Бессонница

#1•

Он проснулся вдруг и сразу. В тот же миг был на ногах. Минуту прислушивался. Над головой шелестели листвой молодые тополя и осины, аккомпанемент птичьему пению. В траве возился мелкий лесной народец.

Ветер, свободно гуляющий среди ветвей, не нёс духа опасности.

Сухой лист и моховая крошка с неслышным «тс-с» сыпались на примятую траву с ого одежды, ножа и даже с волос.

Бурислав тряхнул головой, вздохнул. Ему снились глаза, прекрасные глаза, такие красивые, и руки, тонкие белые руки, тянущиеся к нему из розового тумана. Уже не первый раз ему снился этот сон. И вдруг туман сгустился, превратился в тучу, заклубился. Глаза и нежные руки исчезли, как не бывало. А из тумана вдруг потянулась чёрная лапа с жуткими когтями. Ищущая... Ледяным ужасом повеяло в лицо Бурислава во сне.

Бурислав направился сквозь редкий подлесок. Идти было довольно далеко. Он нарочно ушёл за Пасёнкову гору, откуда уже видать и Кудыкину, куда идти один целый день, только чтобы не слышать голоса деревни — не умолкающего бормотания сплетницы на рынке. Даже дым чтобы не долетал.

Когда он вышел из леса, то, что разбудило его - чувство тревоги - вернулось. Будто налетел и толкнул в бок порыв ледяного ветра.

Даже оглянулся. Никогда не боялся среди бела дня. Может, сон? Но сон будил совсем иные чувства, обещал счастье, негу, никак не беду.

Будто соглашаясь, в животе громко забурчало. А может, это всего лишь голод? Со вчерашнего утра маковой росинки во рту не было.

Их деревня называлась Задвуречь. Двести домов. Мальчишка пробежит за минуту, старикам от околицы до околицы насквозь видать. Вода у них хорошая, любой колодец - целебный. Хотя сидят на болоте. В низинке. До большака далековато, но и к лучшему. Больно много в последнее время с большака неприятностей валит. А так, из лесу, бывало, в холодную зиму звери выходят, воют, посверкивают глазами. Дружинники легко отгоняли их криками да факелами. Как говорил старик: можно и шапку позабыть. Вся деревня обнесена частоколом. Так принято. Частокол — маленький, крепкий стариковский кулачок, а не жирная и тяжёлая Андрюшина лапища. Андрюша их кузнец. С дюжину домиков лепились к нему снаружи.

Детишки радостно выбегали на дорогу и пылили впереди. Бурислав их не знал, но они преследовали его. Почему так получалось?

Он тоже улыбался и махал. Хотя Бугор часто говорил, а раньше через раз, что "воевода должен внушать страх и уважение: страх — потому сильнее, уважение — потому умнее".

А получалось как-то само.

Снова запел живот: поесть бы. В оружейке всегда найдётся что перехватить.

Бурислав шёл к воеводе, а не домой. Наверняка уже ищет его. Последние дни старик чем-то встревожен и дёргает народ по пустякам.

Воевода в деревне выполнял две функции: совет при распрях с поножовщиной и без, а второе — защита деревни от всевозможных бед. Это могли быть не только разбойники (которые с большака летели, точно грязь), и не только банды кочевников — из беднейших родов-шатров, — тоже редко заглублявшиеся так далеко в леса и болота.

Пожары в засушливое лето, или саранча, выгнанная жарой из степи и ошалело хлынувшая волной на невиданные ей пажити, или нашествие крыс или волков. Бывало и пострашней в иные годы, старики так рассказывали, что и оборотни бывали, и медве́люди, и Мор Повейной.

Люди верили. И самые смельчаки тоже. И Бурислав верил, особенно когда рассказ шёл неторопясь, ночью, да за окном завывал ветер. Всякие духи, дивы, твари несусветные, что в лесу и в поле, невидимые — их особенно боялись. Даже воевода Бугор, всегда спокойный, собранный, в не те ночи бывал хмур, раздражён, даже казался стариком.

Каждый в дружине должен носить доспех, владеть хоть каким оружием, не бояться умереть и всякой грязной работы. Охочих до того и другого одновременно не слишком много. Давненько на деревню не нападали лютые страхи ночные. В дружину шли скорее от неуёмности.

Или как Бурислав.

А на дворе все шементом носятся, будто куры взбесились.

Бурислав незаметно проскользнул в тёмную кухню, схватил краюху, зачерпнул миской каши, сел на колун и стал есть прямо коркой. А так вкуснее.

— Бу-ри-слав! — сиплый голос старика.

Так и есть!.. Корку прожевать...

Бурислав вскочил, сунул остатки горбушки в миску, миску швырнул на длинный стол и выбежал из тёмной кухни.

— А-а! — прорычал воевода, беря руки в боки.

Бурислав не мог видеть его лица от солнца.

— А чего ж не нашли, дядя? — придурковато спросил он.

Воевода закрыл солнце.

— А потомушт боялся, что подависся...

Бугор чем-то очень-очень обеспокоен.

— Ты народ мне собери. Пятеро нужны. Нет, трое, и ты. И скажи Балбесу, что телега нужна. Ага? — воевода шевельнулся. Солнце ударило юноше в глаза.

Бурислав бросился искать Левого, Ванюшу и заодно Сарыча. Нутром чуял: этих троих имел в виду воевода.

Почему Бурислав это знал, он не смог бы сказать. А кому-то и не стал бы. Лучше держать в тайне, пригодиться.

Чего хотят другие, когда врут?

Левый не мог разговаривать, только мычал. Поговаривали, что он как раз-таки не слышит, оттого не говорит. Бурислав не понимал, какая тут связь. Чтобы привлечь внимание, били по левому плечу. Оно заметно выше правого.

Балбес, как всегда, спал под телегой.

Огромный, самый огромный в деревне. Когда-то воровал по огородам. Его пытались бить — бес толку. Да и крал он с огородов гораздо меньше, чем любой соседский козёл. Как-то незаметно оказался в дружине.

Бурислав потряс телегу.

— Балбес, вставай, телега нужна.

Телега затряслась и даже как будто немного приподнялась.

С кряхтеньем, высыпав солому, показался Балбес. Заспанный, но, как всегда, ничуть не злой.

— В оружейку! Тащите мешки, пару корзин, бечеву! — орал воевода.

В большую телегу Балбес запряг каурого мерина Богатыря. Затягивая упряжь, он разговаривал с мерином. Тот лениво пошевеливал губами. Головы у них на одной высоте.

Бугор махнул им.

— Балбес, с нами.

Все обращали на них внимание.

Но только когда телега выехала за частокол и оказалась одна на дороге вдали от деревни, воевода объяснил.

— Беда у нас, — сказал он без обиняков. — С Дальнего прибежала до свету девчушка, чуть живая. Рассказывает всякие ужасы. Сейчас мы едем туда, сами поглядим.

— А почему такая тайна? — спросил Ванюша.

Но старик-воевода лишь насупил брови.

▲▲▲

продолжение ►

~ следите зя публикациями на канале

Просьба: досматривайте рекламу, кликайте на баннеры — это реальная помощь автору. Для кого-то это единственный заработок.

Желающие помочь в развитии канала

или сюда 4276 4800 1537 0342 (СБ,VISA)

подписывайтесь на канал
ставьте лайки!
приятного чтения