Глава 6. Городские подворотни

Уил больше не прятался от встречных путников, но все еще не мог спросить дорогу, поэтому он придерживался основного тракта. Тракт, наверняка, должен был вести в большой город. Но путь все не кончался и не кончался, его волосы и борода уже успели вырасти и больше не торчали клоками. И люди стали с большей охотой его подвозить на телегах или приглашать к костру. В этих компаниях он выучил несколько новых слов и попрактиковался в произношении.    В основном его подвозили старики, возвращавшиеся домой с пустыми телегами. В своем мире Уилу довелось увидеть лишь одного человека дожившего до морщин и седин. А здесь таких оказалось на удивление немало. Старики обычно смеялись и говорили ему: "Да куда ж ты едешь без языка то!". Кто-то звал в помощь к себе на хозяйство, а другие просто советовали пока в город не соваться. Так однажды разделив костер с отрядом солдат, ему посоветовали вступить в Королевское ополчение. "Даже если ты не запишешься сам, как только стража найдет тебя, затолкают насильно. Ты же вылитый бродяга!" - по правде, из всего сказанного Уил уловил лишь то, что он "бродяга". Его многие так называли, после того как он спрятал меч под рубахой. А до этого произошло неприятное столкновение с компанией, которая посчитала неправильным, что у какого-то нищего есть оружие.    - У тебя же даже кошеля нет, а меч тебе все равно службы не сослужит. Меч! Кошель с медяками! - мужчина потряс кошелем перед носом Уила.    - Нет, меч мой, - Уил вытащил его из ножен, когда заметил, что двое уже пытаются зайти ему за спину. Один из них подобрал палку с дороги. А говоривший и еще один парень вытащили ножи из-за пазухи.    - Ясно, что твой, а я его покупаю. Нас трое, так что не глупи, вместо денег у тебя может остаться только нож в спине. Нож! Нож! - коренастый селянин характерно взмахнул ножом. Последний в это время отходил в сторону перелеска, пытаясь держать всех противников в поле зрения.    - Меч мой. Я иду, ты идешь. Кошель твой, меч мой, - Уил все еще надеялся решить вопрос без кровопролития, хоть и понимал, что знания языка не хватает для этого.    - Вот дурак. Малой, брось в него палку, - самый здоровый мужчина, на две головы выше остальных и вдвое шире в плечах, на манер копья запустил палку.    Уил легко уклонился и не отвел взгляда с противников.    - Давайте, кидайте в него камнями! В висок цельтесь, - сам говоривший обходил Уила, так чтобы оказаться у него за спиной. Парочка его товарищей перемещались в противоположном направлении.    После попадания пары снарядов, Уил перехватил очередной увесистый камушек и метнул его в коренастого парня. Один из камне-метателей был почти за спиной Уила и решил, что настал подходящий момент, чтобы кинуться с ножом к противнику. Уил отсек ему руку. Больше выжидать было нельзя. В один прыжок подскочил коренастый, секундой позже шагнул вперед Малой. Нож главного Уил отвел от себя и вырубил его ударом в висок. В это же мгновение Малой ударил его по затылку, Уил пошатнулся и не успел уйти от второго удара точно в лицо. Последний повалился на землю, но постарался быстро прийти в себя. Кувырком он отскочил от здоровяка. У него появилось пару секунд форы, пока неповоротливый Малой подходил. Следующий джеп уже не был опасен и Уил воткнул меч, метя в сердце.    Мужчина без руки, весь бой прижимал обрубок к груди и кричал: "Рука! Моя рука!". Уил его же ножом добил калеку и также покончил с коренастым парнем, еще лежащим без сознания. После этого случая он старался не демонстрировать оружие.    Уил уже не видел на горизонте гор, путь к которым миновал уже месяц назад. Природа вокруг не поменялась, только в обилии встречались деревни. На некоторых лугах пасся скот: коровы, овцы и козы в основном. Но стада больше чем на двадцать голов Уил не видел, и пастухи следили не за животными, а за дорогой. Ему казалось все в порядке вещей. В один день, пройдя еще три деревни, они стояли очень часто, Уил увидел вдали от центрального тракта городские стены. Он присмотрелся и различил поднимающийся от города смог, оценил размеры стены. Последний не мог знать, как долго придется еще идти по широкому тракту, а уходящая вправо дорога уже сегодня приведет его в густонаселенное место. Он решил свернуть.    Еще до сумерек Уил вошел в город, который начинался еще задолго до стен. Здесь стояли только бревенчатые или дощатые дома, не выше двух этажей. Все они плотно жались друг к другу, широко расступаясь лишь перед центральными улицами. Далеко не у каждой избушки был двор или палисадник, ближе к центру города все реже и реже встречалась зелень в виде деревца или декоративного кустика. Об огородах речи и вовсе не шло. От самых окраин города из окон домов на центральной улице выставлялись товары, одежда, тряпки, книги, сувениры, посуда и многое другое. Самыми популярными "магазинами" были те, от которых веяло запахом еды. Но по приближении к городским стенам, как и зелень, эти магазинчики пропадали. Не имея дальнейшего плана действий, Уил шел дальше по центральной улице и пялился по сторонам.    Горожане не обращали внимания на внешний вид Уила: пропыленная льняная рубах с подвязками у горла и серые штаны из пеньки. Ему на глаза попадались люди в куда худшем состоянии, они на центральную улицу не выходили. А Последний продолжал двигаться с основной массой людей и сам не заметил, как оказался в плотной толпе. Ему приходилось извиваться ужом, чтобы не нахвататься синяков. Казалось, люди локтями расчищают себе дорогу. Но видимо только Уил чувствовал себя в толчеи не комфортно. Ему быстро надоело уклоняться от прохожих и уступать дорогу коням, в итоге людская масса выдавила его в темный закуток. Отсюда он без суеты осмотрелся: люди перекрывали вид на улицы, было видно только разномастные шляпы. В толпе мелькали, как и до блеска разодетые хлыщи, так и оборванцы в одежде с чужого плеча. Уилу требовалось сориентироваться в городе, поэтому он выбрал самую высокую точку в округе и по переулкам направился туда.    Переулки образовывались щелями меж домами, где-то настолько узкими, что пришлось бы протискиваться боком. В нехоженых закоулках между стен жался мусор, поднимаясь местами с рост человека. В тех же закоулках можно было наткнуться на людей, не отличимых от трупов. Некоторые рылись в мусоре, другие безжизненно лежали на дороге. Один из полутрупов схватил Уила за лодыжку, когда тот переступал через него. Не разобрав бормотания нищего, Последний продолжил идти к цели. Высокий дом намеченный им выгодно выделялся на фоне других. В первую очередь он не жался меж других хибар, занимая место на стыке двух больших улиц. Само бревенчатое здание еще не почернело и приобрело темно золотистый оттенок. На окнах первого этажа стояли витые решетки. Со стороны переулков за низкой оградой росли кусты роз и другие цветы. Вплотную к двухэтажному зданию стояла дощатая пристройка для лошадей. Розы не могли перебить запах исходящий оттуда.    Уил сперва забрался на крышу пристройки. Крыша была покрыта каким-то липучим черным материалом, так что подошвы липли при каждом шаге. Он подошел к крыше второго этажа и перепачканными руками ухватился за водосток, тот слегка гулял. Не обращая внимания на подобные мелочи, Последний подтянулся на ненадежной конструкции. Крепеж треснул. Не дожидаясь падения, Уил сильнее уперся в водосток и рывком забрался на скат крыши. Дождевой желоб окончательно сломался. Крыша второго этажа оказалась очень крутой, поэтому в любой момент Уил мог последовать за желобом. Он, стараясь не прижиматься одеждой, подполз к коньку и ухватился за флюгер в виде голубя.    Заняв устойчивое положение, Уил осмотрел город с высоты двухэтажного дома. Центральная улица, по которой он шел, вскоре перетекала в площадь. Явно важное место для города: в центре красовалась клумба с цветами и маленькой яблонькой, у каждого здания, окружавшего площадь, перед входом был палисадник, на котором цвели цветы или кусты. Сами фасады зданий тоже были замысловато украшены, каждый по-своему. Кроме этой площади рассмотреть с этого здания ничего не получилось. Вокруг весь вид перекрывали крыши других двухэтажных домов, только вдалеке над ними виднелся поднимающийся столб дыма. Из-за городских стен выглядывала и без того заметная одинокая башня замка. Больше всматриваться было не во что и Последний посмотрел вниз, на мельтешивших людей. Некоторые обратили на него внимание и пристально наблюдали. Кто-то показывал на него пальцем, тыча локтем другого прохожего и, посмеявшись, они продолжали идти по своим делам, но кто-то стоял и наблюдал, будто ожидая начала шоу.    Вдали показался паренек-посыльный, который вел двух стражников. Это было видно по их кольчугам, кольчужному капюшону, а поверх защиты красовалась зеленая попона с рисунком чистого щита. Уил догадался, что идут за ним, когда мальчишка показал в его сторону пальцем. Он в один прыжок оказался на краю крыши и, взявшись за не вырванный крепеж, спрыгнул на пристройку. Послышался треск досок, но за ним ничего не последовало. Уил подбежал к краю пристройки и собрался уже спрыгнуть, как увидел вилы, направленные в его сторону.