Третий лишний

Автор: Жан Кристобаль Рене

Домик доктора сотрясался от ударов, в шкафах звенела посуда, с полок шуршащим водопадом сыпались книги.
- Иду, иду! - воскликнул хозяин дома, поспешно надевая белый халат и вставляя ноги в мягкие тапочки на высокой подошве.
Айболит привык к необычным визитам, но то, что он увидел, повергло старенького доктора в полнейший шок.
У его двухэтажного домика, небрежно опершись локтем на черепицу, стоял трехглавый дракон. Но не само чудище удивило многоопытного доктора. Айболита поразил жалкий вид десятиметровой животинки.
- Доктор, умоляю, сделайте что-нибудь! - взмолилась правая голова.
- Вторую ночь не могу уснуть, все боюсь, что во сне загрызет! - вторила ей левая.
- Му-у-у! - протяжно мычала средняя.
А мычала она из-за кляпа в виде гигантского вороха тряпок. Для надежности, набитая ими пасть была, подобно бандероли, крепко-накрепко перевязана бечевкой. Шея, на которой покоилась голова, удерживалась в неподвижном состоянии двумя, привязанными к ней, бревнами.
Последним штрихом к этой абсурдной картине служил жгут, который, вопреки всякой логике, стягивал шею у самого основания.
Именно этот жгут и послужил причиной, по которой у доктора случился минутный сбой мыслительного процесса. Весь его врачебный опыт говорил, что если живому существу стянуть подобным образом шею, то очень быстро произойдет массовое отмирание клеток мозга вследствие:
1. Асфиксии
2. Нарушения кровотока
В случае с Горынычем возможен был только второй вариант. Ведь дышать огромное тело могло и через две другие головы.
Из этих глубоконаучных раздумий Айболита вывела очередная порция слез и жалоб. Правая и левая головы голосили как плакальщицы на похоронах богатого покойника. Средняя голова аккомпанировала их дуэту басовитым мычанием. Чтобы положить конец разыгравшейся какофонии, Айболит предложил какой-нибудь из голов разъяснить суть дела. Парламентером была выбрана правая голова. Та, смахнув с глазок остатки слез, приступила к повествованию.
***
Замок располагался на самой вершине горы, являя собой неприступное фортификационное сооружение. Но это обстоятельство совершенно не волновало трехглавого летуна, вознамерившегося сожрать всех обитателей твердыни, кроме царевны, гостившей у своих дяди и тети - владельцев замка. На царевну у Горыныча имелись особые планы. Царь безумно любил свою дочь, и в качестве выкупа она была более привлекательна для дракона, чем в качестве закуски. Ожидаемого града стрел и копий не последовало, что очень удивило Горыныча. Тем не менее, замок не казался вымершим: во дворе расхаживало множество людей, да и за окнами метельшили фигуры. Все это дракон увидел, взгромоздившись на высокую крепостную стену, окружающую твердыню. Что-то ненормальное было во всем этом. Обитатели замка не обращали на Горыныча ровным счетом никакого внимания. Да и двигались как-то уж очень бесцельно. Приглядевшись, дракон с ужасом понял, что всех их поразила странная болезнь, обезобразившая тела и полностью лишившая несчастных рассудка. Теперь это были просто ходячие куски полуразложившегося мяса. Горыныч никогда не был привередлив в вопросах еды, но Такое не съел бы, ни за какие коврижки. Только он собрался делать ноги, как из боковой башенки на среднюю голову вспрыгнула потрёпанная девица в изорванном бальном платье, съехавшей набекрень короне и со следами болезни на милом личике в виде гниющего и отваливающегося мяса и отсутствующего глаза. Горыныч яростно замотал головой, пытаясь сбросить с себя озверевшую царевну, которая самым наглым образом понадкусала всё, до чего смогла дотянуться. Наконец, дракон, терзаемый болью от многочисленных укусов, ухитрился долбануть башкой по стене башни, превратив восседающую на ней коронованную фурию в малоаппетитный фарш. Сама голова при этом тоже получила серьёзную встряску, и погибла. После этих страшных событий перепуганный Горыныч позорно бежал из негостеприимного замка и целых три дня скрывался по лесам. Спасло трехголового то, что он с самого начала наложил жгут на шею средней голове, тем самым помешав заразе проникнуть в тулово. Но самое страшное было впереди. На второй день мёртвая голова воскресла и попыталась сожрать своих бывших единотельцев. Благо, произошло это днем, да и тулово дракона, как выяснилось, подчинялось только живым головам, поэтому зомбибашка была быстренько обезврежена путём кляпирования и фиксирования. В лесу дракон выдержал только одну ночь, в течение которой не сомкнул глаз. А утром, измученный и отчаянно перетрухнувший, заявился к врачу.
***
- Да вы, батенька, заражены вирусом зомбицилус пархатус! – заключил врач. – Единственное средство от него – живая вода. Но её надо принять вовнутрь, а ваш… Инфицированная часть вашего организма не станет добровольно её пить.
- Доктор, сделайте же что-нибудь, да хоть отрежьте его к чертовой матери, заголосила правая голова.
Левая, ничего не сказала, потому, что пребывала в глубоком обмороке после слов Айболита. Доктор почесал затылок, и задумчиво произнёс:
- Есть один способ…

***

Последний кусок бечевки был перепилен. Высвободившаяся зомбоголова покрутилась из стороны в сторону, принюхиваясь. Дело в том, что её глаза ещё вчера вытекли, оставив вместо себя пустые провалы глазниц. Этой заминкой доктор, освобождавший зоибоголову, воспользовался, чтобы убежать в дом. Наконец средняя голова учуяла запах правой, молниеносным движением откусила её и захрумкала, тщательно пережовывая.
Зажатый в зубах несчастного правого флакон лопнул, и живая вода тонкой струйкой потекла в зомбогорло, оживляя и восстанавливая плоть. Восстановленный кровоток разнёс живительное лекарство по всему организму. Из перекушенной шеи с хлопком выскочила правая голова. Животинка была спасена.

***

Добрый доктор смотрел вслед улетающему Горынычу. Рука, опущенная в карман халата, перебирала изумруды, которыми щедро расплатился за своё спасение дракон. В уме Айболит прокручивал новые способы применения открытого им недавно и испытанного в замке зомбовируса. Практика - практикой, а лишние деньги никогда не помешают.

Источник: http://litclubbs.ru/articles/13927-tretii-lishnii.html