Литератор
777 subscribers

Прощай, смартфон!

159 full reads
Для иллюстрации использована обработанная фотография с бесплатного фотостока pixabay.com
Для иллюстрации использована обработанная фотография с бесплатного фотостока pixabay.com

Маруськин был человеком вызывающим. Любил публику ошеломить, да так, чтобы весь класс обомлел. Например, седьмого марта вкатил школьный актовый зал тележку из супермаркета с цветами и всем учителям подарил. Где деньги взял? Ах, да! Игнат был настырно удачлив. Вот, к примеру, есть такие люди – баловни судьбы, но Игнат не из них. Он давно понял – удачу надо приманивать, обхаживать и выслеживать, а если не получается, то добиваться.

У него даже присказка была «сейчас пойду – чё-нибудь найду!». И ведь находил! Под прилавками магазинов, рядом с продающими автоматами, в парках и прочих людных местах, где ходят рассеянные люди. А Игнат был очень внимательным, высматривал «потеряшки» с особой тщательностью. Но и правило у него было. Если вдруг кто что при нём обронил – он владельцу говорил:

– Будьте внимательнее!

Ну и без награды редко обходился.

Маруськин поэтому с учёбой не очень-то старался. На уроках больше любил в смартфоне залипнуть. Потом приходилось навёрстывать в школьных предметах нахрапом. Иногда не очень получалось. Все в голове перемешивалось и выливалось в «натянутые» тройки. А в пятом классе все предметы по разным кабинетам засели, и каждый учитель, словно колдун, норовил своей наукой увлечь. Только одним предметом заинтересуешься, бац! Уже другой учить надо. Так и влип. По самые двойки!

– Это ты во всём виноват! – зло заругался Маруськин на смартфон и швырнул его под кровать в пыльные залежи. – Вот! – нацепил браслет на запястье. – Смарт-часов будет достаточно для полноценной жизни.

Он ещё немного по медитировал над листочком оценок, пульсирующим красными чернилами в дневнике, и раздражённо его захлопнул. Работы предстояло много. С этой минуты – никаких игр, «Тук-Тука» и прочего. Только холодные звонки! Где-то он уже слышал это выражение. Кажется, от папы. Очевидно, если папа узнает об учебном провале сына, холодными будут не только звонки, но и родственные отношения. А отец в следующем месяце собирался ему спортивный велик купить, пока в магазине были большие скидки.

На утро Маруськин решил шокировать класс. От этого на душе становилось как-то легче расставание с гаджетом пережить:

– Ребя, новость! Я теперь без смартфона! – заявил Игнат, поставив рюкзак на парту.

И, по меньшей мере, половина голов повернулись в его сторону. Взгляды были сочувствующие. Обычно так всегда бывает: человек без смартфона – печальное зрелище. Он и унылый скиталец в поисках знакомых игр на чужих смартфонах, и пожиратель трафика, и зомби из сериала «Дай посмотреть».

Но как только глаза одноклассников столкнулись с вызывающим взглядом Маруськина, стало ясно – он либо не расстроен, либо умело маскируется.

– Родители забрали? – спросил друг Влад.

– Нет! Сам отказался. Пока оценки не исправлю. Иначе, велик не купят, – не отрываясь от учебника ответил Игнат.

– Ну ты крут! Только не выйдет ничего, я уже пробовал, – скептично «поддержал» приятель. – Стоит ЕГО увидеть, – и ты уже с ним час в обнимку.

Игнат знал, что это возможно, поэтому утром под кровать не заглядывал. И день прошёл удачно. Он закрыл две двойки четвёрками, наметил план на вечер. И всё бы ничего, если бы мама не затеяла уборку. Она пустила в ход словесную артиллерию после чего последовал решительный бой за чистоту и порядок во всём доме. Когда Игнат заглянул под кровать, вооружившись веником, смартфона там не было. Он посветил фонариком – ничего.

Родители нашли и забрали? Ему точно сказали бы. Муся нашёл? Вряд ли.

Чёрный кот по фамилии Мустанг и имени Муся – был ленив и под кровати с такой благородной лошадино-автомобильной фамилией не лазил. Он предпочитал, основном, гордое возлежание на семейном диване, украшая его своим чёрным, пушистым телом.

«Где же он ?! – не выходила из головы мысль у Маруськина, которая затмевала прочитанный параграф по географии».

С этой думой он уснул, обессиленно свесив руку с кровати. Однако ночью его пальцы что–то задело. Маруськин открыл глаза. Внизу брезжил свет. Игнат медленно склонился и заглянул под кровать. На тапке – лежал на боку смартфон и пялился в оба глаза.

Маруськин влип в матрас. Расширенные зрачки словно остекленели.

«Там, внизу смартфон?! Лежит, закинув ногу на ногу и пялит на меня экран?! Жесть! Это видимо сон. Кошмар. И быть этого не может» – так думал Игнат до тех самых пор, пока квадратный субъект о четырёх ногах и руках не выполз наружу.

– Привет, Игнат! Я – Смарти, давно хотел предупредить, что я, в некотором роде, живой, но всё не представлялось момента. Теперь, когда ты решил от меня избавиться, я подумал, что пора об этом сказать. – Он опустился на тонкие металлические лапки и приблизился к свисающей простыне.

Игнат попятился, прижавшись спиной к холодной стене. Но Смарти, цепляясь паучьими лапками, взобрался по простыне на матрас.

– И вот, я здесь! – скрежещущим голосом произнёс гаджет. – Так вот, я не договорил. Меня ранит наше недопонимание. – Он приблизился, сминая складки ткани плоским туловищем. – Долгое время мы были вместе. Неразлучны и неразделимы. – Смарти и Игнат. – Он коснулся одной из лапок большого пальца бледного Маруськина. – Но на днях произошло то, чего я совсем не ожидал! Рот-электронная скобка Смарти исказился в печальной гримасе. – Ты предал меня! Ради каких-то уроков! Оценок! И что хуже всего, ве-ло-си-пе-да!

Глаза смартфона округлились – это были светящиеся точки на табло – примерно, как два окошка фотокамеры мобильника. Маруськин уткнулся в подушку, чтобы больше не видеть этого. Через миг он отключился.

Утром Игнат медленно заглянул под кровать. Смартфона там не было. Солнце оптимистично освещало комнату, призывая к твёрдым, успешным решениям.

«Просто не думать о ночном кошмаре. Мало ли что может с человеком приключиться в переходном возрасте?!» – успокаивал себя Игнат.

Он быстро оделся. Гораздо быстрее, чем обычно. Не оглядываясь по сторонам, не отрывая взгляда от часов на стене. Взял портфель со стула и... заметил общую тетрадку на столе, она как–то криво лежала и наполовину сдвинута за край стола.

– Игнат, ты встал? – крикнула мама. – Завтрак!

– Да, иду, – он открыл дверь и услышал шлепок.

«Тетрадь упала, – подумал Ига и обернулся».

На месте тетради он увидел смартфон.

Несмотря на ночной полтергейст – день прошёл успешно. Маруськин получил три пятёрки по устным предметам и удачно написал контрольную и диктант. Внутри его как будто пробудился «зверский» аппетит к науке!

По пути домой он размышлял рассказать всё Владу или нет, но передумал. Вдруг ещё поверит, и станет свой смартфон подозревать?

Дома Маруськин решительно вошёл в свою комнату с видом разъярённого ковбоя. И даже пакет приготовил вместо лассо, чтобы навязчивый смартфон им накрыть. Однако Смарти нигде не было. От этого обстоятельства у Игната пошёл мороз по коже. Он поел и сел за уроки, чтоб отвлечься. Читал долго и внимательно.

«Окружающий мир» пошёл на пользу. Особенно путешествие по материкам! Так зачитался, что стемнело. Как вдруг дверь шкафа приоткрылась. Со скрипом так, протя-яжненько...

– Добрый вечер, Игнат! Что желаешь – игры, мессенджеры, а может, стать знаменитым «тук-тукером»? Так я организую! – сказал смартфон и включил последние топовые видео из приложения.

– Вот ты наглый! Уже буквально ломишься без стука! – разозлился Игнат, схватил смартфон и засунул его за стопку книг, придавив толстой энциклопедией.

Всё! Он принял решение избавиться от гаджета!

Но сначала – решить математику. А она, как на зло, застопорилась на уравнении. И так и сяк пытался Игнат вывести решение из дебрей икса и игрека на волю, но оно упиралось, не желая быть верным. Прошло полчаса – уши Маруськина были красными от нервного трения ладонями, глаза стеклянными, а настроение – просто ужас.

Игнат откатился от стола… И встретился взглядом с электронным табло смартфона. Он прилип к стеклу шкафа и пленительно улыбнулся. Затем о чём–то заговорил. Но слышно было плохо, и Маруськин нехотя открыл дверь. Смарти тут же подбежал на трёх тоненьких ножках к краю полки.

– Ничего не говори! Я уже знаю твои мысли, – торжественно произнёс тот, вскинув одну из рук.

На экране открылась страница браузера с решением уравнения. Игнат машинально потянулся рукой за смартфоном, переписал пример в тетрадь и облегчённо вздохнул. Затем Смарти помог в поиске информации для реферата по биологии, в поиске цитат для сочинения по русскому и даже по труду, к чему обычно, Маруськин готовился сам. Он любил придумывать макеты для поделок, особенно для пистолетов. Столярная мастерская МихалМихалыча была любимым местом в школе. Иногда он просто заходил туда на большой перемене. У Маруськина зрела идея обучения в колледже столярного дела, а затем на инженера мебельного производства.

Тем временем, Смарти отлично предугадывал мысли хозяина, открывая нужные вкладки. Игнат и сам не заметил, что вот уже полчаса смотрит канал блогера. Не успел он об этом подумать, как гаджет запустил игру, о которой шёл рассказ. Прошёл час или больше, когда Игнат очнулся и отбросил смартфон на кровать.

– Вот ты прилипало! – он резко поднялся и достал из шкафа упаковочную коробку.

– Игнат! Не сдавай меня! Я же лучше книг! Универсальнее. Я могу подсказать, направить. – Смартфон забегал по кровати туда-сюда, не решаясь спуститься на пол.

– Вот именно! Направить. Туда, куда мне и не нужно. Да, я посмотрел решение, но я же мог дойти до него сам!

– Но у тебя не получалось…! – развёл лапками Смарти.

Маруськин переоделся и подошёл к двери:

– Всё, спасибо за помощь, я гулять.

– Зачем тратить так много сил?! Я могу развлечь тебя!

– А если я хочу их тратить?! Хочу выйти к другим ребятам, пообщаться, покататься на велике, в конце концов.

Смарти печально сложил лапки и обиженно отвернулся.

– Твой велик старый и скрепит, – уныло сказал он. – Но хочешь, мы выберем новый?! – Гаджет просеменил по полу к ногам Игната. И на его экране появилась страница интернет–магазина велосипедов.

– Ты уже тут как тут. А может, я хочу поехать в магазин сам, своим ходом! – выпалил в электронное табло Игнат.

– Открыть навигатор? – навязчиво предложил Смарти.

– Нет! – рявкнул Игнат и, отвернувшись от гаджета, открыл упаковочную коробку.

– Правильно, это нерациональная трата времени. В Интернете выбрать – быстрее и ассортимент шире.

– Ну, так вот я думаю, что тебе там самое место! – схватил Маруськин смартфон.

Но тот каким–то непостижимым образом тот выкрутился и упал на пол. И тут вошёл отец.

– Игнат! Как ты обращаешься с телефоном. Он совсем новый! Безобразие! – отец подобрал смартфон с пола, – давай-ка, я его заберу, чтобы ты почувствовал ценность дорогой вещи.

Игнат молча проводил отца взглядом в тёмный коридор. Но через миг из кармана выглянул чёрный угол гаджета и подмигнул вспышкой!

Игнат в бешенстве сорвался с места, выехал на велике на улицу. Ещё эта железка будет им помыкать!

В лицо дунул порывистый ветер, он волочил клубы пыли по серым дорожкам, небо хмурилось на дождь, монотонно срывались мелкие капли. Игнат немного успокоился. Он медленно двинулся в сторону «киношки». Так назвали заброшенный летний кинотеатр, где собирались разные компании. С пяти до семи вечера время было условно «малолетнее», как раз все районные из средней школы – там.

Игнат завернул за белую кирпичную стену и увидел на скамье компанию в знакомой позе вопросительных знаков. Большая часть что–то старательно выпрашивала у своих смартфонов, периодически перекидываясь парой фраз друг с другом, кивая и хохлясь от ветра.

«На воробьёв похожи, – подумал Игнат. – Хотя, я сам такой же!»

– Прокатимся? – спросил он у Влада.

– Давай! – отозвался тот. Видимо ему уже надоел насест на лавке.

Они рванули на небольшую рампу, отработали пару трюков, заехали в магазин. Друзья катили велики рядом по пустынному тротуару. Мимо жужжали машины, медленно сползал буроватый закат.

– Как дела? Что–то ты хмурый… – подметил Влад.

– Да, с батей немного повздорил…

– Из-за смартфона?

– Из-за смартфона, – улыбнулся Игнат.

– Так и не отдал? – спросил Влад.

– Да я и не просил. Надоел он мне. Мозг выносит.

– Кто, батя? – усмехнулся Влад.

– Смартфон. Я ж решил от него отказаться.

– Ну, ты даёшь, – замотал головой Влад.

Они подкатили велосипеды к переходу. Машины остановились. В этот момент Игнат решил рассказать Владу всё, но гудок нетерпеливого водителя заставил их поторопиться.

Дома Игнат застал отца за чтением новостей в телефоне, мама смотрела сериал на планшете.

– Игнат, я там тебе телефон вернул, – сказал отец, строго глядя поверх очков. – И деньги положил.

– Зачем? – удивился Маруськин.

– Наклей на него стекло в сервисе. Так целее будет.

Игнат шумно выдохнул. Знал бы отец, что происходит! Он зашёл в комнату с опаской. Голубая коробка лежала на столе, плотно закрытая, в самом дальнем углу. Игнат включил свет. Робко стоял, глядя на стол, словно гость в своей комнате. Не видеть бы ничего, уснуть и всё. Но усталости не чувствовал, скорее наоборот. Нужно что–то для засыпания!

Он быстро открыл шкаф и взял книгу – «Дефо. Приключения Робинзона Крузо». Давно хотел её прочитать. Переодевшись, Игнат плюхнулся на кровать, включил тусклый ночник и погрузился в чтение. Приключения молодого Робинзона, побывавшего в нескольких опасных морских путешествиях и турецком плену увлекло.

«Последняя волна с такой силой швырнула меня о скалу, что я потерял сознание, – прочёл Игнат о Робинзоне, который беспомощно тонул. – … Я крепко уцепился за угол выступ утёса и, задержав дыхание».

Вдруг коробка от смартфона пошевелилась. На неё падал лунный свет из окна, было отлично видно, что крышка слегка приоткрылась. Игнат машинально натянул одеяло, и продолжил читать под тусклым ночником. За дверью кто–то из родителей прошаркал к себе в спальню. Игнат тяжело дышал, стараясь не смотреть в сторону коробки, но через миг крышка откинулась в сторону и изнутри медленно приподнялся чёрный прямоугольник. Экран был тёмным. Ни лапок, ни глаз смартфон не показывал. Он поднялся на ребро корпуса перпендикулярно к столу, прижавшись к краю коробки. Прошло несколько секунд.

Игнат отвёл взгляд на книгу, перевернул страницу, настенное бра освещало картинку, где Робинзон делал плот, чтобы добраться до разбитого корабля. Игнат заставил себя читать дальше, не обращая внимания на треск, который слышался со стороны стола. Через миг Маруськин понял, что это трещит коробка. Её края расходились, ещё чуть–чуть и…

«Кряхт!» – боковушки развалились.

Смартфон по–прежнему безмолвствовал. Только ширился в стороны. Игнат заметил это и уткнулся в книгу: «Но тут внезапно я подумал о своих утонувших товарищах, – прочёл он».

Гаджет вспыхнул, включил экран.

Появились разные видео, они сменяли друг друга, быстро–быстро, словно это была поломка. Ролики были обо всем что когда–то смотрел Игнат – об играх, событиях, из приложений, множественный дайджест о том, что было, когда интересно ему. Похоже, смартфон злился, негодовал, пугал его. Игнат замечал боковым зрением видеоряд, но книгу не бросал, он смотрел в картинку и старался читать текст. Он перелистнул страницу, а смартфон вспыхнул красным. Корпус стал размером с книгу. Игнат часто задышал. От неподвижной позы онемели пальцы и кисть. Игнат вздохнул и принялся читать новый абзац.

«И я сказал себе: какое счастье, великое счастье, что я добрался в такую бурю до этого далёкого берега!».

Тишина. Через миг раздался шлепок и всё стихло. Игнат медленно поднялся, держа книгу в руках, подошёл к столу. Смартфон лежал в коробке, привычного размера с тёмным экраном и потухшими индикаторами.

«Зарядка села, – догадался Игнат. – Как всё просто. Собрав боковушки коробки, он накрыл крышкой смартфон».

Игнат дочитал главу, укутался в покрывало и вспомнил, как они с Владом ставили новые трюки, и что завтра он наверняка хорошо ответит на географии и вызывающе громко расскажет о крушении корабля на литературе по внеклассному чтению.

Маруськин выключил лампу и подумал, что, пожалуй, не будет больше заряжать смартфон.

Автор: Наталья Бекенёва.