключена в молитве. Молитва – это мысль, а мысль материальна, она создаёт вибрации и воплощается в материю.

Моя лопата ударилась о камень. Это жертвенный камень с непонятными мне символами. Это тот жертвенник, что я видео во сне. Я откопал его по периметру. Он сильно разрушен. Вокруг можно пройти, но согнувшись.

Надо искать жертву.

Не могу стоять прямо. Нужно поднять потолок.

– Хм. Очень интересно. Вы знаете, это многое поясняет. – Доктор закрыл тетрадь и отодвинул её к системному блоку компьютера.

– Что поясняет? Видите – он не нормальный! Он болен!

– Я думаю, что ваш товарищ был совершенно здоров.

– То есть это нормально?! Вы считаете это нормальным?!

– Ну, знаете, до сегодняшнего дня я был скептиком. Не верил в Бога, в потусторонние силы. Однако, за свою практику, не однократно наблюдал необъяснимые феномены. Например, молитвенные выздоровления – исцеления.

– Что вы хотите сказать?

– Давайте, я лучше покажу, – доктор развернул монитор компьютера. – Это видео с камеры наблюдения, установленной в палате. Ваш подозреваемый на кровати. Обратите внимание, он лежит спокойно и обездвижен.

– Привязан, вижу. И?

– Смотрите дальше.

Цифры таймера бежали. Из окна падал свет, но его не хватало. Часть палаты пребывала во мраке. Темнота медленно начала колыхаться, как будто задышала и ожила. Она вращалась ускоряющимися потоками по кругу над полом, образуя воронку в воздухе, центр которой расползался от центра по окружности. Из середины воронки показалось не менее десятка, длинных, едва заметных прозрачных щупальцев. Они потянулись к кровати, переплетаясь и наливаясь цветом. Через мгновение по ним сползало человекоподобное существо. На его голове, от бровей к затылку, шли два плавника, а вместо рук и ног извивались щупальца. Существо прижимало к груди сосуд, больше похожий на античный кубок, и уже скользило по полу.

Подозреваемый начал вяло двигать руками и ногами. Успокоительное средство прекрасно выполняло свою задачу. Человекоподобное существо приблизилось к голове обездвиженного мужчины, открыло ему рот и стало медленно вливать жидкость из кубка. Как только сосуд был осушен, руки подозреваемого напряглись и с лёгкостью порвали ремни.

Мужчина поднялся с кровати, как будто его ни чего не держало.

– Это ведь не видео монтаж? – спросил капитан.

– Нет, – сухо ответил доктор.

– Он что–то говорит. Есть звук?

– Звука нет. Камеры его не записывают.

Человекоподобное существо развернуло тряпичный свёрток поднесённый щупальцем.

– Что это?

– Это то, о чём было написано в его дневнике, – доктор указал на тетрадь.

Подозреваемый взял небольшой предмет, нерешительно поднес его к голове, с силой надавил и несколько раз повернул.

– Это те самые десятисантиметровые золотые щупальца?

– Вероятно да.

– Зачем он это делает?

– Смотрите дальше.

По лицу мужчины струйками побежала кровь. Боль исказила его лицо. Всё тело дрожало, а он одну за другой вкручивал себе в череп щупальца.

Человекоподобное существо что-то говорило, и как только мужчина закончил, из воронки показалось щупальце не похожее на другие. Оно приблизилась к подозреваемому и, обвиваясь вокруг его торса, легло на грудь. Мужчина закатил глаза и обмяк. Кровь побежала из-под щупальца. Затем начала лопаться кожа по всему телу мужчины. Мышечные ткани сползали с костей. Череп полностью оголился. Маленькие присоски уже зубами поглощали внутренние органы. А затем показались сотни червякоподобных языков, которые обвивали кости и слизывали капли крови.

Щупальце подняло скелет мужчин над полом и затащило в воронку. Человекоподобное существо также не спеша удалилось. Темнота снова ожила, двигаясь по окружности. Воронка сузилась и растворилась в воздухе.

– Господи! – произнёс капитан. – Подозреваемого больше нет?

– Нет. Палату я запер. А вот что делать дальше не знаю.

Дверь в кабинет распахнулась.

– Капитан, вы арестованы! – к мужчине подошли три крепких полицейских.

– Почему? Что произошло?

– Пропали все улики и материалы дела. Вы последний, кто их видел и работал с ними.

– Как пропали?! Они же не могли взять и испариться? – мужчина с недоумением посмотрел на врача. – Анатолий Сергеевич, покажите им видео.

Свет в комнате заморгал.

– Что это? – спроси один из полицейских.

– Не знаю, – ответил доктор, – но вам действительно лучше посмотреть на это.

Едва полицейские приблизились к столу, по коридору пронёсся вопль из десятков человеческих голосов. Затем больница наполнилась ужасными криками и улюлюканьем пациентов. Свет заморгал с новой силой. Раздался треск и вспыхнул системный блок компьютера.

– Тушите его! – закричал капитан.

Пламя вырывалось из корпуса. Нарастающий, адский жар тут же заставил отойти присутствующих от стола.

– Огнетушитель за дверью! – доктор вырвал шнур электропитания из сетевого фильтра.

Один из полицейских бросился к двери, но врезался в невидимую стену и упал на пол. Непонимание и растерянность застыли в воздухе.

– Быстрее! – доктор вскочил с кресла.

Душераздирающий гортанный крик с новой силой пронёсся по коридору. Дверь в кабинет захлопнулась. Раздался треск и огнетушитель взорвался. Кусок окрашенного в красный цвет металла вонзился доктору в голову. Он покачнулся и упал на стол, рядом с догорающим дневником.

Автор: Сергей Глушков

Источник: https://litclubbs.ru/writers/6818-drugie.html

Публикуйте свое творчество на сайте Бумажного слона. Самые лучшие публикации попадают на этот канал.

#ужасы #дневник #жертвоприношение #безумие #золото #боги

Другие