1, 2, 3: от какого лица лучше писать книгу

7,8k full reads
13k story viewsUnique page visitors
7,8k read the story to the endThat's 58% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Вопрос этот довольно актуальный, особенно для начинающих писателей. Выбор ракурса повествования во многом влияет и на его характер, и на стиль, и даже на сюжет. Речь идет, конечно, не только о книгах, но и о любых формах художественных произведений. Начну я, пожалуй, со второго лица – тут все просто.

1, 2, 3: от какого лица лучше писать книгу

Второе лицо

Этот ракурс встречается нечасто. Я не знаю ни одного романа, полностью написанного от второго лица. Хотя небольшие кусочки, вставки, отступления попадаются. Это делается, когда автор хочет обратиться к читателю, привлечь его внимание или пригласить поучаствовать в происходящих событиях, хотя бы воображаемо. Например:

«Представьте, что вы тихо-тихо бредете себе из трактира домой. Настроение у вас меланхолическое и умиротворенное, а в душе разлита любовь ко всему миру. И вдруг ни с того, ни с сего из-за угла…»

Такие вставки могут оживлять текст, делать читателя участником событий, только злоупотреблять ими не стоит.

Первое лицо

Сейчас этот ракурс стал необычайно популярным. Он позволяет и автору, и читателю идентифицировать себя с героем, почувствовать себя на его месте, проникнуться мыслями, переживаниями, надеждами и страхами главного персонажа.

Рассказ от первого лица дает возможность максимально полно передать чувства героя. И кстати, в таком ракурсе сделать это проще всего. И достоверности добиться легче. Когда автор и одновременно главный герой говорит: «Моя душа разрывалась от боли», сложно им не поверить.

А. Пехов "Страж". Обложка. Художник Бондарь Владимир
А. Пехов "Страж". Обложка. Художник Бондарь Владимир

Но у этого ракурса есть и недостатки.

  • Нельзя рассказать о событиях, которые не видел главный герой.
  • О чувствах и переживаниях других персонажей тоже можно только предполагать. А передавать эмоции по косвенным признакам – выражению глаз, мимике, интонации – очень непросто. Тем более это же будет даваться в интерпретации главного героя.
  • Когда автор и герой как бы сливаются, сложно выбрать правильный стиль повествования и в течение книги придерживаться его. Если, конечно, писатель пишет автобиографическую повесть, то этой проблемы не стоит. А если современная студентка пишет от лица средневековой принцессы, то тут стоит серьезно думать над каждым словом и выражением. Современные словечки очень сильно могут снизить достоверность и качество повествования. А то можно и такое встретить: «Я притормозила у королевских покоев и решила поприкалываться над торчащим как телеграфный столб стражником». Явно, что автор этого опуса точно без тормозов. А телеграфные столбы в том мире, если и появятся, то лет через 200.

Кстати, чрезмерное употребление архаизмов и каких-то специфических для определенного времени терминов тоже не идет тексту на пользу.

Энн Хэтэуэй. Кадр из фильма "Джейн Остин"
Энн Хэтэуэй. Кадр из фильма "Джейн Остин"

Третье лицо

Это повествование от автора текста, который рассказывает о третьих лицах – персонажах, и о событиях, в которых сам не участвует. Это отстраненное, максимально объективное повествование. Хоть оценки автора не исключаются, но эмоциональность рассказа от третьего лица намного ниже.

Такой ракурс позволяет описывать события с разных точек «наблюдения» и в разной степени детализированности. Например, когда автор находится словно за спиной персонажа и описывает то, что тот видит, как в игре РПГ.

Автор может отступить или подняться выше, и тогда он увидит всю панораму, например, боя. Может переместиться к другой группе персонажей, заглянуть к врагам героя, послушать их замыслы. То есть в этом случае автор свободен и может рассказывать о чувствах разных персонажей и о событиях и настоящего и прошлого.

Минусы у этого ракурса тоже есть.

  • Отстраненность автора часто не позволяет добиться достоверности и полного погружения читателя в повествование.
  • Есть опасность частой смены фокального персонажа. Такие скачки сбивают читателя с толку. Но об этом стоит рассказать отдельно.
  • Комментарии и оценки автора могут не совпасть с точкой зрения читателя, и это вызовет негатив и неприятие текста.
  • И еще иногда начинающие авторы, выбрав этот тип повествования, слишком демонстративно заставляют персонажи делать и думать так, как хочется автору.

То есть для повествования от третьего лица особенно важно знание психологии и планирование сюжета.

Микс

В настоящее время авторы, чтобы избежать проблем, часто пытаются усидеть на двух стульях. Основную часть теста передают от первого лица, делая вставки от третьего там, где надо рассказать о чувствах других персонажей или о событиях, неизвестных главному герою. И некоторым даже это удается.

Но все же подобный прием требует эквилибристики, и нередко возникают проблемы со стилем, когда кусочки и от первого, и от третьего лица написаны одинаково. Или автор так увлекается «третьим лицом», что надолго забывает брошенного на произвол судьбы главного героя.

Еще вариант, когда повествование ведется только от первого лица, но от двух разных персонажей. Это может быть интересно и прикольно, особенно в любовном романе. Но далеко не всем удается провернуть такой прием без ущерба для качества текста.

На сегодня все. Прощаюсь ненадолго. Ставьте палец вверх, если понравилось, подписывайтесь, задавайте вопросы.