Жертвоприношение. Часть 4

113 full reads
133 story viewsUnique page visitors
113 read the story to the endThat's 85% of the total page views
6 minutes — average reading time
Жертвоприношение. Часть 4

Перед Ксеоксом лежал один путь: критский гарнизон. Он не рискнул бы появиться в порту – слишком многие его знали в лицо.

Гарнизон располагался на подступах к дворцу Кносса, который возвышался на вершине горы и теперь горел в лучах солнца ярко-белыми и кровяно-красными цветами. При взгляде на это доказательство богатства и могущества Избранного и Вечного Кносса даже у рождённых здесь захватывало дух. Словно всемогущие Боги Земли, отобрав у Нептуна часть суши и назвав её Крит, приложили длани и к созданию дворца Преходящего и Вечного, единственного среди единственных императора Земли – Кносса. Ксеокс не мог оторвать взгляда, даже плечи его расправились.

Казармы располагались на склоне холма, лишённого по стратегическим соображениям всякой зелени; одна их часть скрывалась за Великой дворцовой стеной, возвышающейся на триста локтей. Вторая же, вместе с внешней окружностью города, представляла собой как бы первую линию обороны Кносского дворца – если бы кому вдруг вздумалось напасть на цитадель могущества Крита. Туда и направил сбитые в кровь ноги Ксеокс. Он предусмотрительно перевернул пояс наизнанку – чтобы серебра на нём не было видно.

Ещё никогда Ксеокс не входил в город с этой стороны. В домах, стоящих спиной к заливу, жили солдаты гарнизона, следующий и следующий порядки принадлежали беднейшим жителям. Богатые селились ближе к горнизону, знатные – вокруг дворца, выше по склону. С четырнадцатилетнего возраста он входил в любой город на корабле, под развивающимся чёрным, парадным парусом. Он видел гладкие и тёплые камни причалов, но не узкие, грязные улочки, до окон первых этажей заваленные мусором. Ксеокс старался не обращать на это внимание, упрямо поднимаясь всё выше, и только стискивал зубы.

Всё же у гарнизона было почище.

Начальник гарнизона Ксадид – известный герой, с лицом, покрытым шрамами, полученными в сотнях боёв, окинул его внимательным взглядом.

То, что он увидел, вообще-то, ему понравилось. Новоприбывший был высок, атлетически сложён. «У этого бродяги повадка моряка — не лодочника, - подумал Ксадид. - Отлично владеет телом. Вот только раны, особенно на запястьях. Не беглый ли раб?» Начальник гарнизона сразу же отбросил эту мысль: слишком гордо держался новоприбывший, слишком высоко поднимал голову, чтобы быть приниженным и бесправным.

Да к тому же у него длинные волосы, а все рабы бреются наголо. Значит, он забияка. При таких данных он может стать неуправляемым. У гарнизона сейчас много забот: Афины поднимают голову, говорят, у них там новый царь, мечтающий объединить всю Элладу.

И Ксадид решил: зачем ему сейчас лишние хлопоты? Парень-то хорош, может, из него что и выйдет – так пускай он сначала послужит богам, там он хотя бы какое-то время будет под надзором.

Ксадид мог различить хорошего воина, он сам добился всего, что имел, собственными мечом и головой на плечах. Когда-то он пришёл в гарнизон мальчишкой с грязными коленками. А теперь Кносс его руками держит весь Крит.

–Отлично, – сказал Ксадид, кладя руку Ксеоксу на плечо, с удовольствием чувствуя упругие мышцы, – считай себя зачисленным в гарнизон, в стражу Лабиринта. И можешь быть уверенным – тебе оказана великая честь!

Когда Ксеокс услышал, куда его назначают, он испытал двойственное чувство. С одной стороны, это, может быть, было как раз то, что ему сейчас нужно: спрятаться. С другой стороны, от одной мысли о Лабиринте Ксеокс содрогнулся. Но на его месте лучше было не перечить, и он покорился – первый раз в жизни.

Ксеокса накормили в палатке маркитанта, так как до обеда было ещё далеко, гарнизонный лекарь обработал его раны. Затем выдали из арсенала простые сандалии на крепкой подошве и тунику, чтобы защитить его от сырости и холода подземелья, короткий меч в кожаных ножнах, пропитанных жиром, чтобы защитить клинок от ржавчины.

Лабиринт… Стражники Лабиринта считались даже среди беднейших горожан людьми второго сорта. Их недолюбливали и побаивались сослуживцы, солдаты гарнизона, считая проклятыми. Ксеокс вспомнил, как сам – простой солдат, глядя на море, с дрожью представлял, что его судьба могла бы быть и такой. Это было прочное суеверие, неискоренимое и, наверное, кощунственное. Стражники лабиринта жили своей особой закрытой жизнью, запертые в Лабиринте от всего мира, как Минотавр. Туда спускались молодые, честолюбивые, полные сил воины с сознанием важности своей миссии, а поднимались тени. Они получали статус, но он больше был похож по признакам на тяжёлую болезнь. Вот и всё отличие от пленных, которых приносили в жертву Критскому Быку и которые не возвращались никогда. Для критянина, который получал меч вместе со своей первой женщиной, эта доля была, хоть и почётна, но ужасна.

–Ступай за мной, – махнул рукой Ксадид и повёл его по центральной площади к алтарю Быка, где располагался вход в Лабиринт.

Пока они шли через площадь, полную народа, с которой весь Кносский дворец был виден как на ладони, Ксеокс едва осмеливался поднять голову. Он видел только огромную тень Минотавра, распростёртую на площади, как чёрное одеяло. Рога указывали на дверь Лабиринта. Перед ней Ксеокс впервые поднял голову. Стражники верхнего гарнизона, охранявшие вход в лабиринт отдали им честь. Длинные пики их были увиты полосками чёрного и белого меха. Затем они отворили тяжёлую дверь.

Спускаясь по скользким каменным ступеням во влажную холодную тьму подземелья, держа в руке чадящий факел, Ксеокс убеждал себя, что это лишь на какое-то время. Через два года могущественный Кносс сам принесёт себя в жертву, освободив место преемнику, как повелевали Боги Земли, ведь он на троне уже семь лет. Чрез два года Ксеоксу можно будет смело покинуть Лабиринт, ничего не опасаясь, поскольку каждые девять лет жизнь начиналась заново. Этот секрет открыли им боги земли, с тех пор они были благосклонны к Криту. Каждые девять лет мир рождался заново – и критяне вступали во владение им.

Длинная лестница привела Ксадида и Ксеокса в зал со сводчатым потолком и выложенным плитами полом. Сверху на факелы постоянно капало, по стенам текло, из-за капели в зале словно кто-то переговаривался. Из общего зала прорубленные в скале ходы вели в казарму, крохотный стадиум для игр и тренировок, кухню и маленький арсенал. Дальше располагалась арочная дверь с массивным засовом, ведущая в лабиринт, по бокам которой постоянно несли вахту стражники. Воздух в Лабиринте был тяжёлый. Он поступал через те же микроскопические отверстия, через которые сюда проникала вода. Отсутствие свежего вохдуха, света, каменные стены действовали угнетающе. Здесь Ксеокса и оставили.

Продолжение►►

Часть 1 Часть 2 Часть 3

Подписывайтесь Ставьте лайки! Помогайте автору

ОГЛАВЛЕНИЕ

и хорошего чтения