Тема творчества в русской литературе

Как и обещала, буду давать ответы на задания, о которых вы спрашиваете в комментариях на моем канале (не стесняйтесь!). И данная статья посвящена теме творчества.

Вопрос звучал так: "В произведениях каких писателей затронута тема творчества? Что сближает эти произведения с "Мастером и Маргаритой"?"

Начну с того, что это, действительно, непростой вопрос, но он вряд ли попадется вам в таком виде на экзамене. Почему? Потому что роман Михаила Афанасьевича Булгакова "Мастер и Маргарита" не является обязательным к прочтению: в кодификаторе он стоит рядом с другим романом Булгакова же "Белая гвардия", а в скобках дана приписка "допускается выбор". То есть можно представить ситуацию, что вы приводите в пример "Мастера и Маргариту", отвечая на какое-либо другое задание (по другому произведению), но факт, что вам в варианте будет дан для анализа отрывок из этого замечательного романа, маловероятен. Ведь будут ученики, которые "выбрали" к прочтению "Белую гвардию", и они могут не знать ответов на вопросы по "МиМ". Тогда будет нечестно :-) Поэтому ФИПИ старается избегать подобных ситуаций.

Тем не менее, существуют и другие произведения, включенные в список, в которых так или иначе упоминается тема творчества, поэтому я решила остановиться на этом вопросе и привести, как обычно, три аргумента из других прозаических произведений.

1. Н.В. Гоголь "Мертвые души"

Как мы помним, по жанру "Мертвые души" – поэма, то есть произведение относится к такому роду литературы, как лироэпос: есть сюжет и написано в прозе (элементы эпоса), однако в нем встречается очень много лирических отступлений (элемент лирики) на самые различные темы. Одной из таких тем является тема творчества.

Седьмую главу поэмы открывает лирическое отступление Гоголя о двух типах писателей: одних все обожают (к ним даже летит "навстречу шестнадцатилетняя девушка с закружившеюся головою и геройским увлеченьем", то есть фанатка), а других – не любят и презирают (называют "ничтожными и низкими им лелеянные созданья", то есть созданных им героев). Почему же так происходит? Неужели второй писатель просто плохо пишет? Отнюдь.

Дело в том, что первый тип берется описывать исключительно "прекрасных людей": такой писатель "окурил упоительным куревом людские очи; он чудно польстил им, сокрыв печальное в жизни". А читатели и рады обмануться! Зачем им пороки, болезни, проблемы? Они с удовольствием почитают о "возвеличенных образах". Второй же тип пишет о "страшной, потрясающей тине мелочей, опутавших нашу жизнь, всей глубине холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная" (как вы поняли, Гоголь имеет в виду себя).

Вывод неутешительный: если ты избрал вторую дорожку, то не жди признания, потому что никому не хочется читать о проблемах в обществе, о коррупции, о человеческих пороках, некрасивых поступках и т.п., о чем пишет в своих произведениях Николай Васильевич (мы помним, что, например, в "Ревизоре", по уверению самого автора, есть только один положительный персонаж – и это смех).

Теперь вспомним эпизод из "Мастера и Маргариты" Булгакова. Мастер рассказывает Ивану о том, как приняли его роман в редакции:

Не говоря ничего по существу романа, он спрашивал меня о том, кто я таков и откуда я взялся, давно ли пишу и почему обо мне ничего не было слышно раньше, и даже задал, с моей точки зрения, совсем идиотский вопрос: кто это меня надоумил сочинить роман на такую странную тему?

Выбор "странной" темы – в этом упрекают и писателя второго типа (да и сами современники упрекали Гоголя), и Мастера (а также современники упрекали Булгакова). Критики набросились на героя романа Булгакова, и он не смог этого вынести:

Через день в другой газете за подписью Мстислава Лавровича обнаружилась другая статья, где автор ее предполагал ударить, и крепко ударить, по Пилатчине и тому богомазу, который вздумал протащить (опять это проклятое слово!) ее в печать.
Остолбенев от этого слова «Пилатчина», я развернул третью газету. Здесь было две статьи: одна – Латунского, а другая – подписанная буквами «Н. Э.». Уверяю вас, что произведения Аримана и Лавровича могли считаться шуткою по сравнению с написанным Латунским. Достаточно вам сказать, что называлась статья Латунского «Воинствующий старообрядец».

Булгаков очень любил Гоголя и следовал заложенным им традициям. Тема творчества, которое не нужно (и даже опасно!) из-за своей неуместности, тема нерукопожатного писателя поднимается в произведениях обоих этих авторов.

2. М.Ю. Лермонтов "Герой нашего времени"

Похожие мысли мы можем найти в "Предисловии" к "Герою нашего времени", которое Лермонтов был вынужден написать ко второму изданию романа: после первого издания поднялась большая шумиха, автора и его героя обвиняли почти во всех смертных грехах, поэтому Михаил Юрьевич решил ответить сразу на все вопросы и опубликовать свое мнение непосредственно перед текстом произведения.

Всё это "Предисловие" посвящено теме творчества. Здесь Лермонтов ругает читателей за то, что они "не понимают басни, если в конце ее на находят нравоучения", потому что еще слишком "молоды и простодушны" и вообще "дурно воспитаны".

Эта книга испытала на себе еще недавно несчастную доверчивость некоторых читателей и даже журналов к буквальному значению слов. Иные ужасно обиделись, и не шутя, что им ставят в пример такого безнравственного человека, как Герой Нашего Времени; другие же очень тонко замечали, что сочинитель нарисовал свой портрет и портреты своих знакомых... Старая и жалкая шутка!

Лермонтов утверждает, что автор может описывать дурных людей, и в этом нет ничего ужасного или неправдоподобного:

Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина? Если вы любовались вымыслами гораздо более ужасными и уродливыми, отчего же этот характер, даже как вымысел, не находит у вас пощады? Уж не оттого ли, что в нем больше правды, нежели бы вы того желали?..

Таким образом, мы видим, что реальный писатель М.Ю. Лермонтов подвергается нападкам критики и читателей за то, что не хочет "кормить людей сластями", то есть уподобляться первому типу писателей (см. выше у Гоголя): "Нужны горькие лекарства, едкие истины!" – заявляет Лермонтов. С Мастером же тут сравнение очевидное: критики часто слишком усердствуют и могут разрушить если не жизнь, то карьеру писателя точно. А всё потому, что человек пишет о чем-то не таком. О чем-то, к чему читатели не были готовы.

3. Б.Л. Пастернак "Доктор Живаго"

Весь роман – это биография доктора-поэта Юрия Андреевича Живаго. Пастернак даже "поделился" с героем своими же стихами: в конец произведения добавлена часть под названием "Стихотворения Юрия Живаго", их там 25 штук.

"Свеча горела на столе, свеча горела..."
"Свеча горела на столе, свеча горела..."

Живаго живет в очень непростое время. Суровая жизнь и на глазах творящаяся история страны перебрасывает его, словно мячик, из одного лагеря в другой: всё это он выносит с каким-то смирением и даже жертвенностью. Что же помогает Юрию Андреевичу существовать? Ответ прост – любовь и творчество:

После двух-трех легко вылившихся строф и нескольких, его самого поразивших сравнений, работа завладела им, и он испытал приближение того, что называется вдохновением. Соотношение сил, управляющих творчеством, как бы становится на голову.
Первенство получает не человек и состояние его души, которому он ищет выражения, а язык, которым он хочет его выразить.

Когда Живаго писал, он "избавлялся от упреков самому себе, недовольство собою, чувство собственного ничтожества на время оставляло его". Это вечное чувство самоуничижения, неудовлетворенности собой, которое так часто испытывают творческие люди! Но Юрия Андреевича спасали его стихи, а также присутствие рядом любимой женщины – Лары:

Он оглядывался, он озирался кругом.
Он видел головы спящих Лары и Катеньки на белоснежных подушках. Чистота белья, чистота комнат, чистота их очертаний, сливаясь с чистотою ночи, снега, звезд и месяца в одну равнозначительную, сквозь сердце доктора пропущенную волну, заставляла его ликовать и плакать от чувства торжествующей чистоты существования.

Живаго с Ларой и ее дочерью отрезаны от всего мира в заброшенной усадьбе Варыкино – и это один из самых счастливых моментов в жизни доктора. Это добровольное затворничество можно сравнить с жизнью Мастера и Маргариты в подвальной квартире "в переулке близ Арбата": именно здесь писатель сочиняет свой роман о Понтии Пилате и наслаждается моментами счастья, когда к нему приходит его возлюбленная. Таким образом, счастье мужчины-писателя заключается в творчестве и в любви: если с этими вещами всё в порядке, то он может выстоять перед любой напастью.

О похожей теме, но только в лирических произведениях (тема поэта и поэзии) вы можете прочитать здесь.

А здесь читайте о героях, чей смысл жизни заключен в любви.

-------------------------------------------------------------------------------------------

Друзья, если у вас есть вопросы или пожелания, пожалуйста, пишите их в комментариях! Я с удовольствием разберу предложенную вами тему. Будем вместе готовиться к экзамену!